Россия всегда была царством слова. Вот и сейчас нескольких ключевых понятий хватает, чтобы более или менее описать нашу волнительную жизнь. «Скрепы», допустим, «традиционные ценности», «русский мир». Или еще – «извращения». Враг извращает все – от человеческого естества и до истории Великой Победы, а наши мудрые вожди нас от извращенцев защищают. Но как-то так получается, что в процессе защиты сами извращают обычный человеческий мир, к существованию в котором мы по недомыслию начали привыкать.

Вот сегодняшние наши истории и будут историями этих самых неполовых извращений.

Однажды была зима. Ну, то есть много было зим, конечно, но я про одну конкретную и не очень давнюю вспомнил, она почему-то оказалась особенно холодной, а я еще на работе засиделся чуть ли не до полуночи, где ж я тогда работал, хотя это как раз не важно, и вот я вышел все же на улицу, а вокруг темнота, и снег, и людей совсем нет, и даже машин почти нет, и я устал, и мысли в голове как-то медленно бродят, тоже, что ли, мерзнут.

Поднимаю глаза. Перед глазами – электронное табло. Черный фон, красные цифры. Точно не помню, какие там были цифры. Ну, предположим, 32 : 76. Мир пустой и холодный вокруг, а я смотрю на эти цифры и понять не могу, что за странные такие часы. Что это за время – 32 часа и 76 минут.

Да, конечно, это был обменник. А история – просто история. Не притча, и никаких глубокомысленных выводов из нее не следует. Мне кажется, она смешная, вот и все.

Новости валютного рынка целый поток сейчас порождают веселья. И я среди прочих стараюсь, выдавливаю в мир относительно смешные шутки («Владимир Владимирович, у вас курс отклеился»), но от одной простой мысли все же не могу избавиться. Причины этой радости не без психотерапевтического привкуса – они понятны. Мы радуемся неудачам людей, не очень нам симпатичных, выражаясь мягко, которые по странному стечению обстоятельств нами правят. Это их мудрая политика, как внутренняя, так и внешняя, отправила рубль в увлекательный полет на дно глубокой ямы и заставляет плясать джигу ценники в магазинах. Все так, но беднее-то при этом становимся мы. У них все неплохо.

И дело, кстати, совсем не только в деньгах. Мы становимся беднее, наша жизнь делается все более унылой и плоской после каждого бессмысленного запрета. После каждой выходки чиновного какого-нибудь имперца, выталкивающей нас все дальше из нормального человеческого мира. После каждой победы духовности и после каждого торжества новой российской морали.

А мы все шутим и шутим, потому что – а что еще делать? Плакать было бы вовсе как-то глупо.

И фоном споры – как спасти оставшееся, во что вложиться, евро зашить в подушку или золото закопать во дворе. Это все, разумеется, важно, ох как важно, но – пинайте меня за наивность – не это главное. Если (не буду все-таки говорить «когда») полыхнет здесь по-настоящему, вышибет вашу железную дверь храбрый ополченец Штырь, или Сиплый, или как там у них принято себя обзывать, и, подушку вспоров, евро заберет. А вам проломит голову профилактики ради. Чтобы вентиляция была и вредные мысли не скапливались. И нет, кажется, уже против Сиплого лекарства.

Или есть. Копите, друзья, слова. Нам нужно много понятных, простых человеческих слов. Нам нужно объяснять, раз за разом, не без занудства, преодолевая усталость от собственных слов, что человеческая жизнь возможна. Что мы окружены не Содомом и не Пятым рейхом, а нормальными человеческими государствами. Что из них многие устроены поразумней нашего, и это видно невооруженным глазом. Что глупо ждать от них любви – это государства все же, а не девушки в цвету, – но лучше строить с ними диалог, не поминая раз в три минуты о собственном ядерном арсенале. Разговаривать, а не орать. Договариваться, а не пугать.  И от этого лучше будет в первую очередь не им, а нам.

(Вот пишу это и краем глаза по дурной профессиональной привычке слежу за лентами новостей. А там заголовки. «Клинцевич: При необходимости российские стратегические ракеты смогут преодолеть американскую систему ПРО». Так вот, объяснять, что лучше не проверять, смогут или не смогут, что не должно быть такой необходимости – тоже надо. И еще – что носители альтернативной одаренности, грезящие ядерной бойней, должны иметь площадку, чтобы свои взгляды озвучивать – это святое право, – но парламент для них площадкой быть не должен.)

Объяснять, что возможность читать, смотреть, писать, думать все, вот буквально все, делает жизнь интереснее и богаче, а не наоборот. Что, в конце концов, когда взрослые люди по обоюдному согласию занимаются любовью так, как хочется им, а не домовому комитету по борьбе за сияние духовности, – это хорошо и нормально. Что вообще это приятное, хоть и переоцененное сильно занятие никаких основ не потрясает. Потрясает разве кровать, да и то, как правило, недолго.

Много, очень много понадобится этих простых слов. Ну, если мы, конечно, хотим, чтобы здесь была жизнь, а не руины, свидетельствующие о нашей героической борьбе с выдуманными супостатами.

Все, что сказано выше, немного наивно, не стану спорить. Но чтобы показать, как работает античеловеческая логика в мире наоборот и что бывает с головами людей, забывающих нормальные человеческие слова, расскажу, пожалуй, историю из жизни.

После того как глава компании Apple Тим Кук объявил, что является геем, в Петербурге снесли памятник Стиву Джобсу в виде гигантского айфона. Демонтаж осуществила компания ЗЕФС, ранее памятник установившая. Официальный пресс-релиз расставил акценты: «После того как глава Apple Тим Кук публично призвал к содомии, памятник был демонтирован во исполнение федерального закона России о защите детей от информации, пропагандирующей отрицание традиционных семейных ценностей».

Тим Кук, разумеется, никого и никуда не призывал, но это пока  только мелочь, только вход в мир перевернутой логики.

Сам ход многих озадачил. Очень уж произошедшее походило на детский анекдот, экранизированный некогда киножурналом «Ералаш»: «Муму» написал Тургенев, а памятник поставили Пушкину. Один остроумец попытался даже посредством записи в фейсбуке предупредить консервативную общественность о возможном заговоре: «Пока Милонов отвлекался на Хеллоуин, содомиты в Питере снесли памятник Стиву Джобсу за то, что был натуралом. Теперь, говорят, на том же месте будут Тиму Куку ставить».

И это все действительно почти смешно. Почему почти? Ну, например, потому, что Милонов никуда на самом деле не отвлекался. Да, придется говорить о Милонове, ведь он уже не столько человек даже, сколько символ этой самой логики мира наоборот. В его действиях она выпирает наружу с неотразимой наглядностью. Знаете, биологи ставят часто эксперименты на зверьках попроще, чтобы попытаться понять, как устроены более сложные организмы. Исследуя странные речи знаменитого питерского депутата, мы поступаем похожим образом.

Итак, до всякого еще сноса памятника Милонов поспешил высказаться по поводу Тима Кука. Все запомнили первую часть его сбивчивого спича – о необходимости запретить Куку въезд в Россию: «Что он может нам привезти? Вирус Эбола, СПИД, гонорею?» А ведь была еще и вторая часть, куда более содержательная, показывающая, как именно устроен способ размышлять о мире у ревнителей традиционных ценностей.

«Он, как артист, который сначала раскручивается именно как артист, а потом заявляет, что он педераст. Вот теперь все знают, что Apple делают педерасты, и у каждого начинает меняться сознание – ну он же талантливый… Это тонкий политический ход».

Понимаете? Вот так это и работает. Сначала борец за нравственность, в мире видящий только зло, это зло выдумывает. Ему не приходит в голову, что у компании свои простые цели. Сделать хорошую вещь, заработать. И это, в общем, никак не соотносится с ориентацией главы компании. Он прозревает, что настоящая цель – как-нибудь похитрее нас уязвить, и ни о чем другом враги наши не думают (никого ведь в мире больше нет, только мы и наши враги, без вариантов). Но потом под это выдуманное зло ревнитель морали начинает переделывать уже реальный, наш с вами мир.

И в нем, допустим, сносят памятник. Это, конечно, не бог весть какая потеря, но мы ведь к этой истории прицепились того только ради, чтобы вскрыть принципы работы психики этих извращенцев. Кстати, да, все эти расплодившиеся обильно милоновы – они и есть извращенцы, буквально. Просто потому, что обычный человеческий мир с обычными человеческими желаниями и целями извращают, перетолковывают, корежат.

К несчастью, дальше это становится уже не только их бедой. Они наши соседи, они крушат не только собственную психику, но еще и нашу среду обитания, делая ее беднее, скучнее и опасней.

А мы смеемся, потому что выходит это у них и правда довольно смешно.

А впрочем, возьмем пример посложнее. Кончились длинные выходные. Отзвучала над Охотным Рядом лезгинка народного единства, пообнимались на глазах у семидесятипятитысячной толпы лидеры парламентских фракций. Пропагандируя, возможно, нечто не особенно хорошее тем самым. И нет, я не о содомии сейчас. Конечно, системные партии – фикция, и фракции парламентские – фикция, и ничем, кроме группового исполнения патриотических ораторий, они давно уже не занимаются (кстати, это не метафора: пишут, депутатский хор в Думе наконец-то сформирован). Но хотя бы ради соблюдения приличий, может быть, не стоило так бесстыдно показывать, что на месте партий у нас – липкий ком восторженного «одобрямса».

А еще были Русские марши, целых два, за Новороссию и против, но я не призываю сейчас погружаться в детали раскола националистического движения. Я хочу поговорить об одном сугубо личном впечатлении.

Ни на какие марши я не пошел (бывало, из праздного любопытства ходил, а теперь вот не пошел), но фотографии с мероприятий с интересом разглядывал. У националистов, знаете, всегда все ярко – барабаны, флейты, люди в звериных шкурах и немыслимых мундирах, настоящий карнавал. Рассматривал и вдруг застыл. Фото: мужчина в вязаной шапочке, довольно, кажется, грустный, а в руках у него плакат. «Крым – окно в Европу».

Это так глубоко, что я даже кофе поперхнулся.

Оказалось, что лозунг принадлежит Национал-демократической партии, а ее лидер, К.А. Крылов, один, кстати, из самых интересных и умных представителей русских националистов, даже специальный текст написал, чтобы удивительную максиму обосновать.

«Но вообще-то Крым, помимо всего прочего, является единственной стопроцентно европейской территорией, которая входит в состав России. Европой Крым был еще в античности. Да, потом он подпал под власть азиатских варваров (хазар, если кто не помнит, и уже впоследствии – турок), потом и был освобожден и вновь вернулся в Европу благодаря русской цивилизационной реконкисте. Это, вообще говоря, СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ. То, что это сейчас многим непонятно, свидетельствует только об уровне нашего национально-исторического самосознания, увы».

Честно говоря, не знаю, что этот пассаж доказывает, и моя непонятливость, вероятно, свидетельствует только об уровне моего национально-исторического самосознания, увы. Но кое-что я все же для себя уяснил. Есть в идее с окном своя правда.

Крым, пожалуй, уже не просто географическое название. Это удобное слово, чтобы обозначить сразу все, что с нами произошло в течение этого довольно, честно скажем, неприятного года. Может быть, даже диагноз. У нас вспух Крым. Откуда вывод: не следовало в течение многих докрымских лет пренебрегать правилами политической гигиены. Хотя чего уж теперь.

Дверь в Европу закрывается. Европа теперь не особенно рада агрессивному и склонному к возвращению в родную гавань плохо лежащих вещей соседу. Да и мы без печали (и без дальновидности) поворачиваемся задом к тамошнему содому.

Остается – окно не окно, но щель, дыра в спешно возводимой стене. Сквозь нее можно за соседями подглядывать, сокрушаясь душой и размышляя, до чего ж это может западный человек дойти в своей ненависти ко всему русскому. Права человека выдумал, дороги хорошие выстроил, да еще и хамоном обжирается. Исключительно, разумеется, чтобы нам насолить.

И это – вполне возможный способ существования с прочим миром, почему нет. Я только не понимаю, как этот способ вписать в риторику о защите прав русского народа, о повышении качества его жизни и о том, в конце концов, что мы – нация европейская. Особенно если не забывать, что из прав у русского народа, похоже, остались три, совсем неотъемлемые, – сначала получать от жандарма в зубы, а потом кланяться и благодарить; из Европы мы сами себя выперли, ну а про качество жизни и рассуждать не стоит. Все про качество жизни в продуктовом магазине на ценниках написано.

Но это ничего, что я не понимаю. Это все из-за проблем с историческим самосознанием, сугубо личных. Поумнее люди есть, придумают.

В России появился новый праздник – День Неизвестного солдата. Отмечаться будет третьего декабря. Потому что именно третьего декабря 1966 года прах Неизвестного солдата захоронили у Кремлевской стены.

Идея нового праздника родилась у депутатов как раз тогда, когда по социальным сетям ходили фотографии свежих захоронений чьих-то военных под Донецком. Именно так, чьих-то, так и не нашлось человека в государстве, который сказал бы: да, увы, это наши, – который показал бы, что государство своих мертвых не стесняется.  Деревянные кресты и невероятные по силе своей надписи. Совсем простые надписи. «Солдат номер три». «Солдат номер четыре».

Я тогда подивился еще такту и чутью историческому депутатов. Даже если специально поставить перед собой цель – как бы так под трескотню о Великой Победе поизощренней поглумиться над памятью погибших тогда и теперь, времени лучше не выберешь. Умеют. Не зря едят свой сладкий хлеб.

Но это дела прошлые, а теперь есть закон, подписанный президентом, и есть новый праздник. И есть описание его смысла от депутата Железняка. Тоже, кстати, выдающийся экземпляр вроде Милонова, отлично подходит для демонстрации настоящего содержимого властных голов. Хорошо, что находятся такие люди, благодаря их стараниям проще понимать происходящее.

Итак, Железняк: «Мы никому не позволим искажать историческую правду, очернять подвиги наших предков и принижать роль России на международной арене. На это направлены усилия всех ветвей власти, а также различных патриотических общественных движений. В нашей стране никогда не поднимет голову идеология неонацизма, и Россия всегда останется лидером международного антифашистского движения».

Выше мы разбирались, как новоявленные извращенцы коверкают окружающую реальность. Здесь пример поинтересней. Здесь покушение на время. И слова ведь правильные, мы тоже подвиги предков чтим, тоже понимаем, что искажать правду – дело нехорошее. Но смотрите, какой там легкий переход из истории в день сегодняшний, как важен пассаж о «роли России на международной арене».

Это ведь настоящая отмена времени, попытка его остановить, жить одновременно сейчас и тогда и прошлыми заслугами (не своими, кстати, не мы ведь с депутатом Железняком Гитлера разгромили, а дед мой и его, возможно, дед) обосновывать все, что угодно. Но на самом деле время идет, и то, что безусловно важно для нашего самосознания, открою вам страшную тайну, вообще никак не влияет на отношение к нашим сегодняшним сомнительным достижениям. Дедовы подвиги не оправдывают похождений внучка. Нельзя требовать безусловного признания своей правоты здесь и сейчас, апеллируя к сражениям дней минувших.

А дальше – дальше уже знакомый нам ход извращенческой мысли. Они не верят, что мы правы во всем и безусловно. Значит, они отрицают важность победы над фашизмом (почему значит? как так значит? Да вот так, это же особая логика, логика мира наизнанку). Значит, они фашисты. И содомиты еще наверняка. Бей фашистов! За родину, за Путина!

И пожимают плечами люди, привычные к логике обычной, опасливо отходя в сторону, и растут обиды, и только дыра в стене, о которой написано где-то выше, позволяет пока нам видеть, как живется в мире, в котором прошлое и настоящее существуют последовательно, а не параллельно.

Все это, как водится, повергает в печаль. Трудно простому и нормальному человеку жить в мире, который разнообразные извращенцы сосредоточенно уродуют в соответствии со своими странными представлениями о добре и зле. Опора нужна уставшему человеку. Пример.

Есть у меня пример, совершенно очевидный. Есть у нас такой человек. Есть ведь у нас президент, выражение любви к которому постепенно становится делом общеобязательным. Вот и я выражу. Тем более что за истекшую неделю наш президент и с историками успел встретиться, и с географами, и нас, простецов, порадовал красивыми речами.

Историкам, например, сказал: «По сути, русский народ много веков борется за то, чтобы твердой ногой стать у своей духовной купели». Я бы тут на месте турок вздрогнул. Президент говорил о Крыме, где крестился святой князь Владимир, но вдруг ненароком выяснится, что и Константинополь – наш? Русский мир границ не имеет. Рушит, где хочет.

Географам президент и вовсе объяснил тайну смысла жизни: «В любви вообще заключается весь смысл жизни, бытия. Это и любовь к семье, к детям, к Родине. Это такое многообразное явление, которое в основе всякого нашего действия находится».

Но сильнее прочего меня даже не слова президента впечатлили, а реплика, мимоходом брошенная его пресс-секретарем, пышноусым Дмитрием Песковым. Цитирую по «Вестям»: «Пресс-секретарь Владимира Путина не исключает, что российский лидер может вновь принять участие в оригинальном экологическом проекте наподобие полета со стерхами. Однако произойдет это не в ближайшее время.

«Нет сомнений, что они (проекты, подобные полету со стерхами) будут», – сказал Дмитрий Песков, добавив при этом, что сейчас такие проекты предметно не готовятся».

Рубль летит вниз, а президент летит вверх, подданные же застывают в немом восторге. Я, во всяком случае, застываю. И вам советую.

Но при этом испытываю странное беспокойство. Что-то во внутренних архивах головы рвется наружу. Отец нации, журавли, Ивик, древний пластический грек, но нет, он тут ни при чем, а вот, нашел. Это кусок из книги американской журналистки Барбары Демик «Повседневная жизнь в Северной Корее»: «Когда Великий Вождь умер, с небес за ним спустились тысячи журавлей. Но птицы не смогли забрать его, потому что увидели, как жители Северной Кореи плачут, кричат, бьют себя в грудь, рвут на себе волосы и падают в отчаянии на землю».

Тревожная рифма. Аккуратнее бы они там со своими проектами, а то как мы без опоры.

 

Иван Давыдов

Источник: slon.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*