Исламское государство намеревается сформировать устойчивую денежную систему, для чего должна послужить чеканка золотых, серебряных и медных монет. Однако помимо этого, какие качества настоящего государства есть у ИГ? Какими чертами отличается это децентрализованное государство с населением в 10 млн человек?

Аль-Багдади всегда открыто ставил главной задачей формирование «государства». В этом заключается главное отличие от породившей его движение «Аль-Каиды». Так, Бин Ладен и его преемник аз-Завахири рассматривали свою организацию как движущую силу мирового джихада, а не как государство, по которому очень просто нанести удар. Эти разногласия, кстати говоря, стали причиной разрыва связей Исламского государства Ирака и Леванта с «Аль-Каидой» и представляющим ее в Сирии движением «Джабхат ан-Нусра». 

Есть тому и другие причины, например, эго руководства, но они не играют такой роли. 

В результате аль-Багдади создал свое государство (он называет его халифатом) на западе Ирака и востоке Сирии. Его официальная столица расположена в Сирии: это Ракка, которая была отбита у регулярной армии, а затем очищена от бойцов «Джабхат ан-Нусра» и Свободной сирийской армии. 

Там существует правительство, совет Шура, в который входят около десяти человек. Кроме того, у аль-Багдади есть два заместителя: Фадель Ахмад Абдулла аль-Хишали (он же Абу Муслим аль-Туркмани, ему поручен Ирак) и Казим Ришад аль-Джибури (он же Абу Али аль-Анбари, занимается Сирией). 

Подконтрольная ИГ территория разделена на провинции во главе с губернаторами, которым были доверены самые широкие полномочия. Все это позволяет им решать вопросы с населением децентрализованным путем. 

Наконец, формирование собственной валюты для ИГ — это щелчок по носу всем его противникам и одновременно символ государственности. 

Появляется вопрос, почему ИГ решило разобраться с образованием и здравоохранением и только потом заняться правосудием и полицией?

В стремлении сформировать государство после завоевания территории исламисты немедленно занялись созданием «администрации», задачей которой было регулирование ситуации. Одерживать победы в боях относительно просто, надолго закрепиться на земле гораздо сложнее. Нужно добиться принятия со стороны суннитского большинства, а также шиитов, христиан, езидов и прочих, которые вынуждены бежать под страхом расправ, что, кстати говоря, со многими и случилось.

В стремлении завоевать души и сердца им нужно было обеспечить поставки на рынки, предоставление медицинских услуг и вернуть детей в школы. Далее необходимо было защитить общественный порядок, с чем связано создание судов и полиции. Стоит отметить, что «сбившиеся с пути» активистов ИГ (те, например, кто занимался рэкетом ради собственного обогащения) были осуждены, казнены и выставлены в общественных местах (большинство из распятых оказались на крестах по решению судов). Должен подчеркнуть, что радикальные исламисты обычно приносят с собой скорый, но эффективный суд. Это один из главных аргументов в их арсенале, особенно если предыдущие власти существовали в режиме повальной коррупции. Это вовсе не означает, что они вообще не занимаются незаконной в юридическом плане деятельностью (так, в 2013 году талибы побили все рекорды в производстве опиумного мака, и Кабул, нужно признать, принимает в этом активное участие), однако все это делается в «общих интересах», а не интересах набивающих карманы полевых командиров. 

Разумеется, вся эта система основывается на самом жестком следовании законам шариата. Нельзя не отметить, что идеологи Исламского государства в настоящий момент занимаются подготовкой новой, еще более радикальной интерпретации Корана. Их цель — зайти на этом пути еще дальше ваххабитов, чтобы затем свергнуть семью Саудов.

Говоря о населении, то 10 млн. человек обходятся далеко недешево. Необходимо заниматься продовольственными и санитарными потребностями, платить «чиновникам», «военным» и т.д. Хотя у нас много говорят об огромных денежных поступлениях, сейчас они становятся меньше. А все, что можно было разграбить, уже разграблено. Контрабанда нефти (указанная IHS сумма в 800 миллионов долларов, как мне кажется, является частью бушующей в настоящий момент информационной войны), газа и другого сырья сокращается в связи с ударами союзников, а также нехваткой технических специалистов и запчастей на добывающих установках. Как и везде, налоги (а в данном случае рэкет) особенно много не приносят. Наконец, богатые спонсоры начинают проявлять интерес к менее рискованным направлениям, потому что суннитские власти осознали опасность, которую представляет ИГ для их существования. Если все так продолжится дальше, расходы в скором времени намного превысят поступления. А Исламское государство не в состоянии взять кредиты на международном рынке. 

Артур Завгородний

Источник: vesti.lv


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*