Молдавия накануне парламентских выборов: заметки из Кишинева.

Вечером в гостиничном номере Мюнхена – шпионской столице Германии, как говорили сами сотрудники радиостанции «Свобода» – увидел пространный репортаж с президентских выборов в Румынии и понял: случилось неожиданное – побеждает мэр города Сибиу, правоцентрист Клаус Йоханнис – этнический немец. По данным ЦИК, он набирает 55% голосов. Премьер-министр Румынии, кандидат Социал-демократической партии Виктор Понта уже признал свое поражение.

А ведь когда я перед этим был в Молдавии, все уверенно говорили о победе коренного румына: Понта опережал Йоханниса на 10%. С учетом, как говорили в Румынии, вялой избирательной кампании провинциального немца, казалось, что победа Виктора Понта предрешена. Тем более что на его стороне оказалась Румынская православная церковь. Ее иерархи призывали поддержать православного кандидата, то есть действующего премьера, так как Клаус Йоханнис является лютеранином.

По мнению экспертов, во многом такой исход определила зарубежная диаспора. Из 18 млн граждан Румынии, имеющих право голоса, более 4 млн находится за границами государства. После вступления страны в ЕС безработица в Румынии выросла, социальных проблем прибавилось. Зато намного легче стало искать лучшей доли в других странах Евросоюза, чем миллионы румын не преминули воспользоваться. Именно они особенно недовольны нынешней румынской властью. Выдвинутый правой Национал-либеральной партией Клаус Йоханнис напоминал, что обещания социал-демократов повысить пенсии и минимальную зарплату так и не выполнены, и делал акцент на решении социальных проблем.

Многомиллионная румынская диаспора (в отличие от молдавских политиков и многих избирателей – граждан Румынии) не поддалась на националистическую агитацию и поддержала Йоханниса. Особо рьяным сторонником объединения с Молдавией новый президент-прагматик не является. Неудивительно, что накануне парламентских выборов в Молдавии (они состоятся 30 ноября) молдавский премьер Юрие Лянкэ горячо поддерживал Понта, но пролетел.

Какие же выводы сделает из подобного развития событий у соседей Кишинев? Пока, как пишет молдавская пресса, власти идут «понтовой дорожкой» – ограничивают участие молдавских трудовых мигрантов в предстоящих выборах. Причем ограничивают избирательно.

 Для 250 тыс. избирателей в Италии открывается 25 участков, 400 тыс. молдаван с румынскими паспортами – голосуй где угодно, в то время как для 700 тыс. находящихся в России молдаван участков будет лишь пять.

 Правда, миграционная служба России пошла на нарушение законодательства, чтобы молдаване поехали на родину, проголосовали и вернулись. Подождём… А пока вернёмся в предвыборный Кишинёв.

 

ишинев, впервые упомянутый в хрониках почти шесть веков назад – многоликий и просторный город, который стоит на семи холмах и вытянут вдоль реки Бык — правого притока Днестра.

Советская столичная застройка соседствует с модерновыми зданиями торговых центров и многочисленных банков, в названиях которых так и сквозит европейская роскошь в кредит: «EuroCreditBank» или «ProCredit Bank». Да, обещаний и кредитов, особенно в эту предвыборную пору выдано немало. Когда и как отдавать их будет Молдавия?

Перед моим приездом в Кишинёв произошло два трагических события – экономическое: во время неожиданно ранних заморозков погибло более сотни тысяч тонн (!) яблок, и духовное: начался в националистическом угаре новый виток наступления на русский язык. На речь великого Пушкина, чей скромный дом-музей – одна из самых известных достопримечательностей столицы. Он расположен в чудом сохранившемся флигеле дома богатого купца Наумова, где Пушкин проживал в ссылке с 1820 по 1823 год и писал свои бессарабские строки, среди которых «Чёрная шаль» и бессмертные «Цыгане»:

Но счастья нет и между вами,

Природы бедные сыны!..

И под издранными шатрами

Живут мучительные сны.

Но теперь далеко не каждый в погоне за сладкими снами сумеет насладиться великими строками. В октябре президент Молдовы Николай Тимофти промульгировал новый Кодекс об образовании (от латинского promulgatio – объявление, обнародование, т. е. официальное провозглашение закона, принятого парламентом).

 Документ, принятый парламентом в третьем чтении, предполагает ряд нововведений. Одно из них: русский язык исключается из списка обязательных для изучения предметов и получает статус… иностранного.

 Многие положения документа вызвали неприятие, споры и возмущение в обществе. Замминистра образования республики Игорь Гросу сказал журналистам: «Мы предлагаем, чтобы родители сами выбирали, какой иностранный язык учить их ребенку. Было бы лучше, чтобы русский предлагался на выбор в качестве второго иностранного языка, а обязательным должен стать английский. Это самый распространенный и употребляемый язык в мире», — сказал чиновник. Ректор Славянского университета, председатель молдавского отделения Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ) Татьяна Млечко высказала опасение, что «выбор изучаемого языка будут делать не дети и их родители, а школьная администрация, и зависеть он будет от двух факторов: политических предпочтений, а также наличия или отсутствия в школе преподавателя русского языка». В школах очень много педагогов пенсионного возраста: «Когда они уйдут, с ними уйдет и русский язык. И это самое коварное в том, что называется предметом по выбору». Депутат парламента от оппозиционной партии “Возрождение” Олег Бабенко считает решение о переводе русского языка в разряд иностранных вообще противоречащим действующему законодательству, ведь в Законе о функционировании языков на территории Молдовы, принятом еще в 1995 году, русский обозначен как язык межнационального общения. Вот его и боятся!

Интернет и русские СМИ взорвались несогласием: «Молдаване, этот кодекс нас уничтожит!». Да, именно – молдаван обеднит. Вот как рассуждает разумный родитель: «Результат таких действий будет плачевный – большинство детей, прошедших обучение с такими санкциями, выглядят в среде молдавского народа как калеки. Они неспособны полноценно общаться со сверстниками – вынуждены либо сократить диапазон общения, либо вести разговоры на ущербном, корявом русском языке. Говорить же о полноценном развитии для них бесполезно.

 Все мало-мальски серьёзные книги, будь то в области точных наук, или же гуманитарных, издавалась и продолжают издаваться на русском языке. На молдавском языке (теперь уже перекрещённом на «румынский») не издаётся вообще ничего – несколько учебников или брошюр.

 Случайно изданные книги в единичных экземплярах – не в счёт. Получается, Молдавию обрекают на тотальную безграмотность. Преимущество молдаван перед русскими, так же, как и жителей многих других союзных республик, всегда было очевидным: они, плохо ли, хорошо ли, но владели двумя языками. Ситуация теперь резко изменилась, так как молдаване лишены возможности полноценно учить свой родной язык, и, если их лишить возможности изучать русский язык, их опустят в скором времени по уровню развития до молдавской поговорки об учёбе: Ai plecat la scoala bou dar te-ai intors vaca («Ушёл в школу бараном, вернулся овцой»).

В Молдавии и так 55% жителей, родившихся в постсоветский период, не владеют русским языком. Основными причинами незнания русского молодежь под давлением сверху называет показное нежелание и сложность изучения, а также бесперспективность этого языка. Но румынизаторы, мягко говоря, лукавят. Еще церковнославянский язык на протяжении веков оставался письменным языком у православных молдаван. Даже в межвоенной Румынии 1918-1940 гг., на которую так молятся молдавские националисты, русский язык продолжал жить в Кишиневе и вытравить его не удалось.

Ну и споры о терминах-названиях, румынах-молдаванах, языках-диалектах тоже часто ведутся на русском. Попытаюсь передать российскую точку зрения.

Молдавское княжество возникло в 1359 году, когда ни Румынии, ни понятия “румын” еще в помине не было. На месте нынешней Румынии находилось княжество Валахия, созданное также в XIV столетии. Тогда так и говорили: в Молдавии живут молдаване, в Валахии – валахи. Оба княжества почитали себя родственными, что, впрочем, не мешало правителям Валахии (вместе с турками, захватившими ее в 1415 году), воевать против молдавских братьев по крови и вере. За это молдавский господарь Штефан чел Маре, памятник которому высится в Кишиневе, в 1473 году предал Бухарест огню и мечу. Ещё в 1655 году успех восстания Богдана Хмельницкого и решения Переяславской Рады вдохновили молдавского господаря Георгия Стефана направить в Москву посольство, чтоб добиться от царя Алексея Михайловича жалованной грамоты о принятии Молдавии в русское подданство. Иностранное вмешательство помешало объединению двух православных государств. Это осуществлял в 1711 году правитель Дмитрий Кантемир.

 Население княжества с восторгом приветствовало русскую армию, перешедшую Днестр. В Сороках, Бельцах, наконец, в столице Яссах жители, выкатывая на улицы бочки с вином, угощали солдат. «Вся страна была с москалями», – засвидетельствовал гетман молдавского войска Ион Некулче, сопровождавший Петра I от границы.

 В России Дмитрий Кантемир был возведен в княжеское достоинство, наделен имениями под Москвой и в Харьковской губернии, введен в состав Сената. Но Молдавия снова оказалась под турками.

В 1812 году после очередной русско-турецкой войны молдаване и валахи обратились к Российской империи с просьбой избавить их от господства османов. Но перед столкновением с Наполеоном Россия смогла вырвать из рук Турции лишь часть Молдавии – Бессарабию, междуречье Прута и Днестра. За Прутом осталось усеченное Молдавское княжество со столицей в Яссах. В Бессарабии на 106 лет воцарился мир, а запрутское Молдавское княжество, лишенное части территории и населения, ослабло. Поэтому, когда зашла речь об объединении Молдавии и Валахии, Бухарест стал играть первую скрипку, а Яссы — вторую. В 1859 году это объединение свершилось. Возникла Румыния и определение «румын» применительно к народу нового государства. При этом значительная часть жителей бывшего Молдавского княжества продолжает и сегодня считать себя молдаванами. Что же до Бессарабии, то там весь XIX и начало XX века никто в румыны записываться не спешил. О Приднестровье в этом контексте вообще речи не было.

Теперь о самоназвании «румыны». Достоверно известно одно: на Берлинском конгрессе (июнь 1878 года) Объединённые княжества Молдова (Карпатско-Прутская, без Буковины) и Валахия (плюс Добруджа, подаренная бедным валахам русскими) добились разрешения называться «Romînia». Но она, а это знает весь мир, не называлась так, по меньшей мере, до 24 января 1862 года.

 Становление нового имени «Romînia» было результатом пропагандистской кампании, развернутой валашскими/мунтянскими интеллектуалами в 40-х годах XIX века, а не проявлением национального сознания. Так же, как с этого времени начали создавать украинскую нацию внутри Австро-Венгерской империи.

 Ещё один непрекращаемый спор: идентичны ли молдавский и румынский языки? Среди ученых есть разные мнения на этот счет, но на молдавском говорят уже несколько веков, на румынском – век с небольшим. Вот как видел отношения молдаван и валахов в языковой сфере (и не только) господарь Молдавии Дмитрий Кантемир: «Валахи употребляют некоторые слова, молдаванам не известные, которые, однако, в письме опускают, и во всем следуют по стопам молдаван в отношении языка и правописания и этим самым признают, что молдавский язык чище, чем их, хотя открыто заявить об этом их удерживает недоброжелательство, существующее между молдаванами и валахами».

А вот что в 1921 году писала румынским властям группа молдавских крестьян Оргеевского уезда оккупированной румынами Бессарабии: «Что означает слово “волумул”? Догадываемся, это какая-нибудь брошюра (книжечка). Если угадали, то, пожалуйста, не беспокойтесь опять присылать ее, потому что читать ее некому. Говорим вам снова, если книжица для нас полезная, пишите ее на молдавском или на русском (не шарахайтесь вы от русского языка, как черт от ладана), а не на румынском, потому что о румынском языке представление у нас слабое, не то чтобы еще и понимать его».

Как только Румыния захватила молдавские земли в 1918 и в 1941 годах, она стала искоренять кириллицу под лозунгами о “единой румынской нации” и “общем румынском языке”. В 1944 году территории были освобождены, но с распадом СССР политика возобновилась: кириллицу заменили на латиницу, а существование молдавской нации стали отрицать. Это вопрос цивилизационной ориентации: если ставится задача направить бывшую Советскую Молдавию целиком на Запад, клише о “едином румынском языке” и “исконной” латинице становятся весьма важными. Однако до сих пор огромное большинство молдаван сохраняет свою идентичность.

 Так, по итогам переписи 2004 года 94% молдаван заявили, что считают себя именно молдаванами, а не румынами.

 Так что многие лидеры правящего в Кишиневе “Альянса за европейскую интеграцию” представляют меньшинство, за которым стоит Бухарест (ситуация, во многом похожая на украинскую). Посол Румынии в Молдове Мариус Лазуркэ публично объявил себя унионистом, а кандидат в президенты Румынии Виктор Понта пообещал привести Молдавию в ЕС в 2018 году. Блеф, конечно, но завораживающий. Бывший президент Румынии Траян Бэсеску потребовал предоставить ему молдавское гражданство “по блату”, за то, что множество молдован – 400 тысяч! – получили румынские паспорта. Бэсеску не может претендовать на молдавский паспорт согласно нормам закона, не являясь уроженцем территории МССР и не прожив на территории республики последние 10 лет перед подачей прошения о получении гражданства, но он рвётся выставить свою кандидатуру на будущих выборах президента. Он бы сегодня в смятенной Молдавии получил много голосов, но у него есть неодолимый соперник: больше всех голосов получил бы по опросам… Владимир Путин.

 Что меня потрясло сильнее всего? – барахолка у современного торгового центра и на улице, ведущей к вокзалу. Это уже не пёстрый блошиный рынок с элементами экзотики, а символ нищеты. Только тут, среди тряпок, прижатых к асфальту камнями, обуви, шагнувшей из кадров лагерной кинохроники, обломков инструмента и техники понимаешь воочию, что Молдавия – самая бедная страна Европы. Особенно запомнился один (!) сапог, смотрящий в сторону Запада. Кстати, могли бы что-то посильное у него перенять! Не знаю, как в вожделенной Румынии, но в Венгрии в такую пору на каждом перекрёстке – овощные да фруктовые лотки, развалы у магазинов, а тут надо на грязный рынок тащиться.

Многие «проевропейские» партии строят свою избирательную компанию на махровом антисоветизме, на проклятии наиболее благополучного периода в прошлом Молдавии. В газете «Эксперт новостей», которая яростно агитирует за Либерально-демократическую партии бывшего премьера Влада Филата, не просто рубрику завели, а придумали целый «новый проект: как боролись в Молдове с Советской властью». Некто Руслан Шевченко, представляющийся доктором истории, гвоздит вот такие материалы: «После захвата (не освобождения! – А.Б.) в марте-апреле 1944 г. в ходе Уманско-Ботошанской операции восточных, северных и части центральных районов республики, в соответствии с постановлением Бюро ЦК КП (б)М от 15 июня 1944 года были созданы Советы и их исполкомы. В эти же месяцы (апрель-август 1944 г.) имели место и первые крупные репрессивные акции советских властей. Когда население Тырновского района выразило протест против насильственной мобилизации молодежи в ряды Советской Армии, Бюро ЦК КП (б)М приняло решение направить в этот район бригаду из 3 работников ЦК КП (б)М для оказания помощи Тырновскому райкому партии в целях ликвидации протестов и «пресечения вражеской пропаганды».

Вот такие грозные карательные операции – 3 человека!

«Все эти меры были, по существу,– продолжает доктор, – подготовкой к чистке кадров в рядах партии и комсомола. Это подтверждается и тем обстоятельством, что 31 июля 1944 г. обсуждался и вопрос проведения проверки комсомольцев, которые остались на территории, контролируемой немецко-румынскими армиями. Такая проверка была осуществлена после Ясско-Кишиневской операции, завершившейся советской оккупацией всей территории МССР и восстановлением в республике советского режима». А как в разгар войны – не проверять?

Молодая (судя по фото) журналистка Инесса Веверицэ подхватывает, нагнетая: «Сегодня Молдова находится на своеобразном перекрёстке и всё больше людей понимают: именно их голос будет решающим – пойдём ли мы вперёд и будем жить в европейской стране или же вернёмся в коммунистический кошмар. Лично я обратно не хочу». А она там была? Впервые я приехал в Молдавию, под Сороки, после армии, лет сорок назад. Мы с другом ходили в огромное приднестровское село Атаки за овощами: всё по 10 копеек, сливы и абрикосы – бесплатно, а потом увидели высокую антенну и попросились к одному колхознику посмотреть футбол в огромный каменный дом (тогда на любимом Валдае совхозы только начинали строиться). Меня поразило то, что в пустующей комнате стоял незадействованный телевизор (тогда и состоятельные семьи в России имели по одному приёмнику), и скрученные ковры к стене были прислонены. Хозяин поймал мой удивлённый взгляд и сказал: «Заплатили вот за урожай, а куда деньги-то девать? – машина есть…». И впрямь – кошмар, Инесса.

Но ты даже не знаешь, что ещё кошмарней – журналистская работа в Молдавии: ведь нет ничего унизительней, чем сознательно раболепствовать перед иностранцами, перед чужой страной, перед навязанными друзьями. Когда-то поэт писал: «У советских – собственная гордость». Ты этого, увы, не поймёшь. Потому ни газета «Эксперт», ни ты лично не комментируете заявление кумира Филата о том, что для его партии образец – выборы на Украине.

 

В каком смысле? – вы тоже хотите «на пути в Европу» запрещать партии, отлучать соперников от СМИ, бросать неугодных кандидатов в мусорные баки, запугивать избирателей на фоне обстрелов огромной части страны и отправки гробов – в мирные хаты?

 А какое подобострастное интервью провёл канал РТР «Молдова» с послом США Мозером! Такого лакейского тона, как у ведущего Антона, я давненько не слышал:

– Господин посол, США и вы лично так заботитесь о Молдове: дороги ремонтируете, советами помогаете, даже в Румынии провели дегустацию молдавских вин….

– Да, уже 23 года заботимся, потратили 1 миллиард долларов. Это подарки от американского народа.

С чего бы такая щедрость? Чем обернулись 5 миллиардов и булочки Нуланд для Украины мы увидели, словно в кошмарном сне. Но Антон продолжает лебезить:

– Вы ответственны за каждый доллар, потраченный в Молдове, перед своим народом. Но как сделать, чтобы молдавские чиновники были ответственны за каждый лей перед народом?

– Молдавский народ должен развивать демократию и сделать свой правильный выбор.

– Выбор не простой. У нас кто за НАТО, а кто за нейтральный статус.

– Для нас главное: решение самого народа Молдовы.

– Но ведь скоро выборы. Каково ваше мнение, хоть, понятно, вы как законопослушный человек не будете агитировать.

– Для нас главное, чтобы 1 декабря сами молдаване были довольны выбором.

Ну и конечно, в интервью даже с уходящим послом США надо выслужиться и обязательно задеть Россию:

– Вот ходят разговоры, что Россия хочет разбалансировать ЕС, мы видим, что в Венгрии начались проблемы из-за сотрудничества с Россией, даже санкции хотят к ней применить.

– Каждая страна должна сама решать проблемы. Например, я был против эмбарго в торговле с Россией. Мне кажется, что Молдова могла бы продолжать с ней торговлю.

Ага! – ловко от Венгрии к России скакнули. Как едко пишет Виктор Сувгарг о мечте молдавских «европейцев»: «Судя по всему Филат намерен предложить России следующие действия от ее имени:

1. Россия снова открывает рынок всем молдавским товарам. Россия закрывает глаза на возможность того, что Молдова по соглашению о свободной торговле с ЕС будет беспошлинно завозить европейские товары. После этого фирмы, весь актив которых печать и табуретка, будут клеить на эти товары ярлык “сделано в Молдове” и беспошлинно загонять их в Россию, получая прибыль 200%.

2. Россия бесперебойно поставляет газ в Молдову. Если Украина (“наш друг”, по выражению Филата на той же передаче) начнет воровать транзитный газ, Россия должна закачать дополнительный газ для Молдовы, с учетом украинского воровства.

3. Россия отменяет нормы об обязательном знании трудовыми мигрантами из Молдовы русского языка и основ законодательства России. В идеале, не морочить им головы всякой чепухой вроде регистрации и т.п.

4. Россия согласится на включение США и ЕС как равноправных партнеров в переговорах по Приднестровью (старая идея изменения формата с “5+2” на “7”).

 Взамен Филат готов предложить России от имени всей Молдовы то, на что был щедр все пять предыдущих лет: 1. Жесточайшую антироссийскую позицию как на уровне двусторонних отношений, так и на уровне европейских учреждений типа ПАСЕ, Совета Европы и т.д.

 2. Сокращение прав национальных меньшинств, прежде всего русскоязычных. Выдавливание русского языка отовсюду, с принятием соответствующих решений на государственном уровне.

3. Принятие нового Кодекса об образовании, с такими новшествами, как полная отмена преподавания высшего образования на русском языке и отмена русского языка как обязательного к изучению в среднем образовании.

4. Приостановление вещания российских телеканалов в Молдове, вырезание “неугодных” репортажей и передач. Ежедневная антироссийская пропаганда в СМИ, причем на телеканалах, процветающих за счет ретрансляции российского телепродукта.

5. Молдова будет тесно сотрудничать и даже вступит в НАТО за спиной щедрой России.

Каким идиотом нужно быть, чтобы верить, что список № 1 реально получить в обмен на список № 2?», – спрашивает журналист.

Но от телехолуев нельзя ждать ни реальной оценки, ни иронии, ни острых вопросов, ни суровой правды. Оттенок её просквозил в одном из последних ответов Мозера: «Молдаване порой сами не ценят свою щедрую землю, красоту своего пейзажа. Ведь у Молдовы хорошие перспективы в аграрном секторе».

Ну, в последнем добавлении – ложь: без российского рынка перспектив у молдавских аграриев в ЕС почти нет. Но насчёт «сами не ценят» – это точно. В страны Европы было экспортировано всего–то 600 тонн фруктов, а при неожиданных заморозках к моему приезду, как я уже писал, погибло 100 000 тонн яблок! Эту гигантскую цифру потерь привёл не враг правительства, а недавний премьер-министр Василий Тарлев, теперешний президент Международного конгресса промышленников и предпринимателей. Он выступал в прессе и на ТВ: «Надо мобилизовать народ и собрать то, что оставлено замерзать в садах. А это сотни тонн и миллионы леев. Даже армию к этому труду подключил бы. Потом бы мобилизовал силы консервщиков на переработку пригодной продукции. А ещё – потребовал бы пересмотра внешней политики». Но Тарлев знает, что никто урожаем в предвыборную пору заниматься не будет, что намёк его – пересмотреть политику и умолять Россию помороженные яблоки покупать – тоже не воспримут.

Предвыборная кампания большинства партий строится на лозунге – прочь от России, даёшь Европу! Даже оппозиционный кандидат, известный нам своей непоследовательностью коммунист Николай Воронин обтекаемо заявляет про европейский вектор развития, обещает договор об ассоциации с ЕС не трогать.

Вот съездил в предвыборный Кишинёв, побродил по улицам столицы и небольшого городка Орхея с яркими плакатами на европейский манер (тут деньги не жалеют), с агитационными шатрами и листовками.

 Пообщался с некоторыми коллегами в редакциях обшарпанного Дома печати, с соотечественниками в новом Доме российской науки и культуры, которые вздыхают, что левые силы распылены и, как водится, топят друг друга, но скажу, положа руку на сердце – чем больше вникаешь, тем яснее осознаёшь: ничего нельзя предвидеть…

 Уверен почему-то, что и дипломатия наша ни разумных действий, ни жестких мер, ни «мягкой силы» использовать не может. Талантов не хватает, желания или общих сил России за плечами? – не разглядеть сквозь позднеосенний туман.

Александр Бобров

Источник: stoletie.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*