Российские власти и социологи не представляют реального настроения населения, между тем народ застыл “в промежуточном состоянии”. Эйфория от присоединения Крыма и Севастополя постепенно проходит, однако и прямого недовольства властью сегодня не наблюдается. В этот момент правительству и Кремлю было бы полезно понять глубинные запросы населения и попытаться на них ответить. Однако проблема в том, что такой информации сегодня, похоже, ни у кого нет.

Такие выводы делают участники очередного заседания московского Политклуба “Росбалта”, которым была предложена для обсуждения тема того, как экономический спад скажется на социальном самочувствии граждан России.

Количественная социология в России на настоящий момент “себя изживает” и результаты исследований “нельзя трактовать буквально”, полагает глава Политической экспертной группы Константин Калачев. По его словам, вместо попыток анализа социологических данных налицо стремление как самих специалистов, так и власти, прямо трактовать опросы населения, которые рисуют достаточно радужную для правительства картину российской реальности. При этом социологи, которые могли бы интерпретировать результаты своих исследований, избегают делать это, поскольку не хотят оказаться в роли гонцов, приносящих дурные вести. Власть просто не готова такие новости воспринимать.

Существует множество, на первый взгляд, технических проблем, которые превращаются в серьезную проблему в условиях, когда вера российской власти в рейтинги и соцопросы практически превратилась в новую религию. Во-первых, отмечает, Константин Калачев, существует механический подход к социологическим данным, когда их не интерпретируют, а воспринимают прямо. Во-вторых, постоянно возникает проблема неверной интерпретации даже существующих “прямолинейных” опросов. В-третьих, не учитываются региональные, сезонные, временные и прочие факторы. В-четвертых, что еще существенней, нет уверенности в том, что респонденты понимают “язык социологов”.

Наконец, никто сегодня не в состоянии сказать, как влияют на опросы так называемые “социально одобряемые” версии ответов, однако анализ исследований за последний год показывает, что зачастую это влияние оказывается решающим. То есть, из опроса можно узнать, какие ответы люди считают сегодня “политическими правильными”, но отнюдь не их собственное мнение. Как следствие, российское общество превращается в непонятную ни для кого глыбу, в глубине которой идет некая своя жизнь, никак пока не проявляющаяся в публичном пространстве.

Например, главная проблема сегодня — это рост цен. Об этом говорят последние опросы Фонда “Общественное мнение” (ФОМ) и Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Однако, как отмечает политолог Михаил Захаров, все прошлые годы в головах россиян наблюдалось завидное постоянство. Около 40% считало, что цены серьезно растут, еще столько же говорило о том, что они растут незначительно и лишь небольшое количество респондентов утверждало, что товары и услуги не дорожают. То есть, “население считает, что цены растут всегда”.

Так что в нынешней ситуации очень трудно понять, какое количество тех, кто отвечает ФОМу и ВЦИОМу утвердительно на вопрос о росте стоимости товаров и услуг, заметило именно актуальное подорожание, связанное с российскими продовольственными контрсанкциями. Не исключено, полагает эксперт, что именно этих изменений ситуации население пока просто не заметило, а социология фиксирует традиционный для россиян “ценовой пессимизм”.

Похожего мнения придерживается и директор Центра восточно-европейских исследований Андрей Окара. По его словам, “общество не осознало происходящее”. Оно по-прежнему находится, скорее, в парадигме “осажденной крепости”, которую активно поддерживает власть. Чаще всего в голове у населения существует несколько наслоений разных логических цепочек, ни одна из которых не объясняет происходящее в России в целом.

В свою очередь экономический обозреватель Борис Грозовский полагает, что “народ застыл в промежуточном состоянии” и во что выльются его размышления — неизвестно. Однако показательно, что около “60% населения ожидают ухудшение своего уровня жизни”. То есть, ожидания у россиян негативные. Что, впрочем, вовсе не означает, что они ринутся всей толпой к местным администрациям с пустыми кастрюлями наперевес. В отличие от настроений на Украине еще за полгода до Майдана, где уровень уважения и симпатии к администрации Виктора Януковича был уже тогда нулевой, отношение россиян к действующей власти, особенно верховной, весьма лояльное. Так что, по мнению Бориса Грозовского, если правящий “режим не будет совершать грубые ошибки, то ресурсов хватит еще на годы”.

С ним, в целом, согласны и другие эксперты Политклуба. Андрей Окара считает, что у нынешней власти очень хорошо наработаны методики “канализации” протестных настроений и она вполне сможет вновь применить их, если недовольство от роста цен и спада уровня жизни не будет расти стремительно. Правда, Константин Калачев полагает, что у подобных практик неизбежно есть временные ограничители. Никто не рискнет сейчас предсказать, “как долго можно методом пиара решать проблемы социально-экономического развития”.

Так что, при всей предсказуемости ситуации, возможны и неожиданности. Но если они все же случатся, то спрогнозировать их современная российская власть вряд ли окажется в состоянии, если будет опираться лишь на привычные методы, в том числе, безоглядную веру в соцопросы.

Иван Преображенский

Источник: rosbalt.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*