«Центробанк и Правительство дружно перекладывают финансовую часть геополитических рисков на плечи населения… Эту линию предполагается продолжать и впредь?» – спросил корреспондент «В окияне-море» первого заместителя председателя Центробанка РФ Алексея Симановского.

Сегодня в Совете Федерации, на Большой Дмитровке, 26, в Москве, прошло заседание Межрегионального банковского совета, которое вела Председатель СФ Валентина Матвиенко. Она же является и председателем Межрегионального банковского совета.

Тема заседания сформулирована длинно: «Пути повышения эффективности банковской системы России. Роль и место мегарегулятора. Направления совершенствования законодательства.» 

Конечно, обо всём этом разговор сегодня был. Валентина Матвиенко особенно добивалась от первого зампреда Центробанка и замминистра финансов ответов на вопросы: чего не хватает в законодательстве для повышения эффективности деятельности финансовых ведомств сейчас, в сложный для страны период? Но ответы получила прохладные: мол, и так всё, что принимается Госдумой и Советом Федерации инициируется, в основном, Центробанком и Правительством, так что не извольте беспокоиться, работаем и будет дальше работать – вместе с Вами.

На заседании неоднократно звучали слова признательности в адрес Центробанка: в трудное для страны время он делает всё возможное, чтобы преодолеть непростые ситуативные проблемы, которые созданы, в том числе, и внешними факторами.   

Но как раз в этом у нас и до заседания Межрегионального банковского совета были большие сомнения, а теперь они только укрепились.

Например, первый докладчик – президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян сравнил поведение американской Федеральной резервной системы и Российского Центробанка в схожих – кризисных – условиях.

Американцы накачивают денежную массу в свою экономику, а российские финансовые власти – наоборот, делают всё возможное, чтобы сократить поступление денег в экономику страны.

Результаты: с конца кризисного 2008 года по 2014 год денежная масса в США выросла в 4,5 раза. И к 2014 году экономика США вышла на стабильные докризисные макроэкономические показатели: безработица – 6 процентов, инфляция – на уровне 2 процентов.

Пока Россия проводила похожую политику (в 2003 – 2008 годах) рост ВВП составлял 6,5 процентов ежегодно, при этом денежная масса выросла в 4,5 раза, а ставка рефинансирования снизилась с 20 до 10 процентов и менее.

Зато в следующее пятилетие, с 2009 по 2014 год, денежная масса выросла только на 50 процентов, а среднегодовой прирост ВВП составил, всего лишь, 2 процента.  

В том же разрезе участники заседания Межрегионального банковского совета обсуждали недавнее повышение так называемой ключевой ставки Центробанка до 9,5 процента. Ключевая ставка – это условия, на которых Центробанк предоставляет коммерческим банкам деньги. 
Соответственно, от ключевой ставки зависят проценты по кредитам, которые коммерческие банки выдают в экономику – как юридическим, так и физическим лицам. Чем выше проценты, тем меньше шансов их «отбить» и вернуть банку кредит. И тем меньше желающих взять дорогой кредит. Поэтому темпы роста экономики снижаются.

Отдельный разговор – о том, как Центробанк выполняет свою главную обязанность по отношению к населению страны, то есть поддержание стабильного курса национальной валюты. Рубль с начала года резко подешевел – на 47 процентов по отношению к доллару и на 31 процент – к евро. 

Во-первых, накопления граждан России обесценились, во-вторых, что ничуть не лучше, цены на продукты и другие товары выросли и продолжают расти. Формально прямой связи между падением рубля и ростом цен нет, но, фактически, она есть.

В то же время, в стране имеется узкая финансово-экономическая прослойка, которой удешевление рубля выгодно. 

Как известно, одним из главных факторов, оказывающих давление на рубль, является глубокое падение цен на нефть на мировом рынке. Однако за счёт гораздо более резкой девальвации рубля, в сравнении с падением цен на нефть, российские экспортёры зарабатывают на продаже одного барреля нефти в рублёвом выражении на 9 процентов больше, чем до обвала цен на нефть!

Приводим полностью разговор, который состоялся между корреспондентом «В окияне-море», работавшим на заседании Межрегионального банковского совета, и первым заместителем председателя Центробанка РФ Алексеем Симановским. 

– Алексей Юрьевич, о сегодняшнего Межрегионального банковского совета осталось впечатление, что Центробанк и Правительство дружно перекладывают финансовые аспекты геополитических рисков на плечи населения. Выгодополучателей этого процесса уважаемый коллега Тосунян назвал – это экспортёры. А проигравших назвала Валентина Матвиенко. Она сказала, что население уже готово бежать памперсы покупать для личных нужд. Скажите, предполагается пролонгировать эту политику или менять в ней что-то? 

– Ну, я не так воспринял и ход, и результаты обсуждения на совете. Есть определённые предложения, связанные, так сказать, с уточнением подходов, есть, соответственно, контраргументы, в пользу сохранения тех или иных подходов. Хотел бы обратить ваше внимание на то, что не было позиций ни у Алексея Владимировича, который представлял здесь Минфин (Алексей Моисеев, заместитель министра финансов РФ – прим. «В окияне-море»), ни у меня – насколько я сам это чувствую – будто всё, что делается, это абсолютно правильно. Мы постоянно находимся в поиске более оптимальных подходов. Люди, которые ответственно подходят к своему делу, никогда на 100 процентов не довольны тем, что и как они делают. Так что идёт нормальный диалог, поиск оптимальных путей.

–Плавающий курс рубля будет введён?

–Плавающий курс у нас на сегодняшний день уже, практически, есть. И я-то исхожу из того, что это плюс, а не минус, поскольку это даёт более реальную возможность регулятору, Центральному банку, заниматься темой инфляции и, как раз, снижение темпов инфляции даёт основания для того, чтобы и курс рубля был более устойчивым. Я имею в виду, что сем ниже инфляция, тем больше возможностей для экономического роста, а там где экономический рост, там более стабильная валюта.

– Но реальные доходы населения упали раза в полтора…

– Реальные доходы населения вы почему-то оцениваете по доллару…

– Нет, по ценам, исключительно. Которые связаны с курсом доллара.  

– Я об этом ровно и говорил. Что такое инфляция – это динамика роста цен. То, что Центральный банк борется с инфляцией – это как раз в целях того, чтобы создать условия для более устойчивого рубля – прежде всего, внутри страны, для внутреннего оборота.

– Новое равновесие рубля, о котором говорится и на уровне Центробанка, и на уровне Правительства – оно кем будет искаться – самим рублём?

– Оно будет искаться рынком.

– То есть – никаких границ?

– Формальных нету границ, но ещё раз: все действия Центрального банка… и не только банка, Правительство также действует в рамках своей компетенции, эти рамки более широкие, естественно, чем у Центрального банка… – они направлены на то, чтобы обеспечить более низкую инфляцию, более благоприятный инвестиционный климат, обеспечить, соответственно, экономический рост и, тем сам, обеспечить более высокое благосостояние. 

– Центробанк всё время говорит о том, что спекулянты роняют курс рубля. Но ничего не делает для того, чтобы ограничить их активность. Почему?

– Нет, как раз ограничивает их!..

– Каким образом?

– Теми мерами, которые находятся в распоряжении Центрального банка, начиная от процентных ставок и кончая поиском этих спекулянтов и работой с этими спекулянтами.

Вот, такой разговор.

На наш взгляд, неудержимая девальвация рубля на протяжении нескольких месяцев, падение темпов экономического роста в России почти до нуля (эту цифру также привёл Гарегин Тосунян) не очень согласуются с бодрыми словами первого зампреда Центробанка.

Владимир Именинников

Источник: publicsea.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*