Охваченный пожаром войны Донбасс напоминает алхимическую реторту, в которой плавятся неизвестные науке вещества. Только что адское варево грозило взорваться “Новороссией” – но вдруг распалось на две серые половинки, ДНР и ЛНР. Однако и на этом процесс не закончился: на наших глазах сквозь оболочки “народных республик” проступают контуры нового политического проекта. Речь о “Казачьей национальной гвардии” Николая Козицына, уже взявшей под контроль большую часть территории ЛНР и периодически конфликтующей с вождями сепаратистского движения.

Новочеркасские казаки вторглись на территорию Украины в начале мая, по сути “отжав” юг Луганской области у местных сепаратистов, занятых подготовкой к проведению референдума о создании ЛНР. Своей столицей Козицын сделал Антрацит. Жителей этого шахтерского города, которым еще недавно лидеры луганских сепаратистов рассказывали о “русской весне”, ждал сюрприз от новой власти в лице казачьего атамана: было объявлено, что все это время они жили на территории “станицы Антрацитовской” и, соответственно, являются потомственными донскими казаками.

Постепенно казаки взяли под контроль стратегически важную линию Свердловск – Ровеньки – Антрацит – Красный Луч – Дебальцево, извлекая немалые дивиденды с полноводного трафика добровольцев, оружия и гуманитарной помощи с территории России на Горловку и Донецк через КПП “Должанский”. Козицыну удавалось долгое время оставаться в тени событий в ЛНР и ДНР. Его чубатые бойцы в кубанках  захватывали город за городом “в тылу” у воюющих луганских и донецких сепаратистов и устанавливали там свои порядки. Ни украинские, ни российские журналисты не уделяли этому процессу достаточно внимания. А зря: на совести казаков Козицына похищения людей, в том числе и сотрудников ОБСЕ, грабежи, вымогательства.

Впрочем, кого сейчас на Донбассе этим удивишь?

“Прославился” Козицын только в июле, когда боевики сбили малайзийский “Боинг” над Торезом. “Нех.. летать, сейчас война идет!” – так отреагировал атаман на новость об уничтоженном гражданском самолете в телефонном разговоре, перехваченном СБУ. Начали всплывать и специфические подробности действий казаков на захваченных территориях: публичные порки, “народные суды” с расстрелами, массовый вывоз угля с неработающих шахт на российскую территорию и грубые разгоны стихийных бунтов.

Это дало повод главарям ЛНР, чье влияние на Луганщине сокращалось с каждым днем, несколько раз “поднимать вопрос” в Москве о Козицыне. В свое время “глава ЛНР” Валерий Болотов даже публично обвинил атамана в сговоре с украинскими властями – мол, казаки собираются “ударить в спину”, чтобы сдать Луганск Киеву.

Кремль несколько раз “перетряхнул” руководство ЛНР и ДНР, отозвал в Россию даже Гиркина-Стрелкова, но полусамостоятельный Козицын продолжил экспансию – под контроль людей в кубанках попал и родной для Болотова Стаханов (городом управляет подконтрольный Козицыну “атаман” Павел Дремов), и находящийся совсем недалеко от Луганска Славяносербск. Руководство ЛНР в лице главы непризнанной республики Плотницкого продолжает делать заявления о том, что “никаких казачьих республик на территории Луганщины не будет”.

Однако перевес не на стороне Луганска, несмотря на неформальное  покровительство из Кремля. К концу ноября ЛНР контролировала только областной центр, Краснодон, Лутугино – и с очень большой натяжкой Алчевск и Перевальск, где командует Алексей Мозговой. Вся остальная неподвластная украинским властям территория Луганщины, за исключением нескольких автономных “островков”, – фактически “Казакия”. Это почти 80% “ЛНР”!

Николай Козицын – бывший надзиратель-конвоир Новочеркасской колонии строгого режима – с конца 1980-х годов считается активным участником возрождения донского казачества. В начале 1990-х он воевал в Приднестровье и в Абхазии, в 1993 году был избран 4-м атаманом возрожденного Войска Донского.

Идеологи постсоветского казачьего движения сразу начали отстаивать свою национальную идентичность: “Казаки – это один из восточнославянских народов, имеющих свой особый физический и духовный облик. Казаки отличаются соборностью, отвагой, развитой взаимовыручкой. Мы нисколько не сомневаемся, что казак – это национальность”, – заявил в 2002 году “наследник” Козицына Владимир Водолацкий на съезде донских казаков Всевеликого Войска Донского.

Собственно, Козицын и был представителем самого радикального крыла казачьего движения, отстаивавшего формирование Донской казачьей республики от Волгограда до Луганска и Донецка. По его инициативе в 1994 году был подписан “Договор о дружбе и сотрудничестве между Всевеликим Войском Донским и Чеченской республикой Ичкерия”. В договоре был и пункт о непропуске через территорию Войска российской военной техники в Чечню во время первой Чеченской войны. В военных условиях такая позиция атамана вызвала раскол в движении. Москва сделала все возможное, чтобы не дать казачеству увлечься “самостийностью” и в 1996 году Козицына сместили с должности атамана. Донское казачество было огосударствлено и забюрократизировано.

Но Козицын не захотел уходить на покой. Он стал неформальным лидером “несистемных” казачьих организаций, впоследствии поддерживал “Движение в поддержку армии” Льва Рохлина (по слухам, убитого спецслужбами за попытку организации антиельцинского военного переворота) и даже КПРФ. После прихода к власти Владимира Путина Козицын практически безвылазно сидел в Новочеркасске – вплоть до начала необъявленной украино-российской войны в Донбассе.

За креслом Козицына в его кабинете в Антраците висят два портрета. Справа – Владимир Путин, а слева – помощник Президента РФ, идеолог “управляемой демократии” Владислав Сурков. Поддержкой Суркова, специалиста по радикальным политическим движениям, можно объяснить и успехи Козицына в создании “Казачьей республики”, фактически паразитирующей на проектах конкурентов Суркова по осваиванию кремлевских бюджетов, “Новороссии” и “ЛНР/ДНР”.

Еще год назад Сурков, заигрывавший с российскими либералами, был отстранен Кремлем от масштабных политических проектов. Не исключено, что теперь он пытается упрочить свое влияние, разыгрывая казачью карту на востоке Украины. Не исключено также и другое: кремлевские интриги могут сыграть на руку идеологам донского казачества, а авантюра Козицына поможет в деле строительства “Казачьей республики” в границах Области Войска Донского. В 1913 году в нее входили части нынешних Волгоградской, Донецкой и Луганской областей. 

Андрей Дихтяренко

Источник: svoboda.org


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*