Нефтяники Югры — в трущобах, Москва — в реновации

В Югре с новой силой зазвучала тема переселения людей из временного жилья, так называемых балков или вагон-городков. Поручение главы государства Владимира Путина о расселении балочного фонда в ХМАО затягивается до 2020 года. Правительство Югры обещает предоставить обитателям балков субсидии для приобретения нового жилья, но не сразу и не всем.

Объёмы трущобной беды

«Нет ничего более постоянного, чем временное», — часто вспоминают жители вагон-городков ХМАО известную поговорку. Не секрет, что тысячи югорцев живут во времянках с 70-х годов прошлого века. Напомним, 15 июня на прямой линии с президентом РФ жительница балочного городка из Нягани продемонстрировала главе государства свой домишко — без канализации, с коричневатой водопроводной водой и без отопления. Жители Нягани попросили Владимира Путина вспомнить о них и подстегнуть региональные власти к признанию их жилья аварийным.

«В государственной программе «Жилище» деньги на эти цели предусмотрены. В том числе и на 2017 год. Но необходимо знать объем этой беды», — ответил тогда Владимир Путин няганцам.

Только президент говорил об аварийном жилье, на которое Югра, действительно, получала финансы, а на расселение вагон-городков Ханты-Мансийский округ федеральные деньги не получал — решал проблему через финансирование региональной программы на собственные деньги. И масштабы трущобной беды, как выяснилось, были больше, чем рисовались муниципалитетами для отчетности в окружных коридорах власти. До прямой линии с президентом в Нягани официально насчитывалось 20 вагон-образований. После жалобы главе государства появилось, словно из воздуха, еще 15, то есть почти вдвое больше. Активисты Общероссийского народного фронта в ХМАО сообщали в апреле 2017 года, что по их подсчетам в Пыть-Яхе — 1106 балков, в Сургуте — 405, в Нефтеюганске — около 1,5 тысяч.

Корреспонденту ИА REGNUM в пресс-службе Нягани пояснили, что проблема расселения балков решается, но медленнее, чем хотелось. Во-первых, не хватает денежных средств, во-вторых, есть определенная волокита из-за ограничений окружной программы, в-третьих, по причине законодательных препон.

По информации мэрии Нягани, на сентябрь 2017 года в городе не расселено 957 балков, в которых ютятся 2 879 человек. На 1 июня эти цифры были больше: 965 балков на 2 890 человек. Это в городе с населением 57 тысяч человек. Как видим, «вагончик тронулся», но на минимальной скорости. Для расселения балков в Нягани, по сведениям правительства ХМАО, требуется как минимум 2 млрд рублей, а по всей Югре — все 9 млрд рублей.

Что касается юридических моментов, надо учитывать, что вагон-городки появились в Югре во времена активного освоения северных месторождений. Всё тогда было временным. Считалось, что жизнь в вагончиках продлится до строительства капитальных домов. Югорские города стали обрастать пятиэтажками, а потом и высотками, но жильё по разным причинам в советское время успели получить не все, а далее людей накрыла приватизация предприятий «нефтянки», и тогда уж точно никто никому уже стал не должен.

Балки и прочие времянки долгие годы не признавались в качестве жилых помещений и поэтому не подпадали под действие программ расселения из аварийного и ветхого жилья, пояснил корреспонденту ИА REGNUM заместитель губернатора ХМАО Алексей Шипилов. Расселением вагон-городков занялись в последние годы, когда по поручению губернатора Натальи Комаровой появилась адресная программа по ликвидации балочного фонда, причем само понятие «балок» было сформулировано как «приспособленное для проживания строение», так как в законодательстве нет такого термина, как «балок» или «вагончик».

“С нуля была создана правовая база, проведена инвентаризация такого фонда в каждом муниципалитете. В реестрах, сформированных муниципальными образованиями автономного округа на 1 января 2012 года, в округе насчитывалось 9 998 приспособленных для проживания строений, в них проживало 10 324 семьи. До мая 2017 года количество приспособленных для проживания строений в Югре сократилось на 43,2%, в половине муниципалитетов Югры на сегодняшний день балков нет. Правительство Югры ставит задачу закрыть проблему к 2020 году», — пояснил замгубернатора корреспонденту ИА REGNUM.

В муниципалитетах, в той же Нягани, отмечают, что сам механизм ликвидации балочного фонда работает на софинансировании: 89% средств на расселение балков предоставляет региональный бюджет и 11% средств вкладывает муниципалитет. Норма предоставления общей площади жилого помещения при расселении балков: 33 кв. метра для семьи, состоящей из одного человека; 42 кв. метра общей — для двух человек; 18 кв. метров на каждого члена семьи, состоящей из трех или более человек.

Есть еще один немаловажный момент. Те, кто прописан в балках до 1995 года, квартиры получают бесплатно, прописанные с 1995 по 2012 год оплачивают 30% стоимости. Те, кто не имеет прописки во времянке, должны самостоятельно решать свои жилищные проблемы: таких семей в ХМАО около 10%. Ограничения по прописке возникли из-за ушлых бизнесменов, которые после появления региональной программы стали скопом скупать вагон-развалюхи ради получения дармовых квадратных метров.

Белые пятна на чёрном фоне

Цифры и факты говорят о том, что власти ХМАО туго, но планомерно решают проблему расселения балочного фонда. Тем временем здесь и сейчас в Нягани во времянках живут реальные люди с детьми и крысами вперемешку. Что наглядно показано в сюжете иностранной телекомпании «Настоящее время». Больное место Югры продемонстрировано выпукло, ярко, выбивающим слезу. Из уст обитателей балков звучат истории о вопиющем жестокосердии властей, которые не слышат людей. Раскисшие путь-дороги от одной сарайки до другой — домами балки не назвать.

Другой подачи и не следовало ожидать от телекомпании из Чехии с пропиской в США. России наглядно напомнили, что в богатейшем крае, где добывается более половины отечественной нефти-кормилицы, добытчики стратегического сырья и их дети живут в суровых климатических условиях с протекающими крышами над головой и в вагончиках с гнилыми полами и стенами.

Но при густоте красок чёрной трущобной жизни не ушли от иностранной видеокамеры и дорогие иномарки у балков, дети с недешевыми планшетами, герои репортажа с айфонами в руках, да и сами обитатели балков отнюдь не маргиналы. Это инвалиды, пенсионеры и малоимущие, которые, как одна из героинь сюжета, имея два высших образования, работает кладовщиком в крупной нефтяной компании, но получает, по ее словам, мизерную зарплату. Каждого в балки якобы загнали обстоятельства, и в этом есть некая непроясненность. Сквозной нитью сюжета проходит мысль, что люди, которые тридцать лет строили инфраструктуру для добычи нефти, заслужили хорошие квартирные условия.

Кроме того, создатели нашумевшего в Югре ролика признали, что после прямой линии с президентом РФ няганцы получили гарантийные письма от мэрии на субсдии для переселения из балков. Но и здесь не обошлось без несправедливости: в списки переселяемых не включены дети, родившиеся после 2012 года. «Почему?» — задается вопросом героиня с дважды вузовским образованием. Спросить у представителей мэрии Нягани ни она, ни авторы сюжета не удосужились.

Как пояснили ИА REGNUM в правительстве ХМАО, окружная власть оказывает финансовую поддержку лишь на расселение людей из времянок, включенных в реестр на 1 января 2012 года. Сама ликвидация приспособленных для проживания строений — это полномочия органов местного самоуправления. Местные власти определяют порядок и условия расселения балков.

«При наличии финансовых возможностей муниципальные образования вправе расширить перечень участников муниципальных программ по ликвидации и расселению приспособленных для проживания строений за счет средств местных бюджетов. Например, такая практика применяется в городе Сургуте. На сегодняшний день правительством автономного округа прорабатывается возможность оказания финансовой помощи с учетом вновь рожденных детей городу Нягани», — сообщила начальник управления по обеспечению открытости органов власти департамента общественных и внешних связей ХМАО Галина Липатова.

Реновационные триллионы на фоне трущоб Югры

Насколько в точку сработали корреспонденты иностранного телевидения, можно судить по реакции в социальных сетях. На «Ютубе», где на сегодня у сюжета несколько тысяч просмотров и почти 800 комментариев, мнения зрителей разделились:

«Чего-то ждёте? Стоят взрослые мужики тридцати пяти лет и ноют. Крышу они не могут починить, должны им, понимаешь ли. Тазики с водой носят, а крышу не латают. Это как?».

«Это всё, конечно, плохо, власть должна им помочь. Но меня весь сюжет мучил один вопрос: зачем, живя в таких ужасных условиях, рожать детей как с конвейера? У всех жителей этих вагончиков по 2—3 ребенка, а у некоторых еще и внуки. На кой они заставляют своих детей жить в таких же условиях? Деньги, идущие на детей, могли бы пустить на оплату ипотеки и не ждать помощи от государства».

«Дорогой джип во дворе и в гнилушке живут — понятно, что нищие. А в Европе кто-нибудь дает сертификаты на бесплатное жилье?»

«Чиновники, живущие в роскоши, распоряжаются казной как хотят, с барского плеча прощают долги другим странам в несколько десятков миллиардов $$ !!! А в это время в Москве реновацию замутили на несколько триллионов рублей, почти новенькие пятиэтажки будут сносить, а тут люди в бочках в плесени гниют, напоминает пир во время чумы»

«Обычный новый строительный вагончик стоит 50 000 рублей, утепленный на 10 тысяч дороже. Вопрос в студию: «Почему эти люди не способны купить пару вагончиков, если у них нет денег на квартиру?»

«Во Франции мигранты из Африки и Азии, которые уехали из своих стран ради богатой жизни, устроили дикие погромы и митинги, требуя хороших условий жизни. А жили они в лучших условиях, чем эти нефтяники. К тому же не имели во Франции вида на жительство. Выходит, что неграмотные мигранты умнее, чем нефтяники с высшим образованием?»

С некоторыми замечаниями к фильму трудно не согласиться. Действительно, затевать реновацию в Москве за 3,5 триллионов рублей, когда в кузнице нефтедолларов для России выискивают миллиарды для ликвидации трущоб — абсурд нашей текущей жизни. Бюджет Югры на 2017 год составляет 178 млрд 090 млн рублей. Расходная часть 195 млрд 541 млн рублей. При том, что в округе добывается более половины всей российской нефти.

И когда брюзжат, мол, нужно взять ипотеку и купить-построить квартиру, надо бы спросить у обманутых дольщиков Лангепаса, Сургута или Нижневартовска, что они сделали, чтобы их дети не жили в вагон-городках? На сегодня проблемы с окончанием строительства жилых домов есть также в Нефтеюганске и Октябрьском районе ХМАО. На начало сентября 2017 года общее число обманутых дольщиков в Югре составляет 116 человек по восьми объектам незавершенного строительства. Это официально признанные обманутыми, когда застройщики сбежали, обанкротились, строительство заморожено. А сколько ещё ждут и верят, что затяжное строительство когда-нибудь закончится?

И напомним, обманутые дольщики Лангепаса добились возбуждения уголовного дела против застройщика, но возведение 30-квартирного трёхэтажного дома до сих пор заморожено. Люди выходят на митинги с требованием жилья, а не посадок недобросовестных подрядчиков строительства.

И что касается нелегальных мигрантов, в том же Сургуте их прячут в тёплых и сухих подвалах многоэтажек или в садоводческих товариществах, а не в развалившихся балках, о чём ИА REGNUM также сообщало. И как ни крути и ни сочувствуй жителям югорских времянок, но приходится признать: люди живут в адских условиях ради бесплатных метров.

«Расселение вагонобразований — первоочередная задача»

На вопрос о проделанной работе по расселению вагон-городков после прямой линии с президентом РФ, то в правительстве ХМАО корреспонденту ИА REGNUM ответили, что губернатор округа Наталья Комарова поставила первоочередную задачу по сокращению сроков ликвидации балков. Только в 2017 году муниципальным образованиям распределено 2 млрд 434,2 млн рублей на расселение 1020 семей.

«В реализации мероприятия принимают участие 11 муниципальных образований автономного округа, на территории которых имеются в настоящее время приспособленные строения. Полная ликвидация строений планируется в 2017 году в Октябрьском, Советском и Сургутском районах. Город Нягань получил транш в 350 млн рублей, расселит до конца 2017 года жителей трех вагонобразований. Бюджетную субсидию на приобретение квартир до конца года получат 147 семей», — сообщила Галина Липатова.

Как видим, проблема переселения балков в ХМАО не однозначна и поднимает ряд вопросов, на которые сейчас трудно найти ответы, потому что решать их надо было раньше, в тучные годы дорогой нефти. Ведь люди жили в югорских трущобах по тридцать лет, но региональная программа переселения из вагон-городков появилась лишь в 2012 году, причем федеральным финансированием она не обеспечена.

«Как бы то ни было, жить в таких условиях люди не должны. Это стыдно, больно и несправедливо для людей, которые всю свою жизнь, невзирая на суровый климат Югры и спартанские условия жизни в Западной Сибири, добывали нефть, строили жильё, дороги, больницы, школы, детские сады в ХМАО, — говорит югорский политолог Александр Лобов. — Да, не всем из них улыбнулась удача получить своё жильё от государства, и не у всех была и есть возможность его приобрести сейчас. Поэтому одной из приоритетных задач муниципальной, окружной власти и лично губернатора автономного округа Натальи Комаровой я вижу в выполнении государственных обязательств по обеспечению жильем этой категории граждан. Немаловажно, что на недоработку в этом вопросе неоднократно указывал главе автономии Владимир Путин. Ни разу не слышал от губернатора ХМАО слов о недоработке в направлении ликвидации балков».

И риторически на этом фоне звучит вопрос, почему в регионе, где добывают нефть, нет денег на переселение людей из трущоб, зато в городе Москве, где распределяют средства от продажи нефти, людей насильно выселяют из обжитых квартир, тратя триллионы рублей и называя это реновацией.

 


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*