Уж конечно не для того у нас вводились продуктовые санкции, чтобы их оспаривал какой-то Мурманский, прости господи, рыбный комбинат. Впрочем, я вполне допускаю, что все действительно строго по закону. Потому что у нас ведь и законы такие, что принимать по ним подобные решения легко и удобно. Когда мы задумали ввести эти дурацкие продуктовые ограничения, нам сразу стали рассказывать о том, как плохо придется заграничным фермерам, торговцам и прочим товарищам. Мы добровольно отказались от иностранной жратвы, чтобы сделать плохо загранице. Цель сделать кому-то плохо, насолить, напакостить, нагадить – безусловно, сама по себе очень благородна. Но когда кому-то плохо, должно быть, наверное, кому-то хорошо? Кому же? Какое удовольствие от этих контрсанкций получили мы с вами, кроме просмотра идиотских телерепортажей о том, как Европа вот-вот загнется от того, что мы перестали импортировать ее продукты?

Пропагандисты напирали на хамон, лобстеров и прочую мерзость, которой прежде питались исключительно олигархи и либералы. Однако в магазинах подорожало почему-то все. И последние деньги на еду отдают те, кто лобстеров в глаза никогда не видел и про хамон первый раз услышал, только когда его запретили. Вводя санкции, мы очень много думали о европейских фермерах и о том, как им придется несладко. Но, кажется, вовсе не думали о тех, кто у нас не только питается, но и закупает эту продукцию, кто продает ее, кто из импортного сырья делает как бы отечественное питание. Мурманский комбинат занимался именно этим.

На Мурманском комбинате нет хипстеров и «пятой колонны», но по нему наши патриотичные действия ударят так, что люди просто останутся без работы и им самим жрать нечего будет. Не знаю, станет ли мурманчанам легче сосать лапу, если они узнают, что вместе с ними горюют разорившиеся норвежские рыбаки? Наверное, чувство высшей справедливости должно заменить нашим соотечественникам хлеб насущный. Впрочем, есть сильные сомнения в том, что наш ответный удар действительно стал ударом.

Пока мы платим за питание все больше и больше, как-то глупо смотреть на то, как снижаются цены в Европе, где на рынок выбросили товары, не дошедшие до России. Но в телевизоре нам обязательно разъяснят, что это временное явление и когда-нибудь европейцы сильно пожалеют, что не могут продать нам свои яства. Когда-нибудь они, может и пожалеют. А вот Мурманский рыбный комбинат пожалел уже сейчас. И не он один. Просто у мурманчан хватило смелости сказать об этом и подать в суд. Суд их смелость оценил по-своему.

Антон Орехъ

Источник: echo.msk.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*