Все работы хороши

«Все работы хороши!» — утверждал Владимир Владимирович Маяковский в своем стихотворении «Кем быть?» Все-то, быть может, и все, но, кажется, не всегда и не везде. Сам Маяковский называл хорошими работами профессии столяра и плотника, а также инженера, доктора, рабочего, кондуктора, шофера, летчика и матроса. Это было в 1928 году, а в 1927 году была опубликована книга Антона Большакова «Деревня», где перечислялись профессиональные желания крестьянских детей, причем с мотивацией. И они совершенно не такие, как у Маяковского.

Например, мальчики больше всего хотели стать сапожником, учителем, агрономом, лавочником и портным. Сапожником — потому что всегда с работой, в тепле и много зарабатывает. А учителем — потому, что легкая жизнь, всегда в свежем воздухе, а главное — работа денежная. Хотели стать учительницами и девочки. Причем примерно по тем же причинам: легче жить, жить в городе и много зарабатывать. А другие желания девочек были такими: портниха, крестьянка хорошая, прислуга, башмачница, заготовщица. Желание же стать инженером у мальчиков только на 15 месте, а у девочек — на 18-м. Причем если у Маяковского инженером быть хорошо, потому что, цитирую: «вокруг сто работ на тыщу рук», то деревенский мальчик хотел быть инженером как раз потому, что, цитирую: «мало работать». Шоферами же, летчиками и матросами и вовсе никто не хотел.

Интересно сравнить эти желания с современными. Согласно недавнему опросу ВЦИОМ, нынешняя молодежь считает перспективными профессии, связанные с IT и высокотехнологичным производством. Но работать при этом хочет, внимание: продавцами, рабочими, обслугой, врачами, учителями, строителями, водителями и, вы удивитесь, крестьянами. То есть, работниками сельского хозяйства.

Вы понимаете? При всей изменившейся жизни. При всех хрестоматийных увлечениях бухгалтерским делом и юриспруденцией. В постиндустриальную эпоху, основанную на экономике услуг. В бюрократическом обществе, где чиновник и силовик всегда одеваются более лучше. Вот при всем этом, профессиональные желания современной молодежи до степени смешения схожи с профессиональными желаниями крестьянских детей 90-летней давности. И если совпадают сами желания, то нет никаких оснований полагать, что отличается и мотивация.

И мы с вами можем продолжать мечтать о повышении производительности труда в обществе, которое просто хотело бы легче жить и поменьше работать.


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*