С 1994 по 2004 год чистый отток капитала из России составил примерно 575 миллиардов долларов. Для сравнения, золотовалютные резервы России составляют сейчас 450 миллиардов долларов.

Капитал вывозят по-разному. Покупают активы за рубежом, выплачивают ранее накопленную задолженность, размещают за рубежом накопленные средства, в том числе экспортную выручку. В оттоке капитала очень велика доля сомнительных операций. Офшорные доходы не возвращаются в Россию.

Баллотируясь в президенты, Барак Обама говорил: «На Каймановых островах есть здание, в котором располагаются 12 тысяч американских корпораций. Это или самое просторное здание в мире, или самое большое мошенничество в мире. И мы выясним, что это такое». Международная некоммерческая организация Tax Justice Network провела исследование об объеме мировых офшорных активов в 139 странах. Объем выведенных из России активов оценивается в 798 миллиардов долларов. Это те капиталы, которые сконцентрированы в офшорных зонах. В исследовании лидируют Китай и Россия — страны, в которых наиболее развита коррупция.

Самый большой поток идет из России в Нидерланды и на Кипр. По состоянию на 1 января 2013 года в Нидерланды было переведено 25,9 процента от всего объема иностранных инвестиций, а на Кипр — 25,1 процента. В 2013 году через офшоры или полуофшоры прошли российские товары общей стоимостью около 111 миллиардов долларов — это примерно пятая часть всего российского экспорта. В целом потери российского бюджета оцениваются в триллион рублей в год.

Офшоризация — мировая практика, направленная на оптимизацию налогового обложения и на структурирование сделок. Но она становится проблемой, превращаясь в черную дыру, в которую засасывает капиталы. Объем мирового теневого банкинга в 2012 году оценивался в 67 триллионов долларов — это больше, чем весь мировой экспорт, это огромная сумма. И огромная ее доля — это деривативы, вторичные ценные бумаги. Это и есть та угроза, которая нависает над глобальной экономикой.

Теневые капиталы — достаточно новое явление. Первые свободные экономические и торговые зоны создавались еще в XIV веке, однако проблема деофшоризации в глобальной и российской экономиках возникла только сейчас. Кризис 2008 года был связан с ростом теневой мировой экономики, значительным ростом офшоризации и бегством капитала из разных стран. По мнению многих экспертов, рост объемов теневого банкинга может закончиться новым глобальным кризисом уже в следующем году. Сейчас объем деривативов почти в два раза больше, чем он был накануне 2008 года. При этом кризис начинался в основном с кризиса деривативов в США, связанного в том числе с ипотечными облигациями.

Основная масса теневой экономики приходится на США (23 триллиона долларов) и на Великобританию (9 триллионов долларов). На прочие страны приходится 13 триллионов долларов. Эти цифры показывают, что объем теневой экономики достаточно высок именно в тех странах, в которых, как считается, наиболее хорошо регулируется движение капитала. В России объем теневого бизнеса оценивается в 12-14 триллионов рублей (380-440 миллиардов долларов).

Офшоризация приводит и к стагнации российской экономики и к ее структурному кризису. Выйти из этого кризиса достаточно сложно. Капитал бежит из России из-за неблагоприятных условий для деятельности иностранного бизнеса. Страна занимает одно из первых мест по уровню коррупции. Какие бы меры ни принимались, реальной борьбы с коррупцией практически нет: что неудивительно, учитывая, что сами коррупционеры бороться с коррупцией не могут. В России с начала экономических реформ сохраняется галопирующая инфляция. Отсутствует надежное законодательство, уровень налогообложения слишком высок. Всем прекрасно известно, как сложно малому и среднему бизнесу выживать в России при значительных моральных издержках, рисках, постоянно меняющемся законодательстве и криминальных структурах, которые пытаются крышевать и отжимать бизнес. Естественно, что в таких условиях будут возникать офшоры.

В этом году отток капитала из России высок — он оценивается в 128 миллиардов долларов. На следующие годы дается более оптимистичный прогноз, но реальных фундаментальных факторов, которые могут повлиять на сокращение оттока, не существует. Тема становится актуальнее из-за роста риска снижения доходов федерального бюджета и усиления общественного неприятия «офшорной аристократии», получающей основные доходы в России и вывозящей свои капиталы за рубеж. Санкции доказали, что у нас есть крупные олигархи, у которых есть имущество за рубежом — реакция на них у общества однозначная. Кроме того, на внимание к проблеме влияет активизация международной антиофшорной политики в условиях глобального кризиса в 2008 году и обострения долговых и бюджетных проблем. Также при формировании экономической политики повышается роль моральных факторов, включая стремление к справедливому налогообложению.

До принятия закона о контролируемых иностранных компаниях были приняты другие меры, направленные на деофшоризацию: изменения в Уголовном кодексе в 2011 году и национальный план по деофшоризации экономики в 2014 году.

Для решения проблемы оффшоров прежде всего необходимо кардинальное улучшение условий ведения бизнеса. В майских указах президента была поставлена задача поднять

Россию в рейтинге Doing Business со 120 на 20 место к 2018 году. Но для смены менталитета ведения бизнеса нужно много времени. Нужно учить бизнес делать деньги на высокотехнологичных проектах, на бизнес-чемпионах, на разработке новых технологий, на человеческом капитале, а не на тупом делении бюджетных средств. Требуется пересмотр соглашений по избежанию двойного налогообложения. Эта практика была когда-то эффективной, но из-за изменения мировой обстановки и введения международного законодательства по налогообложению в офшорных юрисдикциях она требует трансформации. Многие законодатели считают, что необходимо провести налоговую и финансовую амнистию. В современной истории мы пытались провести амнистию четыре раза: трижды при Борисе Ельцине и один раз при Владимире Путине в 2004 году. Однако важным фактором налоговой амнистии является доверие между государством и гражданином. Если такого доверия нет, а основная цель — пополнение госбюджета, аминистия обречена на неудачу. При этом в условиях санкций она была бы полезна.

Деофшоризация нужна для улучшения общего инвестиционного климата. Любое законодательное принуждение хуже, чем создание условий для принятия самостоятельных решений. Если бы у нас было легкое законодательство по бизнесу, если бы регулятор понимал задачи бизнеса и вел грамотную денежно-кредитную политику, которая бы стимулировала деньги, а не зажимала предпринимателей, не приводила бы к спекуляциям, никакие оффшоры в таком масштабе были бы не нужны

Владимир Андрианов

Источник: snob.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*