Меняют доллары, меняют ценники

Министр экономики Омской области Александр Третьяков, которому поручено областным главой сдерживать цены на продовольствие, обеспокоился резким подорожанием гречки: по данным Омскстата, за 9 дней (с 27 октября по 5 ноября) ее стоимость в среднем по региону повысилась на 28% (на форумах и в соцсети омичи считают эту цифру сильно заниженной).

Министр обратился в УФАС с просьбой «незамедлительно принять меры к организациям, нарушившим антимонопольное законодательство».

Если бы Александр Третьяков был не министром, а, к примеру, домохозяином, и посещал бы супермаркеты чаще, чем он это делает сейчас, то обратил бы внимание на то, что ценники регулярно меняются на многие продукты, в том числе массового спроса — в частности, на сыры российского производства, включая и омского, а также белорусского, украинского, польского. По наблюдениям моей жены, подорожали они с момента введения антисанкций, то есть за три месяца, процентов на 50.

Несмотря на все эти санкции, даже патриотически настроенные омичи (в их числе и моя жена) все еще любят сладости, а они тоже подорожали: конфеты шоколадные и сам шоколад, а также разные виды печенья — в среднем за те же месяцы на 20 процентов. Не отстают и чаи, к примеру, марок «Ахмат», «Гринфилд» и другие сравнительно недорогие — из разряда бюджетных постепенно переходят в элитные.

Надо отдать должное правительству области — ему действительно удалось заморозить цены на мясо, и не только говядину и свинину, но и на кур. На полуфабрикаты фабричного и заводского происхождения цены, очевидно отслеживаемые экономическим ведомством, сдержанные. Но лежащие в соседние морозилках мясные изделия самих магазинов — пельмени, готовые шашлыки, салаты — незаметно растут в цене:  за последние месяцы подорожали на 20—30 процентов.

Из несъедобных товаров первой женской необходимости подорожала косметика — на 25 процентов. Супруге непонятно — куда исчезли из супермаркетов покупатели? Такое впечатление, что город сел на диету. Бывает, что она стоит у кассы одна, и эта безлюдность ее не радует, а скорей удручает. Ответа на вопрос: «Где горожане теперь отовариваются?» — мы с ней найти не смогли.

Не питаются же они одной зеленью. На «зелень» в омских банках в последнее время ажиотажный спрос. Те, у кого имеются свободные деньги, считают, что нет смысла мариновать их в рублях — скупают евро и доллары.

Как рассказал телекомпании «Антенна-7» начальник отдела обслуживания финансовых рынков Сбербанка РФ Сергей Крестинин, в октябре объем покупки валюты гражданами в три раза превысил ее продажи, а в ноябре, после праздника Единства и согласия, — в 10 раз.

Георгий БОРОДЯНСКИЙ

«Скоро все будет стоить, как раньше»

В очереди к обменнику стал свидетелем такого разговора.

— Вы тоже рубли менять? — молодой человек  (лет 30 на вид) обращается к женщине, которой (также на вид) чуть за 40.

— Да, — улыбается та. И, через паузу, добавляет: — А может, подскажете, на что лучше обменивать: на доллары или на евро?

— Я на евро поменяю, но вообще без разницы: на всем выиграете.

В очереди на обмен валюты нас трое, хотя в отделении банка — 26 человек (считал по головам). На табло мелькают цифры обменного курса. Они отбивают желание конвертировать. Доллар покупают за 45 рублей 15 копеек, а продают — за 50 рублей. Евро — покупают за 56,50 а продают — за 62. Согласитесь, такой большой разницы между курсами покупки и продажи не было давно. Кассир Нина — находка для шпиона, за что ей спасибо.

— Почему — говорю, — курсы у вас так отличаются?

— Не знаю, — жмет она плечами. — Нам что спустили, мы то и написали.

«Спускают» курсы в это отделение банка из центрального отделения банка в Кировской области, а туда — «из Москвы».

— Много сейчас людей приходит валюту менять?

— Как обычно, — говорит Нина. — Паники-то нет. Только на прошлой неделе пришел паренек — принес 40 000 рублей. Говорит: «Рискну!» И купил евро. А я сама бы не рискнула: сегодня обменяешь на эти евро, а завтра они дешеветь начнут.

Обменивают валюту кировчане действительно неохотно. Эта тема периодически возникает на городских интернет-форумах и получает такие отзывы:

«Пфф… что я на эти доллары куплю?», «Как-то стремно обменивать: все же понимают, что 80 или 100 рублей евро стоить не будет. Значит, скоро рухнет», «Это не может долго продолжаться: все равно скоро все будет стоить, как раньше. А ты деньги потеряешь».

«Скоро будет, как раньше» — основная мысль, которую высказывают в городе, если вообще начинают говорить об экономике. И в это хочется верить, когда заходишь в продуктовый магазин. Месяц назад (санкции уже вовсю душили нашу страну) красный сладкий перец из Китая стоил 169 рублей/кг, а теперь стоит 184. Яблоки «Голден» (Сербия) стоят 89 рублей/кг, а нидерландские месяц назад стоили 83. Круче всех вырос в цене сыр «Ольтермани» — с 302 рублей до 355. И даже молоко местного производства как-то предательски подорожало с 35 рублей до 40—50. Но делать запасы это кировчан не заставляет: по магазинам ездят тележки, нагруженные так же, как в докризисный период. Услышав мой вопрос, покупают ли люди товар впрок, кассир сделала удивленное лицо и сказала: «Не знаю. Все вроде как обычно».

Иван ЖИЛИН

Праздник для олигархов

В трех крупных банках Красноярска ответили, что спрос на валюту вырос, но дефицита ее пока не ощущается. На крупные суммы нужно делать «предзаказ»  — впрочем, это правило действует где-то с начала 2014 года, а в каких-то учреждениях так было всегда. Видимо, все дело в том, что сегодня считать крупной суммой. Зайдя в небольшой банк рядом с домом и поинтересовавшись, могу ли я купить тысячу долларов, услышал: нет, в кассе лишь 200 евро. Звоните, заказывайте на следующий рабочий день. В целом, на макроуровне, для местной экономики падение рубля выгодно, поскольку край — экспортоориентированный, и крупный сырьевой бизнес больше зависит, скажем, от конъюнктуры Лондонской биржи металлов, нежели от постановлений правительства в Москве. Зарплатные обязательства корпораций, однако, прописаны в рублях, поэтому рост курсов валюты позитивен главным образом для владельцев бизнеса, топ-менеджмента. Роста зарплат рядовому персоналу в добывающих отраслях не обещают. А где-то заработки вовсе падают. Специалисты рынка вакансий отмечают снижение из-за санкций доходности и уровня зарплат в оборонной индустрии, телекоммуникационной сфере, а также в компаниях, ввозящих продовольствие из-за рубежа.

Алексей ТАРАСОВ

Выпить впрок

Повышенный спрос на иностранную валюту ростовские банки начали отмечать с 30—31 октября. Причина, по мнению работников банков, — заявления ЦБ о прекращении поддержки курса рубля.

Начиная со среды, 5 ноября, наличные доллары в обменниках банков, предлагающих наиболее низкий курс продаж, заканчивались ближе к полудню. С евро было чуть получше: после полудня объемы продаж одному покупателю (физическому лицу) снижались до 1 тысячи.

Вообще работники обменных пунктов говорят, что в последнюю неделю (с 31 октября по 7 ноября) горожане стали чаще спрашивать евро, чем доллар.

В пятницу, 7 ноября, в течение одного дня банки меняли котировки 2—4 раза: на повышение курса продажи (до 2 рублей в одном банке) и понижение курса покупки (2—2,5 рубля в одном банке). Стали появляться очереди — 3—5 человек.

К вечеру пятницы (после 15 часов) крупные суммы долларов (от тысячи и выше) купить в большинстве ростовских банков уже было нельзя (по телефону работники банков отвечали: продать можно, купить  нельзя — наличных долларов нет) даже по высокому курсу (51 рубль за доллар).

Чутко реагирует на конъюнктуру и ретейл: из магазинов нижнего ценового сегмента полностью исчезла продукция «Валио», в более дорогих сетях она переехала на полки к деликатесам, стоит теперь с хамоном и элитными сырами.

С начала ноября, по словам продавцов, мужчины, видимо, побывавшие уже в обменниках, скупают дорогой импортный алкоголь. Чек одной покупки доходит до 20 тысяч рублей.

 

Виктория Макаренко

Источник: novayagazeta.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*