Бурятский журналист узнал, каково быть бомжем в России

Бурятский журналист Аюр Баев решил на себе испытать, как живётся бездомным и бродягам. Он загримировался в классического бомжа, оделся в лохмотья и пошел просить милостыню на улицах Улан-Удэ. Вывод оказался неутешительным – прохожие почти все проявили чёрствость и презрение, а “коллеги” прогоняли с прибыльных мест.

Журналист говорит, что на такой поступок его подвиг опыт Бенжамина Макадамса, мэра городского округа Солт-Лейк в штате Юта, где проживает более миллиона человек. Глава города, обеспокоенный тем, что на его улицах слишком много попрошаек, сам четыре дня провел в образе бомжа, сменив деловой костюм на старые джинсы и рваный свитер. От дождя он укрывался куском брезента. Ощутив на себе, что выживание на улице сродни подвигу, он добился, что в округе был принят ряд новых социальных программ.

“Перевоплотиться в человека неопределенного возраста, социального положения и занятий помогли гримеры Государственного Русского драматического театра им. Н.А. Бестужева, – рассказывает Аюр Баев на сайте “Информ-Полис”. – Моей личности добавили шрам, россыпь прыщей и легкую щетину. Поработали они и над моими руками, ногтями и зубами, чтобы ничто не выдавало во мне некогда приличного мужчину. В итоге в зеркале я увидел, как мне показалось, самого страшного человека в мире. Этот шрам почти на половину лица был просто пугающим, а морщины и прочие элементы грима спокойно накинули мне десяток лет.

Первое, что я испытал на улице, – это стыд. У меня в голове не укладывалось, как здоровый молодой человек с руками и ногами может ходить в таком отрепье, да еще приставать к прохожим. Пришлось полностью изменить походку, осанку, свой взгляд и манеру речи. Первую остановку я решил сделать у кафе возле Гостиных рядов.

– Слушай, помоги, дай десять рублей, есть хочется, – обращался я к прохожим.

Фото:

Но никакого результата это не принесло – люди шарахались от меня, как от чумного, игнорировали или коротко отказывали. В этот момент я ощутил, каково это – быть никому не нужным и презираемым, и по-новому осмыслил известную пословицу “От тюрьмы и от сумы не зарекайся…”

Через 20 минут журналист решил перебраться на более “хлебную” точку – к торговому центру, но там уже сидел другой, настоящий бомж, который его прогнал со словами: “Уходи, это мое место”.

Другая проходная “точка” на оживленной улице оказалась, к счастью, незанятой.Расстелив картонку, переодетый “бомж” уселся на нее и стал просить милостыню у прохожих.

Фото:

“Самыми жалостливыми оказались женщины от 30-ти лет, – рассказывает журналист.

– Ты кто, откуда, давно здесь? – внезапно обратилась ко мне женщина лет 50-ти.

Я насторожился – уж больно любопытной оказалась прохожая. Еще больше я испугался, когда она сказала, что приедет за мной в понедельник. Но мои сомнения на её счет оказались напрасными, женщина представилась как сотрудник одного из медицинских центров. В её голосе прозвучали нотки сострадания и сочувствия. Мне даже захотелось довериться этой женщине и пойти с ней, но для этого мне бы пришлось выдать себя.

Следующий мой пункт пребывания – наш знаменитый “Арбат”, место всех попрошаек и бродячих артистов. Там, к сожалению, у меня ничего не вышло. В основном по улице ходили молодые люди и девушки, которые, как оказалось, не особо любят делать подачки.

Прохожие отказывались помогать и деньгами, и продуктами. Тогда я решил ради интереса попробовать знакомиться с молодыми девушками. Итог таких знакомств, конечно, предсказуем, тем не менее хотелось понаблюдать за их реакцией. Сначала подошел к одной стройной блондинке у газетного киоска. Её ответ был очень категоричным: “Отвали! Иди работай”. Потом были еще другие девушки, но, как только они слышали мой голос и понимали, кто с ними разговаривает, торопливо уходили. Только одна из девушек, которую я попросил купить воды, отнеслась с сочувствием, однако ее подруга не дала помочь мне”.

Денег, собранных на улице за полчаса оказалось 56 рублей 85 копеек. То есть, по самым грубым подсчетам (час – 100 рублей, в день – 800, пять “рабочих” дней), получается около 16 тысяч рублей в месяц. Не густо, а ведь надо как-то подумать о самом главном – крыше над головой, каких-то лекарствах. Ведь жизнь в “полевых” условиях здоровье не укрепляет.

“Как считается, растущее количество бездомных и попрошаек – очевидный критерий деградации уровня жизни”, – пишет журналист, приводя статистику: в 2016 году в Улан-Удэ было 638 бездомных, в 2017 – уже 757.Не так-то уж и мало для города с населением 432 тысячи человек.

“Специалисты не могут ответить на вопрос, почему тех, кто оказался на дне, с каждым годом становится все больше, – заключает автор. – От них отвернулось общество, близкие и родные. Мы научились не замечать их на улицах. У очень небольшого процента из этой армии бездомных есть шанс возвращения в нормальную жизнь. Но для этого им нужна помощь других людей. Увы, что-то мне подсказывает: разжалобить земляков труднее, чем вырвать кость у бродячей собаки. Очень жаль, что у нас еще нет таких руководителей, как Бенжамин Макадамс, для которого проблемы общества стоят на первом месте”.


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*