В общении с журналистами главный переговорщик Ирана по ядерной проблеме министр иностранных дел страны Мохаммад Джавад Зариф заявил, что в случае заключения соглашения все введенные ранее санкции должны быть отменены. Говоря об этом, он имел в виду санкции со стороны Совета Безопасности ООН, Европейского Союза, правительства и Конгресса США. Нет никаких сомнений, что, согласно Женевскому соглашению, в определенный момент времени санкции все-таки будут сняты.

Между тем, отдельный интерес представляет судьба санкций, введенных Советом Безопасности. Команда иранских переговорщиков хорошо осведомлена о структуре Совбеза и механизме его работы, поэтому непонятно, почему ведутся разговоры о снятии санкций, введенных этим органом. И вообще, можно ли решить ядерную проблему Ирана, занимая такую позицию?

В первую очередь следует заметить, что нельзя найти решение этой проблемы, если не проявить политическую волю. Понимая это, стороны намерены добиться консенсуса в начальном соглашении. Однако вероятность его заключения все еще крайне мала, поскольку имеющиеся данные не позволяют верно представить некоторые показатели и выработать условия соглашения. В настоящее время мы являемся свидетелями значительных перемен в политической жизни Соединенных Штатов. В результате выборов в Конгресс большинство мест получили республиканцы, но и у них есть некоторые претензии к Ирану. С другой стороны, требования сторон друг к другу весьма полярны, а каких-либо приемлемых условий сближения позиций не наблюдается. К тому же в юридическом ключе решить эту проблему невозможно. Снятие вопроса о санкциях зависит от воли правительств в конкретных геополитических условиях, понимания того, что именно представляет из себя умеренная позиция, взаимных уступок, ставки на долгосрочные интересы, а также от определения тактики на основе выбранной стратегии.

Другой момент касается того, что группа переговорщиков, имея представление о механизме работы Совета Безопасности ООН, знает, что, выдвигая вопрос об отмене санкций, она не добьется никаких результатов. Возможно, требование упразднить санкции — политический маневр, с помощью которого Иран намерен смягчить некоторые требования Америки. Понятно, что для заявления такой темы в Совете Безопасности следует учитывать авторитет не только его постоянных членов, но и временных, поэтому вопрос о снятии санкций этим органом относится к числу максимальных требований Ирана. Стороны понимают, что им никогда не добиться своих максимальных требований, так что они вынуждены занять более сдержанную позицию и перейти к определению того, что они считают умеренной позицией.

И, наконец, последнее. В итоговой версии первоначального соглашения значится: «В отношении каждого шага действует главный принцип «не договариваться ни о чем, пока не достигнуто соглашение по всем вопросам». В этом случае даже если Обама подпишет соглашение, которое не угодно Конгрессу, встает вопрос: воспользуется ли этот орган своим правом уклониться от выполнения требований этого документа? Отметим, что Конгресс может наложить вето на решение президента. С другой стороны, президент, согласно механизмам, прописанным в Конституции, также может ветировать решения Конгресса. Однако, принимая во внимание сложившуюся политическую и международную ситуацию и конкретные интересы Соединенных Штатов, кажется весьма сомнительным, что Конгресс воспользуется своим законным правом для сохранения санкций.

Юсеф Моулави

Источник: inosmi.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*