Киевские власти, похоже, пытаются перевернуть историю одесской резни с ног на голову. Суд продлил арест всем подозреваемым по делу о поджоге. Однако, никого из тех, кто забрасывал Дом профсоюзов бутылками с зажигательной смесью и стрелял по людям, на скамье подсудимых нет. Все обвиняемые — сторонники антимайдана, выжившие во время погромов на Куликовом поле.

Когда в зал суда под усиленным конвоем заводят подсудимых, их встречают стоя аплодисментами.

– Свободу политзаключенным! Свободу политзаключенным!

Полгода следственного изолятора, нескончаемые допросы, следственные эксперименты, порой доходящие до абсурда: от каждого требовали признания в преступлениях, которых он не совершал.

– Следствие 7 месяцев занималось тем, что уничтожало доказательства реальных виновников. Я считаю, что мы здесь находимся незаконно, и я против продления арестов.

Все подсудимые — участники одесского антимайдана, которые 2 мая пытались защитить горожан от атаки радикалов.

“Виновные должны быть найдены и наказаны, но это не те ребята, которые сейчас оказались в клетке”, — говорит адвокат подозреваемых Дмитрий Мазурок.

Где так и не арестованный сотник майдана Микола — позируя на камеры, он расстреливал людей, которые спасались от пожара в оконных проемах и на карнизах — или радикалы, закидывающие Дом профсоюзов с безоружными людьми коктейлями Молотова, а после добивающие выживших?

Почему до сих пор не арестован руководитель УДАРа в Одесской области Андрей Юсов? На кадрах видно, как он выстраивает боевиков в шеренги по шесть человек и командует идти на Куликово поле “наводить гражданский порядок”. Следствие, похоже, не очень интересовалось и снайперами, расположенными по периметру здания.

Многочисленные вещественные доказательства — ампулы из-под химического вещества, пули, фрагменты одежды, пропитанной зажигательной смесью — так и не были собраны и уже утеряны.

Милиция горожан не защищала, а пожарным боевики просто не позволяли даже приблизиться к зданию. У Александра в тот день там погиб брат — известный в Одессе поэт Вадим Негатуров. Он входил в православную дружину города и присматривал за палаткой с иконами на Куликовом поле.

“Он умер не от ожогов — 55 процентов тела — а от ожога внутренних органов от газа. Идет замалчивание. Кроме пострадавших, никому правда неинтересна. Действует суд Линча. Можно избивать людей, можно линчевать любого человека и это — геройство”, — рассказывает брат погибшего Александр Негатуров.

Первое заседание суда то и дело прерывалось возмущенными слушателями. В это время снаружи радикалы в балаклавах требовали расправы над всеми участниками процесса, пытаясь штурмом взять двери суда.

– Москалив на ножив!

После неудачной попытки проникнуть в здание суда радикалы переключились на одесситов, которые пришли поддержать подсудимых.

2 мая в Одессе только по официальным данным погибли 48 человек. Еще свыше 200 были ранены. Рассмотрение дела о массовых беспорядках перенесли на 3 декабря. Задержанным суд продлил время содержание под стражей еще на два месяца.

Станислав Назаров

Источник: vesti.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*