Доллар — цитадель американского капитала и экономической мощи Америки. Последние лет десять ему неоднократно предрекали скорый конец, особенно в ходе кризиса. На этапе лихорадочной деятельности «большой двадцатки» даже всерьез обсуждался вопрос создания мировой резервной валюты на базе депозитарных расписок МВФ, то бишь СДР, но, как всегда, толком ни о чем не договорились, и все эти попытки «канули в Лету». Сейчас о них уже никто не вспоминает. Тем не менее, опасения за судьбу доллара вновь начинают множиться, хотя экономическая форма Америки уже вновь вполне спортивная, а печатный станок ФРС последовательно снижает свои обороты. Причина этому — появление на горизонте реального конкурента доллара. Китайский юань стремительно укрепляет свои позиции в мировой торговле.
 
Стремительное наступление юаня
 
Одной из центральных задач реформ, обозначенных на Третьем пленуме ЦК Компартии Китая в ноябре 2013 года, является ускорение процесса достижения конвертируемости юаня. Важная роль в этом отводится Шанхайской зоне свободной торговли, где допускается открытие счетов как в юанях, так и в иностранных валютах. С начала этого года ряд банков, в том числе «Стэндарт Чартерд», «Ситибанк» и Эйч-Эс-Би-Си, и китайские банки, в частности, Шанхайский банк развития «Пудун», через свои представительства в Шанхайской ЗСТ предоставляют услуги по операциям в юанях. В феврале Центробанк Китая одобрил также в этой зоне проведение платежными системами международных операций, деноминированных в юанях. В списке операторов, получивших разрешение на подобные транзакции, значатся: AllinPay, 99Bill, ChinaPay, Orient Electronic Payment и Shengpay. В середине июня Китай одобрил проведение прямых торгов между юанем и британским фунтом стерлингов, который наряду с долларом США, японской иеной, новозеландским и австралийским долларами, начал торговаться в Шанхае.

Не менее активными темпами идет продвижение юаня и в других странах. В апреле Народный банк Китая в пределах всего лишь одной недели подписал меморандумы о создании системы расчетов в юанях с Банком Англии и Немецким федеральным банком, что выдвигает две крупнейшие финансовые площадки Европы — Лондона и Франкфурта-на-Майне — в качестве офшорных юаневых расчетных центров. Еще ранее офшорными центрами китайской валюты стали Гонконг, Сингапур и Тайвань. Китай заключил соглашения о валютном свопе как минимум с 20 центральными банками других стран, включая национальные банки Японии, Южной Кореи, Таиланда, Новой Зеландии, Аргентины и Малайзии, а также с Европейским центральным банком.

Эксперты HSBC указывают, что повышение роли китайской валюты в мире будет проходить в три этапа: сначала юань должен стать мировой торговой валютой, затем инвестиционной и, наконец, мировой резервной. Уже сейчас активно создаются рынки инвестиционных продуктов в китайской валюте: акций, облигаций, биржевых инвестиционных фондов, краткосрочных финансовых инструментов.

Процесс этот идет весьма стремительно. На конец прошлого года Deutsche Bank оценивал среднедневной оборот юанями в $3,5-4 млрд., то есть он вырос за год более чем в три раза. Не менее впечатляющим является скачок в использовании юаня как средства платежа. По данным SWIFT, в феврале 2014 года китайская валюта занимает 7-е место с долей рынка в 1,39%, в то время как в 2012 году она занимала лишь 20-е место.

С начала 2013 года наблюдается мощный рост рынка опционов в юанях. Ежедневный оборот торгов валютными опционами к концу 2013 года составил $7 млрд. То есть за последние 3 года ежегодный рост составил 780%. Более того, по обороту рынок юаня превзошел даже традиционно крупные опционные рынки корейской воны, малайзийского ринггита и тайваньского доллара, став самым торгуемым опционным рынком в Азии.

В качестве резервной валюты позиции юаня также стремительно усиливаются. В банке Standard Chartered отмечают, что как минимум 40 центральных банков с целью диверсификации резервов уже сделали вложения в юань или готовятся к этому. Растет роль юаня и как средства вложений. К примеру, если вклады в юанях в банковской системе Гонконга в 2008 году составляли лишь 1% от всех вкладов, то сейчас уже 12%. Значительные перспективы расширения международной торговли в юанях в Китае связывают с продвижением проекта экономической полосы Шелкового пути, который призван способствовать «процессам финансирования прямых инвестиций, созданию офшорных рынков валютных свопов и юаней». Предполагается, что этот процесс «может пойти по двум путям: во-первых, активно содействовать расчетам в юанях в сфере энергетики; во-вторых, расширять и увеличивать долю китайских инвестиций и кредитов в экономической полосе Шелкового пути» (куда входит и Центральная Азия). Так считает заместитель директора-распорядителя Международного валютного института Народного университета Китая Ту Юнхун. 
 
Юань и рубль сближаются 
 
Кризис в отношениях России и США по поводу несхожести взглядов на ориентации Украины и санкции в отношении России ведут к тому, что Россия все осторожнее относится к сотрудничеству с Западом в финансовой сфере, к использованию доллара и вложениям в долларовые активы. И это открывает перспективы для расширения партнерства с Китаем в области финансов и использования рубля и юаня во взаимных расчетах. Российские депозиты в США в марте сократились до $8,4 млрд., по сравнению с $21,9 миллиарда на конец февраля. Российские деньги уходят не только из банковских депозитов в США, но и из американских казначейских облигаций. В марте 2014 года Россия сократила вложения в гособлигации США на 20% — с $126 миллиардов до $100 миллиардов. Аналитики предположили, что Россия переместила десятки миллиардов в treasuries в депозитарий за пределами США, в частности в Бельгию, которая за последний год неожиданно вышла на третье место по объему принадлежащих ей казначейских облигаций США — вслед за Китаем и Японией.

Президент Владимир Путин призвал Китай совместно подумать о надежном размещении золотовалютных резервов обеих стран. «Для нас очень важно рационально и надежно размещать эти ресурсы. И мы должны вместе подумать над тем, как это сделать, имея в виду весьма непростую ситуацию в мировой экономике и турбулентность, которую мы наблюдаем», — отметил Путин. Намек более чем прозрачен, если учесть, что резервы Китая и России преимущественно размещены в долларовых активах. Также он призвал задуматься о расширении использования во взаимной торговле рубля и юаня.

В ракурсе этого российский банк ВТБ подписал договор с Банком Китая о том, что операции между ними будут идти в рублях и юанях, а не пересчитываться в доллары. В мае филиал банка ВТБ в Шанхае, единственный российский банк с финансовой лицензией на территории Китая, провел первую трансграничную операцию в юанях КНР на сумму 20 миллионов юаней. Теперь клиенты банка ВТБ в России могут осуществлять расчеты с китайскими контрагентами в юанях, используя счета в шанхайском филиале, а также размещать депозиты в КНР. А клиенты ВТБ в Китае получают возможность рассчитываться юанями с российскими экспортерами, имеющими счета в банке.

Западные СМИ стали бить тревогу, что крупные российские компании готовятся переключить свои контракты на юань и другие азиатские валюты, опасаясь того, что из-за санкций Запада они будут выдавлены с долларового рынка. В частности, в мае прошло сообщение, что многие партнеры «Газпромнефти» согласились на перевод контрактов в евро и юани. А власти Северной Кореи и России договорились начать взаимные расчеты в рублях уже в июне месяце, что, по их ожиданиям, должно способствовать ускорению и облегчению двустороннего торгово-экономического сотрудничества. Наконец, 3 июня Россия и Китай договорились о формировании совместного рейтингового агентства, чтобы создать противовес англосаксонским рейтинговым компаниям Moody’s, Standard & Poor’s и Fitch. А российский Центробанк активно работает над созданием национальной платежной системы в целях снижения зависимости страны от западных компаний, таких как Visa и MasterCard.

Китайский аналитик Чэн Явэнь в газете «Бэйцзин циннянь» характеризует влияние событий вокруг Украины на юань следующим образом: «Много ли людей задумывалось о том, что в ближайшем будущем китайский юань станет международной валютой? За эти годы китайцы уже привыкли к доллару, евро и иене, но пока не к юаню. Однако углубление украинского кризиса постепенно вывело китайскую валюту на мировую арену. Отказ РФ от валюты США может создать образцовый эффект, который приведет к не долларовым энергетическим сделкам на Ближнем Востоке, Африке и Латинской Америке». А это с позиций сохранения роли доллара весьма опасная перспектива. 
 
Сомнения в долларе
 
На фоне подобного внимания к юаню «акции», если так можно выразиться, доллара падают. Согласно отчету МВФ, на конец прошлого года 33% от общего числа мировых резервов номинировано в долларах, но еще в 2000 году 55% всех запасов было номинировано в долларах. С 2003 года развивающиеся страны увеличили вложения в другие, отличные от доллара, валюты на 400%. Для развитых стран этот показатель вырос на 200%. И даже сами американские компании все чаще обращаются в сторону юаня. По данным межбанковской системы платежей SWIFT, США вышли на третье место в мире после Сингапура и Великобритании по объемам использования китайской валюты. В этом году доля использования юаня в сделках между США и Китаем, по сравнению с апрелем 2013 года, выросла с 0,7 до 2,4%. При этом в апреле 2014 года объем платежей США с использованием китайской валюты в годовом отношении увеличился на 327%. Общая доля платежей в юанях с американской стороны в общемировом плане выросла с 1,3% в апреле 2013 года до 2,6% к апрелю 2014-го.

Наступлению юаня и ослаблению позиций доллара в той же Европе способствуют и определенные трения между атлантическими союзниками по тому или иному поводу. К примеру, история с французским банком BNP Paribas, на который США наложили многомиллиардные штрафы за нарушение режима санкций в отношении Ирана. Это вызвало настолько острую реакцию Франции, что глава Банка Франции Кристиан Нуайе, который также является членом управляющего совета Европейского центрального банка, заявил следующее: «Мы могли бы сказать, что компании проявили бы максимальный интерес, чтобы перейти к проведению торговых операций в других валютах. Возьмем для примера торговлю между Европой и Китаем — давайте осуществлять ее при помощи евро или юаня и откажемся от доллара. Этот шаг будет иметь последствия». Аналитики тут же забеспокоились и пришли к выводу, что если BNP Paribas приостановит долларовые сделки, то «рынок сильно пострадает». Если уж политические союзники США призывают отказываться от использования доллара, то действительно мир сильно меняется. 
 
Риски растут 
 
На фоне всего происходящего усиливаются опасения по поводу стабильности всей мировой финансовой системы. Аналитики указывают, что если Китай, Россия или какой-то еще крупный держатель ценных бумаг американского казначейства внезапно начнет их продавать, то учетные ставки резко упадут и на рынке возникнет хаос. Джеймс Рикардс говорит о скором «коллапсе международной монетарной системы». Одним из ключевых признаков ее расшатывания он называет действия России, которая хочет бросить американскому доллару вызов на мировой арене, но начнется все, когда «лопнет пузырь» на золотом рынке. В этой связи особые опасения возникают по поводу того, что специализированная биржа в Шанхае получила разрешение от Народного банка на запуск международной торговой системы драгоценными металлами. Предполагается, что это позволит Китаю более успешно диверсифицировать свои резервы, постепенно избавляясь от американских казначейских обязательств без ущерба для своей экономики, что, естественно, приведет к крупным финансовым неприятностям для Америки и ослаблению позиций доллара. 

Финансовый аналитик Джим Уилли считает, что 2014 год станет определяющим для США, и в этом году многое кардинально изменится. «Все восточные страны восстают против доллара. Эмбарго, введенное против Ирана в 2012 году, подтолкнуло Иран и Индию к союзу. Кроме того, сегодня Россия и Иран готовятся подписать соглашение о ведении торговли в обход доллара». Свое негативное отношение к господству доллара высказывает и бывший главный экономист Всемирного банка Джастин И-Фу Линь, который полагает, что доллар является источником всех финансовых кризисов. «Доминирование доллара является основной причиной глобальных финансовых и экономических кризисов», — говорит он. 

Но если существующие опасения справедливы и данные процессы продолжат стремительно развиваться, то они будут нести с собой высокие геоэкономические и геополитические риски. И в Китае это, похоже, понимают. Уже вышеупомянутый китайский аналитик Чэн Явэнь предупреждает об этом: «Китайцам следует осознать влиятельность юаня. Наступила новая эпоха, нужно подготовиться к ней, как психологически, так и системно. Вместе с этим, в этом вопросе надо соблюдать достаточную бдительность. На политическом уровне, когда Ближний Восток, Африка и Латинская Америка выразят намерение использовать юань или другую валюту вместо доллара в энергетических сделках, тогда возрастет геополитическая напряженность, КНР следует заблаговременно подготовиться к подобной ситуации». Характерно и то, что о геополитических рисках заговорили и инвесторы. По данным опроса Банка Англии, геополитический риск впервые вошел в семь наиболее тревожных рисков для финансового рынка Великобритании, заняв второе место нового экономического спада в Британии или во всем мире. Но это, видимо, вполне закономерно. Когда геоэкономические проблемы ведущим игрокам не удается решать с помощью экономических мер и решений, они не задумываясь переходят к использованию геополитических инструментов. Мир геоэкономики уступает место миру геополитики. Впрочем, это уже заметно.

Виктор Абатуров

Источник: inosmi.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*