С легкой руки Slon, для которого с удовольствием пишу уже несколько лет, я, отложив отдых от бизнесменских трудов, неожиданно для самого себя стал продвинутым пользователем квест-игры под названием «независимость Каталонии». Только это не компьютерная стратегия, а реальная жизнь, которая напрямую затрагивает десятки миллионов человек не только в Испании, но и по всему миру. Вчера, 9 ноября, это реалити-шоу перешло на новый уровень: правительству автономии удалось провести незаконный референдум, который до этого запретил официальный Мадрид и Конституционный суд. Все прогнозы (или мечты?) консерваторов о том, что на центральную площадь Барселоны въедут танки из Ла-Манчи и что король, сдвинув брови и надев портупею, поразит громом и молнией всех несогласных, оказались пшиком. По отношению к действиям премьер-министра Испании Мариано Рахоя и его команды больше всего хочется применить слово «импотенция». 

Не буду повторять прошлый свой материал, там подробно описывается расстановка сил. Если кратко, то эпические баталии так не выигрываются: подали в суд на незаконность референдума – получили результат: пресс-секретарь зачитал пресс-релиз о том, что раз незаконно, значит, и говорить не о чем. А каталонцы все-таки его провели в назначенный день. И вот вечером 9 ноября в прямом эфире 1-го канала теленовостей министр юстиции из Мадрида по бумажке зачитал то же да про то: мол, референдум пропагандистский, недействительный и бесплодный, мол, скоро мы найдем виновных, и прокуратура их привлечет. По другому каналу ТВ президент Каталонии улыбается журналистам: «Не надо прокуратуре долго искать ответственных. Достаточно посмотреть на меня». Ну чем не «идите ко мне, бандерлоги»? 

Результаты референдума будут еще обсуждать, но более двух миллионов граждан пришли-таки на участки и проголосовали за независимость – 80,72%, и против на оба вопроса (и насчет государства, и насчет независимости) – 4,5% (цифра предварительная). Много это или мало? На каталонских парламентских выборах 2012 года явка составила 3,7 млн, и победа партии сторонника независимости Артура Маса была скорее пирровой: абсолютного большинства она не получила. Как и в случае наполовину пустого стакана можно считать, что консервативно настроенная половина избирателей проигнорировала нелегитимный референдум 9 ноября 2014 года. Приди недостающие 1,7–2 миллиона на настоящий, взаправдашний плебисцит, и мнения разделились бы примерно 50 на 50. Так что в вечернем телемарафоне Мас назвал день выборов «победой», а мадридский правительственный спикер – конечно же, «провалом».

Незаконно, но очень неплохо организовано

Очередь на избирательном участке. Фото: Reuters / Albert Gea

Воскресным утром в день референдума 9-N «нелегкая судьба журналиста-международника забросила меня» (так ведь говорили в советской «Международной панораме» те немногие избранные, кого судьба забрасывала за пределы СССР) в центр Барселоны. Город был непривычно пуст, какое-то даже странное затишье образовалось, хотя это нормально, после субботней ночи народ тут обычно долго отсыпается. Но все-таки ни в рабочих районах, ни в буржуазном «верхнем квартале» никакого движения не было часов до 11 утра. И это притом, что к урнам можно было прийти с 9 до 20 часов. Тогда я поехал на улицу Бальмес, по месту жительства президента Каталонии, вернее, на так называемый незаконный избирательный участок. Надо сказать, что 6695 таких точек голосования как бы нелегально, но совершенно беспрепятственно развернули по всей автономной области, в школах и вузах. Подсчетом голосов и прочим избирательным процессом занимались 40 тысяч волонтеров. Организация процесса на тех участках, где мне удалось побывать, была на высоте. Притом что списков избирателей у самих комиссий не было – их отказались предоставлять власти. То есть прежде чем голосовать, нужно было записаться, предъявив ID-карту. Чтобы исключить двойное голосование типа «карусели», волеизъявлять можно было только по месту прописки. Хотя было объявлено и досрочное голосование по почте, и выездные референдумы за границей (в Нью-Йорке на 2 часа дня проголосовали более шестисот человек).

Глава Каталонии Артур Мас бросает свой бюллетень. Фото: Reuters / Paul Hanna

Артур Мас появился в толпе журналистов и зевак около 11:30, почти без охраны, пожимал руки прохожим и обнимался с дамами и детьми. Одна девочка привезла на коляске с каталонским флагом древнюю бабушку, оказалось, ей 102 года и она вроде за независимость. Президент, как и большинство каталонских политиков, показал камерам бюллетень с ответами на два вопроса референдума: «Да» и «Да». Первый: хотите ли вы, чтобы Каталония была государством? И если да, то второй вопрос: чтобы была независимой.

Идет война словесная

Как часто бывает, когда видишь событие сначала на улице, а потом в телевизоре, возникает ощущение, что ты был в двух разных местах. Разница, как увидеть Родиона Газманова в жизни или же по ТВ с военным хором в Кремлевском дворце съездов с хорошей фонограммой. Поэтому я решил побывать в гуще событий.

Общее ощущение от общения с людьми на улице – чувство подъема, праздника и ilusion. Последнее слово означает по-испански «надежда», «мечта», «стремление». Хотя переводчик Googlе предательски переводит на русский: «иллюзия» и даже «заблуждение». Но в испанском языке это только третье значения слова ilusion, и до него каталонским националистам еще надо дожить. Так что пока долгожданная «фиеста».

Днем на центральной площади Барселоны – пласа Каталонии, было очень спокойно, вовсю шел монтаж крытого катка к Рождеству. Никаких гуляний, никаких радикалов, даже неинтересно. Зато в готическом квартале и особенно у Дворца правительства собирался народ. И послушать музыку, и потанцевать местный хоровод (традиционный каталонский танец в виде странного группового топтания на месте), и, конечно, поспорить. 

На центральной площади Барселоны. Фото: Петр Андрушевич / Slon.ru

Стихийные группки шумно, но довольно уважительно дискутируют. Сторонники единой Испании ведут себя как-то стыдливо, оправдываются и все время напирают на Конституцию, международное право и на «не положено». Те, кто за отделение, спорят не столько логически, сколько эмоционально. От них больше слышишь: «Доколе?» и «Почему мы не можем демократично голосовать?». Ну а когда спор заходит в тупик, то сепаратисты освистывают государственников и закрикивают лозунгами «Да здравствует Каталония!». Заметно значительное количество иностранцев. В желтых кепках венецианские сепаратисты, отдельной группкой фламандцы, шотландские ребята раскрашены в национальный флаг, как футбольные фанаты. Дела барселонские на самом деле давно вышли за пределы Испании. Создай каталонцы прецедент – и по всей Европе, по всему миру пойдет процесс в десятках регионов.

На фоне слабоватого по аргументации и слишком прямолинейного давления из Мадрида страстное послание националистов выглядит гораздо свежее. Правда, в испанской политике принято действовать по старинке. Например, в последние дни пресса вбрасывает конспирологические теории о секретных договоренностях Мадрида и Барселоны. Бородатые дядьки с обеих сторон витиевато и неубедительно опровергают. На улицах же в моду входит троллинг, который нравится современной публике. Например, в центре Барселоны днем дефилировала группа в камуфляже на старых велосипедах с урной на багажнике и надписью «Армия Каталонии». Прямо у дверей мэрии пожилой англичанин в экзотическом костюме успешно проводил «свой референдум» с вопросом: «Если коррумпированные политики – козлы, то нужно ли их кастрировать?» Грубовато, но пипл потреблял с большим удовольствием. Похоже, что единственная выигрышная пиар-стратегия противников каталонского отделения  – это высмеивать сторонников независимости, дискредитировать их, не вступая с ними в дискуссию по существу. Для этого как нельзя лучше подходят социальные сети, комедийные ТВ-шоу и троллинг в интернете. Так что битва за независимость Каталонии теперь переходит на медийный невидимый фронт. Продолжение следует.

 

Петр Андрушевич

Источник: slon.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*