Националисты у власти — современная Украина в точности повторяет позднюю историю бывшего СССР

Сегодня, 10 ноября, Центральная избирательная комиссия (ЦИК) Украины объявит окончательные результаты выборов в Верховную Раду. Как заявил накануне председатель избиркома Михаил Охендовский, вечером в понедельник ЦИК будет готова подписать протокол о результатах выборов в общегосударственном многомандатном избирательном округе. Впрочем, один из главных итогов волеизъявления ясен уже сейчас: хотя в обновленном парламенте большинство получили отнюдь не радикальные партии, представительство «крайних» националистов в законодательном органе страны заметно увеличилось. «Лента.ру» решила напомнить о результатах прихода националистов во власть в ряде республик бывшего СССР.

«Народные фронты» — демократические движения в позднем СССР, исповедовавшие, как правило, национализм в спектре от умеренного до весьма радикального. Почти всегда и везде они зарождались в виде своеобразного кружка по интересам «тихих и застенчивых интеллигентов», обсуждавших в узком кругу будущие модели развития страны.

В Азербайджане, например, был «Бакинский клуб ученых». Один из отцов-основателей этой дискуссионной площадки Зардушт Ализаде стал потом видным публицистом и даже написал в соавторстве с Расимом Агаевым подробную политическую хронику переходного периода «Азербайджан. Конец второй республики».

Справедливости ради, отметим, что на первых порах будущие «народнофронтовцы», по крайней мере часть их, не считали радикальных экстремистов попутчиками. Широко известно, что «инициаторы НФА предпочитали не связываться с националистами», — подчеркивает Зардушт Ализаде, рассуждая о предложении своего соратника Исы Гамбарова объединиться с «очень влиятельной группой, способной вывести на улицы тысячи людей».

Однако чуть позже ситуация меняется: движению приходится объединиться с радикально-националистической группой «Варлыг» («Реальность»). Именно «Варлыг» во главе с трибуном Нейматом Панаховым координировала митинги в Баку, носившие отчетливо антиармянский характер.

Иса Гамбар Фото: Дмитрий Лебедев / «Коммерсантъ»

Занятно, что траектория дальнейшей политической карьеры «народофронтовцев» удивительно схожа. Абульфаз Эльчибей, в прошлом сотрудник Института рукописей Академии наук Азербайджана, набрал на выборах 1992 года почти 60 процентов голосов избирателей и возглавил уже независимую республику, сохранив резкость выражений, характерных для оппозиционера и радикального националиста. Доставалось и России, и Ирану, и братским республикам постсоветской Средней Азии. После того как высший пост в государстве занял интеллигент с солидным диссидентским стажем, ушедшие с головой в политику вчерашние ученые-оппозиционеры получили высокие должности на государственной службе и в крупных компаниях.

Историк Панах Гусейнов возглавил правительство, еще один историк Иса Гамбаров стал спикером Милли Меджлиса (парламента), физик Тофик Гасымов — министром иностранных дел и так далее. Результат: Азербайджан терпит военные поражения в карабахском конфликте, экономическая ситуация внутри страны стремительно ухудшается. Политическое противостояние грозит перерасти в гражданскую войну. Дошло до того, что в 1993 году правительство националистов попыталось разоружить отряды полковника Сурета Гусейнова, однако ветеран войны в Нагорном Карабахе, удачливый военачальник и национальный герой оказался проворнее и двинул части на Баку.

Эльчибей бежал в Нахичевань, пригласив в столицу бывшего первого секретаря и председателя КГБ Азербайджана Гейдара Алиева. 15 июня тот занимает пост председателя Верховного Совета республики и запускает механизм реставрации, отодвинув националистов от государственного руля. 15 июня празднуется сейчас в Азербайджане как День национального спасения азербайджанского народа. Так, главным архитектором современного Азербайджана оказался первый партийный секретарь и председатель КГБ этой когда-то советской республики.

Большинство борцов за национальное возрождение Азербайджана вернулись в оппозицию. Тофика Гасымова обвинили в попытке государственного переворота и арестовали, как и Ису Гамбарова. Оба затем стали лидерами оппозиционной партии «Мусават».

Скрывался и был арестован и Панах Гусейнов, основавший потом Азербайджанскую народную партию, тоже оппозиционную. Один из самых видных оппонентов власти — Лейла Юнусова (тоже стояла у истоков «Народного фронта») — ныне активно занимается правозащитной деятельностью. В свое время она возглавляла информационно-аналитический центр Минобороны. Перечислять можно и дальше: после «реставрации» националисты обречены пребывать в оппозиции.

В соседней Грузии события разворачивались по тому же сценарию, совпадавшему иногда вплоть до деталей. Филолог, сын писателя Звиад Гамсахурдиа привел к победе на выборах в Верховный Совет Грузинской ССР свой блок националистов «Круглый стол» в 1990-м и через год стал президентом республики. Вопрос с собственными сепаратистами — Южной Осетией — Гамсахурдиа пробовал решить снова «народнофронтовскими» методами — начал все с тех же митингов. Затем последовали и полицейские меры, которые осетинская сторона сочла лишь прикрытием для террора мирного населения.

Но много времени уделять нарастающему конфликту Гамсахурдиа не мог. По традиции, укоренившейся у националистов постсоветского пространства, с президентом ведут острейшую политическую борьбу отнюдь не идейные противники, а скорее соратники: например, у Гамсахурдиа возник конфликт с военизированной националистической организацией «Мхедриони», возглавляемой криминальным авторитетом и профессором искусствоведения Джабой Иоселиани. Иоселиани впоследствии вместе с художником и командующим Национальной гвардией Тенгизом Китовани поднял мятеж и сверг Звиада Гамсахурдиа.

Звиад Гамсахурдиа Фото: РИА Новости

Возглавить протест мятежные командиры пригласят «серебряного лиса» Эдуарда Шеварднадзе, бывшего первого секретаря Грузинской ССР. Бои шли даже на улицах Тбилиси, победить Шеварднадзе помогло присутствие в стране российских войск. Чтобы обратиться за военной помощью к Москве, правительство страны согласилось на вступление в Содружество независимых государств. Отряды звиадистов были разгромлены, Гамсахурдиа покончил жизнь самоубийством, по официальной версии Тбилиси. Многие из соратников президента-филолога вполне ожидаемо ушли в оппозицию.

У истоков «Народного фронта» в Молдавии стояли писатель Ион Хадыркэ и историк Александру Мошану. Еще до прихода в парламент «Народный фронт» (а как же иначе?) развил бурную митинговую активность. В итоге в 1989 году Верховный Совет Молдавской ССР принял акт о признании молдавского на латинице (или, как настаивают сторонники «румынизма», румынского) государственным языком. В ответ на этот закон, расцененный частью населения Молдавии как дискриминационный, по республике прокатилась волна протестов. Политическое противостояние привело к тому, что Объединенный совет трудовых коллективов в городах Приднестровья провел референдумы об автономии. Последовавшие затем вооруженные столкновения победы Кишиневу не принесли — Тирасполь сохранил независимость.

Мирча Снегур, первый президент Молдавии, членом «Народного фронта» не был, но политику проводил, полностью соответствующую идеологической линии движения. Расхождения возникали разве что по вопросу немедленного объединения с Румынией. В 1996 году Снегур проиграл президентские выборы Петру Лучинскому. К слову, премьер-министр правительства Молдавии, последний предсовмина Молдавской ССР и лидер фракции «Народного фронта» в Верховном Совете Мирча Друк потом принял румынское гражданство и даже участвовал в качестве кандидата в выборах президента Румынии, заняв в первом туре последнее место. В 1990-м он возглавил марш националистов в Гагаузию, чтобы пресечь сепаратизм.

На парламентских выборах 2010 года наследник «Народного фронта», Христианско-демократическая народная партия, получила менее одного процента голосов избирателей.

Вооруженный этно-региональный конфликт за власть в Таджикистане, 1992 год Фото: РИА Новости

«Демократическое движение» в Таджикистане родом также из конца 1980-х. Однако впоследствии такие организации, как «Растохез» («Возрождение») или Демократическая партия Таджикистана, исповедовавшие светский национализм, превратились в младших партнеров Партии исламского возрождения Таджикистана. «Демократы» и исламисты составили Объединенную таджикскую оппозицию. В 1991 году кандидат от объединенной оппозиции Давлатназар Худоназаров, оператор, сценарист и режиссер документального кино, проиграл президентские выборы Рахмону Набиеву. Исламисты и демократы потребовали отмены результатов выборов. После довольно длительной паузы в 1992 году политический кризис ожидаемо перешел в горячую фазу — гражданскую войну, закончившуюся только в 1997-м при посредничестве России, Ирана и Узбекистана. Худоназаров эмигрировал в Россию, а оттуда в США.

В прибалтийских республиках были существенные отличия от кавказско-среднеазиатского сценария. Многие политики из демократических движений заняли места в истеблишменте этих государств только сейчас. Например, в Латвии партия, наследующая традиции местного «Народного фронта», тоже носила название христианской и народной, затем влившись в Христианско-демократический союз. На выборах 1990 года в Верховный Совет республики «Народный фронт» с латышским колоритом взял 131 мандат из 160. Этот состав совета принял декларацию о независимости Латвийской Республики.

Через три года на выборах в Сейм «фронт» получил уже менее трех процентов голосов избирателей. Его представители в независимой Латвии занимали посты в законодательной и исполнительной ветвях власти. Ромуальдас Ражукас, например, возглавлял Консультативный совет по нацменьшинствам при президенте. Будучи руководителем парламентской группы по связям с Сеймом соседней Литвы, Ражукас в 2012 году так охарактеризовал референдум о втором государственном языке в стране: «Весь процесс был для людей Латвии неприятным, с привкусом провокации».

Витаутас Ландсбергис (справа) Фото: Дмитрий Ловецкий / AP

В Литве Центристская партия, тоже возникшая в «Народном фронте», вполне вписалась в политический ландшафт. На муниципальных выборах 2013 годацентристы получили 31,9 процента голосов. В 1990-м «Народный фронт» на выборах в Верховный Совет республики набрал 24 процента, приняв участие в формировании правительства страны. «Саюдис» в 1990-м занял 91 из 135 мест в Верховном Совете, который и провозгласил независимость республики. Позже движение превратилось в общественную организацию, хотя его политическое наследие влияет на жизнь в стране. Лидер «Саюдиса» в 90-е Витаутас Ландсбергис — председатель Верховного Совета, а потом и Сейма — сегодня депутат Европарламента. Он был инициатором закона о компенсации ущерба, «нанесенного республике в результате советской оккупации».

В целом, если внимательно рассматривать процессы возникновения этнического национализма в бывшем СССР, сам собой напрашивается вывод, что «народные фронты» очень нечасто готовы вести цивилизованную политическую борьбу в рамках правового поля. Да и слишком радикальная риторика власти, как правило, приводит к возникновению локальных очагов сопротивления. Между тем на пространстве СНГ сейчас нет ни одного государства, которое бы не имело предпосылок к противостоянию внутри общества. И украинские события только подчеркивают этот момент.

 

Филипп Прокудин

Источник: lenta.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*