Полагаю, что отмена закона «Об особом статусе некоторых регионов Донбасса» — в значительной мере пиар Порошенко. После неудачных для себя выборов (где силовое вмешательство представителей министерства внутренних дел, скорее всего, изрядно поспособствовало выходу на первое место списка, куда входит нынешняя начинка министерского кресла) он должен хоть как-то продемонстрировать свою жёсткость. Но в то же время это не только пиар, но и вполне серьёзная политическая акция.

Конечно, закон изначально мертворождённый. Он сформулирован так, что нет ни малейших оснований ожидать какого бы то ни было выполнения хоть одного его пункта. Достаточно вспомнить, что в законе никоим образом не обозначена зона его действия (что по сути означает готовность его авторов захватить по возможности территорию, куда он должен распространиться).

Тем не менее закон был хоть каким-то формальным основанием для диалога Украины с Новороссией — или хотя бы для более-менее вменяемого поведения Украины. Теперь же, когда он отменён, Украина тем самым показала, что вовсе лишилась каких бы то ни было сдерживающих формальностей. И может напасть на Новороссию в любой момент, когда ей это заблагорассудится.

Не знаю, готов ли сам Порошенко воспользоваться этой юридической возможностью. Но на Украине более чем достаточно отморозков, надеющихся драться до последней капли чужой крови — и не думающих, что кровь может оказаться и их собственной. Для них теперь — после отмены этого закона — будет открыт зелёный свет.

Поэтому я бы на месте ополченцев Новороссии воспринял это всерьёз — в духе популярной нынче притчи о женщине, пережившей Холокауст.

В статье «Статистика Холокауста. Ревизионизм — самоослепление» (те, кому этот адрес не доступен напрямую вследствие каких-то юридических ограничений, могут пользоваться прокси) я уже рассказывал кое-что о тогдашних событиях. Вкратце напомню. В античные времена греки сжигали только кожу да кости (и небольшую часть жира и потрохов) жертвенных животных: мол, богам в любом случае достаётся только запах дыма. Мясо же шло на пропитание жрецов. Понятно, те удивлялись еврейскому обычаю полного (холо) сожжения (кауст) жертв. В XX веке этот термин (в английском произношении: холокост) использован для обозначения массового по примерным оценкам — 6 миллионов человек; пока документами и надёжными свидетельскими показаниями подтверждено по меньшей мере 4 миллиона уничтожения евреев немцами. Сами евреи чаще используют ивритское слово «шоа», примерно соответствующее греческому «катастрофа».

Женщина из притчи говорит: если кто-нибудь заявляет, что хочет вас убить, — не пытайтесь раздумывать «зачем ему это надо? всерьёз он или просто попугать хочет?», а исходите из того, что он говорит правду; если можете — сражайтесь, не можете — бегите, но в любом случае считайте, что он высказал своё подлинное намерение.

Порошенко, по сути, заявил, что — как и раньше — хочет убить Новороссию. И я бы на месте Новороссии — а также на месте остальной России — отнёсся к его словам серьёзно. Лучше перестраховаться, чем недооценить такую угрозу.

 

Анатолий Вассерман

Источник: odnako.org


Читайте также:

Дания: предназначавшийся россиянам сыр раздадут бомжам
"Извините, унижения не получилось"
Украина: граждане за силовую операцию на Донбассе
Сердюков стал свидетелем по делу о хищениях из музея
ДНР утилизирует оставленные Нидерландами обломки "Боинга"
Антон Орех: все равно получается автомат Калашникова
Католическая церковь Норвегии попалась на финансовых махинациях
Лесные VIP-обитатели.Как на черноморском побережье "маскируют" дворцы первых лиц.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*