В Молдове градус электоральной кампании, финиш которой уже не за горами – 30 ноября, достиг своего пика. Особенность нынешней предвыборной ситуации – широкое противостояние между сторонниками европейского  и евразийского векторов интеграции страны.    

Подписав 27 июня с.г. и экстренно ратифицировав впоследствии соглашение об ассоциации с ЕС, власти страны вместе с Киевом стали  проводниками политики Евросоюза, активно пытающегося закрепиться в зоне  традиционного влияния России и стран СНГ. В силу, мягко говоря, недостаточно продуманной восточной политики своих зарубежных покровителей Кишинев оказался перед перспективой осложнения путей приднестровского урегулирования и обострения рисков дезинтеграции страны ввиду негативной позиции Гагаузии в вопросах евроинтеграции  Моловы.       

Очевидно, что, пытаясь переориентировать на себя большой массив хозяйственных связей России с Украиной и Молдовой без учета интересов основных игроков на пространстве СНГ, прежде всего России, Брюссель создал в регионе мощную волну экономической турбулентности. Под угрозой оказались интересы российских инвесторов в Молдове, в сложном положении находится «Газпром», поскольку присоединение Кишинева к третьему энергопакету ЕС чревато рисками для его газопроводных сетей в стране. И выпрошенная властями Молдовы у Брюсселя отсрочка с реализацией условий энергопакета до 2020 года, по сути, мало что меняет. Возникли очевидные риски для экономического взаимодействия России с Украиной и Молдовой. Осложнились возможности для кооперации российских и украинских предприятий, возникли проблемы для взаимного продвижения экспорта Украины и Молдовы, с одной стороны, и России, с другой.

На этом фоне доносящиеся из столицы Молдовы нотки обиды – дескать, против Кишинева Москва ввела защитные санкции, а против Киева нет – выглядят как минимум странными. Украина, при всех перипетиях ее внутриполитической ситуации, оказалась более прагматичной и менее торопливой в вопросах имплементации соглашения об ассоциации с ЕС, отложив ее до конца 2015 года.

Исход развернувшейся в Молдове предвыборной борьбы, остроту которой придает заявленное намерение соцпартии денонсировать соглашение с ЕС в случае прихода к власти, будет, по всей видимости, во многом предопределять не только политическое будущее самой Молдовы, но и характер геополитической обстановки во всей Юго-Восточной Европе.  

Естественно, что в такой ситуации рельефно проявили себя самые различные общественные силы Молдовы, выступающие зачастую с полярных политических позиций. В водоворот политических страстей оказался втянутым даже Конституционный суд Молдовы. Призванный, казалось бы, по определению воздерживаться от проявлений идеологических симпатий, судебный орган конституционного контроля обнародовал недавно свое решение о том, что лишь проевропейский путь развития соответствует интересам страны.  Последовавшие вслед за взрывом общественного недовольства попытки правоведов оправдаться носили не очень вразумительный и внятный характер.

Что касается политических партий, то их позиции отчетливо обозначены, хотя ситуация в лагере как правых, так и левых формирований выглядит запутанной. Этому способствуют многочисленные и зачастую противоречивые пиар-ходы и маневры партийных лидеров, не исключая и откровенно сомнительные комбинации. Так, стоило набрать темп в предвыборной гонке создавшему свою партию бизнесмену Ренато Усатому, выступающему за евразийский путь интеграции Молдовы, как против него сразу же откуда-то взялись обвинения в причастности к неким уголовным делам. 

Большинство наблюдателей сходятся во мнении о том, что на правом фланге распределение голосов уже произошло. Голоса самых правых избирателей, судя по всему, получит Либеральная партия (ЛП), правых центристов – Либерально-демократической партии (ЛДПМ), частично – Демократическая партия. Демократы спешат закрепиться в центре, чтобы получить голоса и справа, и слева.

По прогнозам, из правых партий, которые не преодолеют установленный для прохождения в парламент порог в 6%, больше других голосов -1-2% – наберет Либерально-реформаторская партия (ЛРП). С учетом этого, несколько членов ЛРП призвали коллег отказаться от участия в выборах в пользу других европейских партий. Но этот призыв не был услышан. Руководитель  ЛРП И.Хадыркэ заявил, что восемь человек не могут решать судьбу  всей партии.

Еще одна правая партия, которая может рассчитывать на относительный успех на выборах (до 1%) – Национал-либеральная партия, открыто выступающая за объединение РМ с Румынией. Она рассчитывает на прорумынский электорат, который раньше голосовал за Христианско-демократическую народную партию (лидер Ю.Рошка, заявивший, что он уже не сторонник объединения РМ с Румынией). И все же, судя по всему,   абсолютное большинство электората правого толка будут голосовать за ЛП во главе с Михаем Гимпу. Тем не менее, НЛП во главе с Виталией Павличенко заявляет, что не откажется от выборов. 

Комментируя призыв председателя ДПМ М.Лупу к непарламентским партиям о выходе из предвыборной гонки,  В.Павличенко заявила, что «ДПМ, как и ЛП, должна заботиться о себе, а не о других, ведь еще неизвестно,  преодолеет  ли она порог в 6%».

Таким образом, от участия в выборах, судя по всему, не откажется ни одна из правых партий. На что может рассчитывать каждая из них, примерно понятно. Вся интрига в том, каково будет распределение поданных за них голосов в процентном выражении.

Отношения между формированиями левого партийного фланга, несмотря на схожесть их доктрин, столь же непросты, как и между партиями правового направления.

Лидирующие позиции по-прежнему, даже с учетом кадровых потерь идеологического свойства последнего времени, занимает Партия коммунистов (ПКРМ), которая имеет устойчивый электорат и рассчитывает получить от 25 до 40% голосов. Однако коммунисты – единственные среди левых партий, кто не говорит о необходимости денонсации соглашения с ЕС. Ее лидер В.Воронин выступает за активизацию отношений с Россией и вступление Молдовы в Таможенный союз, но не считает нужным разрывать связи РМ с ЕС, которые он начал налаживать в свою бытность президентом РМ (2001-2009 гг.). Руководитель ПКРМ считает, что с ЕС нужно обсуждать возможность изменения соглашения об ассоциации, прежде всего, в части создания зоны свободной торговли Молдовы с Евросоюзом.

Несколько партий выступают с более радикальных позиций и со схожим лозунгом – за Таможенный союз. Это – Партия социалистов (ПСРМ), политический блок «Выбор Молдовы – Таможенный союз!» и Партия коммунистов-реформаторов. Из них только ПСРМ, однако, имеет шансы пройти в парламент. Но уверенности в этом пока нет, так как, согласно опросам, социалисты пока лишь приближаются к отметке в 6%.

Как и в стане правых партий, среди левых партформирований распространились настроения о необходимости исключения из предвыборного марафона малых партий с целью передачи голосов их сторонников коммунистам или социалистам. К таким партиям относят  социал-демократов, блок «За Таможенный союз» и партию Р.Усатого. Однако, как и карликовые правые партии, их левые аналоги преисполнены решимости продолжать борьбу.

Все это существенно ослабляет возможности социалистов для прохождения в парламент. Поэтому все громче звучат голоса симпатизирующих им сил, как в Молдове, так за рубежом, настойчиво призывающих их сформировать вместе с другими патриотическими  партиями  широкую предвыборную левую коалицию, что значительно улучшило бы шансы на парламентский успех.

Услышит ли эти призывы лидер соцпартии И.Додон и другие руководители левых партий? От этого зависит очень многое. В лагере левых сил весьма сильны разногласия личностного и организационного плана. Но до разногласий ли сейчас, когда на карту поставлена судьба не только Молдовы? Ответы на эти вопросы мы узнаем очень скоро.

Александр Максимович Шевченко

Источник: riss.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*