Рекордный урожай-2017: Хлеб все хуже, а крестьяне — беднее

Урожай зерновых в России побил рекорд, который держался с 1978 года — в стране собрали более 130 млн. тонн. На экспорт из них отправится почти 45 миллионов. Только сами аграрии, подарившие стране такой рекорд, вместо прибыли получат одни убытки. Да и качество хлеба на прилавках тоже не улучшится. Почему?!

Зерна много — денег мало

Президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский накануне откровенно рассказал о ситуации на рынке зерна. По его словам, сейчас в бункерном весе собрано более 140 млн. тонн — значит, отечественные аграрии сумели-таки поставить рекорд, о котором говорил Минсельхоз еще перед началом сбора урожая. Предыдущий рекорд был поставлен в 1978 году, когда было собрано 127 миллионов — выходит, держался он почти сорок лет.

Злочевский напомнил, что нынешний урожай был заложен два года назад, когда экономические условия в российском АПК были очень хорошими и повысилась технологичность производства. Именно это и позволило поставить рекорд, причем даже не один — в частности, валовой сбор пшеницы составил 79 млн. тонн. Однако, как ни парадоксально, сопровождалось это обвалом цен на зерно: только за последние пять лет они сократились вдвое, а в нынешнем сезоне еще на 30%.

В то же время стремительно растут издержки аграрных производителей: достаточно напомнить, что в будущем году РЖД обещает поднять свои тарифы на 8%, что естественным образом скажется на стоимости перевозок зерна. По мнению Аркадия Злочевского, в будущем году ни о каких рекордах сбора зерновых не стоит думать: достаточно сказать, что темпы сева озимых уже демонстрируют снижение.

Показатели и внутреннего, и экспортного рынка российского зерна в 2017 году также пока рекордные, говорит Злочевский. Экспортировано более 19 млн. тонн зерна — и если бы не усилия Минсельхоза по поддержке экспорта, то экономическая ситуация в отрасли была бы еще хуже. В некоторых регионах даже зафиксирован незначительный ценовой рост.

Однако в целом зависеть ценовая конъюнктура в России, по мнению Злочевского, будет от того, что происходит в южном полушарии — каков валовой сбор зерновых там и, как следствие, какой объем российского зерна отправится на экспорт.

Вместо твердой пшеницы — фураж

«Картина не очень радостная. Но я бы и не сказал, что она плачевная. Если цены упали на 27−30%, то общий уровень доходов упал лишь на 7−15%, в зависимости от регионов и категорий хозяйств. И это позволяет испытывать некоторые надежды на возрождение интереса инвесторов к сельхозпроизводству», — заявил Злочевский журналистам.

Эксперт уверен, что наша страна до конца сезона отправит на экспорт до 45 млн. тонн зерна — в то время как могла бы вполне повысить свой экспортный потенциал до 55 миллионов (и даже существующие портовые терминалы могут обслужить такие перевалочные мощности). Причем, по убеждению Злочевского, у России есть все предпосылки для производства зерновой продукции премиального качества (с соответствующей ценовой надбавкой): в частности, пшеницы твердых сортов.

Разумеется, если агрария волнует цена зерна, то рядового жителя — можно ли вообще без опаски за здоровье покупать выпеченный из «рекордного» зерна хлеб. Недавно проведенное АНО «Роскачество» исследование продемонстрировало, что каждый пятый батон в магазинах не удовлетворяет требованиям качества. Исследовали хлебобулочные изделия 65 торговых марок, из которых забраковали 12 — занижена массовая доля жира или, напротив, завышено содержание консервантов. В некоторых батонах и вовсе обнаружили вредоносные бактерии.

— Действительно, пока во многих регионах России приоритетом является цена, а не качество хлебобулочных изделий. Поэтому не стоит удивляться, что туда поставляется менее качественное сырье. Тут чудес не бывает… — прокомментировал результаты исследования хлеба «Свободной прессе» управляющий партнер компании «ФОК (Финансовый и организационный консалтинг)» Моисей Фурщик. — Изменить ситуацию может не государственное регулирование, а только рост доходов населения и соответствующее увеличение его требований к качеству продуктов.

А вот что касается растиражированных некоторыми СМИ тезисов о дефиците зерна, то они появляются с завидной регулярностью. Почти каждый год. Но реальность каждый раз опровергает эти панические заявления. Складывается уверенность, что источниками такой паники являются сами участники рынка, заинтересованные в росте внутренних цен и не имеющие крупных экспортных мощностей. Думаю, что и в этот раз история аналогичная, поэтому оснований для ажиотажа нет.

Египет «прицельно» бьет по России

Серьезнейший удар по российскому зерновому экспорту может нанести решение административного суда при Государственном совете Египта. Оно было вынесено по исковому заявлению, которое еще в 2016 году подал известный египетский правозащитник Тарек Эль-Авади, ответчиками по делу было правительство страны во главе с премьер-министром Шерифом Исмаилом (а также три министра: сельского хозяйства, здравоохранения и снабжения и внутренней торговли).

До 2016 года египетское министерство сельского хозяйства разрешало импортировать в страну пшеницу, содержание спорыньи в которой составляло не более 0,05% (это международный признанный стандарт). Однако в августе 2016 года это решение было отменено: карантинная инспекция египетского Минсельхоза ввела политику «нулевой терпимости» по отношению к импортируемому зерну.

Фактически, поставки зерна в Египет были поставлены под удар. И можно оценить финансовые потери, учитывая, что Египет — крупнейший на планете импортер пшеницы: в нынешнем торговом году (с июля 2016 года по июнь 2017 года) в страну было завезено 20,8 млн. тонн зерна, в том числе 12 млн. тонн пшеницы. Причем эта цифра постоянно растет…

Важно, что именно на Египет приходится треть всего зернового экспорта России — в нынешнем торговом году это 5,9 млн. тонн пшеницы. И, естественно, решение о карантинном ограничении импорта ударило по АПК: резко снизилось число тендеров Главного управления поставок сырья Египта (GASC), начался медленный рост цен на пшеницу внутри страны.

Все это ударило и по бизнесу крупнейших агротрейдеров, среди которых даже американские Bunge и Venus (партии их пшеницы были заморожены в египетских портах). Именно под их давлением правительство Египта было вынуждено в ноябре 2016 года передать карантинные полномочия от Минсельхоза к Министерству снабжения и внутренней торговли.

После чего эмбарго на зерно, загрязненное спорыньей, было отменено: отныне разрешалось завозить в стране зерно в соответствии со стандартом 2010 года — то есть был возобновлен российский импорт пшеницы в страну.

После этого правозащитник Тарек Эль-Авади и обратился в административный суд, потребовав вернуть ранее действовавший запрет на импорт российского зерна, загрязненного спорыньей. Экономические последствия этого решения еще предстоит оценить. Но египетское правительство уже заявило, что намерено обжаловать решение административного суда в апелляционной инстанции.

— По качеству зерна в Египте требования и так ниже. А введение судом эмбарго — это ответ на запрет России авиаперелетов в Египет после взрыва нашего самолета в октябре 2015 года. Хотя, на мой взгляд, этот запрет также несправедлив: террористы, взорвавшие наш самолет, никак не связаны с правительством, а совсем наоборот. — Объясняет «Свободной прессе» старший научный сотрудник Института экономической политики Сергей Жаворонков. — Вообще же, экономистам давно известно, что, хотя Россия и является крупнейшим экспортером зерна, она экспортирует преимущественно зерно IV-V классов, которое считается лишь условно пригодным для изготовления хлеба, а в большинстве развитых стран и вовсе непригодным. Потому российское зерно идет на фураж и на хлеб в небогатых странах типа Египта и Турции. И лишь около 20% российского зерна имеет более высокие классы, недостаток мы всегда импортировали. Потому и России вводить ограничения на экспорт зерна ни в коем случае не надо — больше качественного хлеба от этого не станет.


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*