Перепихивание мячей из Москвы в Киев и наоборот при всей их бессистемности и обилии версий разных хитрых планов обеих сторон тем не менее имеет под собой вполне логичную основу.

Обе стороны прекрасно понимают, что впереди – война за Крым. Однако существование ДНР и ЛНР ставит под сомнение целесообразность подобной операции – у Киева просто нет столько войск, чтобы вести войну на два фронта. Однако ДНР и ЛНР мешают проведению атаки на Крым еще одним образом – чисто политически.

Дело в том, что Россия не может в ответ на удар Киева по Крыму перейти границу “на материке”. Точнее, может, но – не рискнет. Запад рассматривает Крым как территорию Украины, и поэтому любую операцию против Крыма формально будет считать такой же АТО на территории Украины – то есть, ее сугубо внутренним делом. По мнению Запада и Киева Россия агрессор и захватила Крым, и Украина с ее точки зрения и с точки зрения Запада будет воевать на своей территории, что делает ответ России “на материке” актом агрессии – и вот тогда Запад включит весь арсенал мер и методов, кроме, пожалуй, прямого военного ответа. При этом помощь Запада самой Украине – и военная, и техническая, и любая иная – в этом случае совершенно не исключается.

Территория ДНР и ЛНР в этом случае – гарантия от удара Киева по Крыму. Именно потому, что формально ДНР и ЛНР – это тоже территория Украины, что, кстати, активно каждый раз озвучивается из Москвы. И именно оттуда в случае атаки Крыма и последует контрудар. Формально наступать будет ополчение, так что к Москве предъявить претензии будет сложно.

Раз так, то позиция Киева в этой ситуации предельно прозрачна: ему плевать на Донбасс, его территорию и жителей. В случае поражения нет смысла цепляться за него, в случае победы над Россией он вернется обратно и так. Задача Киева – вынудить Россию признать ДНР и ЛНР независимыми территориями, а еще лучше – объявить об их интеграции с Россией. Тогда Киев может не опасаться удара оттуда – по указанной выше причине.

Собственно, поэтому и устраивается гуманитарная катастрофа: Москве все тяжелее делать вид, что это ее не касается, а попытки призвать Киев не убивать миллионы людей не находят никакого отклика ни на Украине, ни на Западе. Нужно что-то делать, и любые действия России могут запустить волну пропаганды об аннексии Донбасса. Поэтому Москва убирает всех россиян со всех командных и руководящих постов – чтобы минимизировать возможности для этой пропаганды. Ход корявый, но ничего другого не остается.

Тем не менее, ситуацию это никак не исправляет. Катастрофа Донбасса в условиях сплошной блокады со стороны Украины – вопрос времени. Гуманитарные конвои из России помогут мало – ими людей не спасешь. Спасти территории можно, создав на них полноценное управление, но в планы Москвы совершенно не входит обособление Донбасса от Украины. Поэтому не вводится своя валюта, поэтому не интегрируется с Россией его экономика и управление.

Киев хладнокровно ждет, какой именно ход Москвы можно будет представить как аннексию и провоцирует ополчение на наступление. Созданная вдоль линии фронта линия обороны укреплена настолько, что взять ее без тяжелой артиллерии, танковых клиньев, авиации невозможно без тяжелейших потерь – при этом в людях у ВСУ остается 2-3-кратное преимущество. Бои в аэропорту показали, что размен в людях идет практически 1:1, и поэтому прорыв обороны возможен только при явном участии российских войск.

Задача Москвы в такой ситуации противоположна – не признавать ДНР и ЛНР, заявлять, что они являются территорией Украины, оказывать явно только гуманитарную помощь и безостановочно призывать к переговорам и затягивать процесс. Нападение на Крым без решения проблемы Донбасса невозможно, это понимают все стороны, и поэтому стратегия России – затянуть процесс до бесконечности в надежде, что Украина таки рухнет (согласно одной из версий Хитрого плана).

Люди, понятно, никого в такой ситуации не интересуют. Киеву выгодно, чтобы они умирали во все возрастающих количествах, чтобы вызвать массовый исход беженцев в Россию и обезлюдить территорию – тогда весной можно будет проводить военную операцию и опять же – ждать явного проявления российских Вооруженных Сил. Москве выгодно представлять происходящее как геноцид и обвинять в нем Киев в надежде, что мировое сообщество, наконец, ужаснется и усовестится. Во всяком случае, ни та, ни другая сторона не проявляют никакого интереса в деле реального спасения людей – они в данном случае являются разменной монетой. Подкормить, чтобы не сразу умерли – вот единственное, что может делать Россия через гуманитарные конвои, которые явно недостаточны. Ко всему прочему зачаточные органы управления на местах не в состоянии нормально распределять среди населения поступающую помощь. Помощь активно разворовывается на всех этапах ее прохождения – по разным оценкам, на территории России пропадает от 30 до 40%, на территории Донбасса – еще 40-45%. Как следствие – уже есть случаи голодных смертей в нестоличных районах Донбасса и Луганщины – причем не единичные.

Цинизм происходящего, безусловно, зашкаливает. Однако это – плата за полугодовое топтание и нерешительность. За предательство российских интересов и интересов людей, которых попросту обманули.

Выхода из ситуации в реализуемой Москвой схеме нет. Рано или поздно ей придется предпринимать какие-то действия, причем чем дальше, тем меньше смысла в них просматривается. Время играет сейчас строго против России. Действия с ограниченными целями тоже не имеют смысла – они никак не ломают стратегию Киева. Даже если вдруг начнется наступление ополчения, даже если предположить, что оно сумеет отодвинуть линию фронта от Донецка и Луганска, это никак не решит задачу выживания территорий с опорой на собственные силы. Все равно нужно будет решать вопрос с денежной системой, с социальной системой, с экономикой – и без интеграции с Россией этого не достичь. Тогда будет поставлен вопрос об аннексии территории, ужесточении санкций и чего там еще выдумет изобретательный Запад. Не делать ничего – к весне выжившие будут только среди тех, кто сумеет бежать в Россию. Защищать безлюдную территорию ополчению смысла нет, да и будет ли оно к тому времени – вопрос тоже непростой. Когда воевать не за что и не за кого – исчезает мотивация. А это – главное, чем ополчение отличалось от карателей.

Выход лежит только в сломе всей текущей стратегии. Если наступление – то только с решительными целями и безо всякой оглядки на Запад. До самого Киева. Запад все равно будет нашим врагом при любых раскладах, что бы об этом не докладывали Путину его советники. Если наступление невозможно – тогда эвакуация всего населения, вывод ополчения и подготовка к войне за Крым. Власти все равно придется держать ответ за предательство Донбасса – но у нее есть шанс хотя бы исключить обвинение в пособничестве киевскому геноциду.

Источник: el-murid.livejournal.com


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*