11 ноября – День независимости Польши. Традиционно в этот день проходит множество массовых мероприятий. Некоторые из них заканчиваются стычками с полицией или нападениями на российское посольство, как это было в прошлом году.

Но в этом году велика вероятность того, что поляки уделят больше внимания Украине. Признание президентом Порошенко карателей ОУН-УПА героями, необандеровская риторика ведущих политических партий, прорвавшихся в Верховную раду на выборах 26 октября 2014 г., – все это не осталось незамеченным польским обществом.

Масла в огонь подлила наглая выходка украинских студентов Государственной высшей восточно-европейской школы (ГВВШ) в польском Перемышле, где они сфотографировались с флагом УПА. Преподаватель ГВВШ д-р Адам Кульчицкий поспешил обвинить во всем российские спецслужбы. Мол, к студентам подошел неизвестный и соблазнил их предложением сфотографироваться на фоне флага УПА. Кто же это мог быть, как не русский шпион? Почему украинские студенты так легко соблазнились сфотографироваться с преступной символикой в руках, пан Кульчицкий умолчал.

Причина тому – растущее напряжение между украинским национальным меньшинством и польским населением в подкарпатских воеводствах Польши. Перемышль превратился в центр украинского национализма в Польше: украинские националисты издают там свою газету, учреждают национал-патриотические клубы, на могилах боевиков ОУН-УПА проводят торжественные мероприятия для детей и юношества, располагают собственным зданием (т.н. Украинский дом). И все это на деньги польских налогоплательщиков.

Эффект разорвавшейся бомбы имело заявление Богдана Гука (представителя перемышльского отделения Союза украинцев Польши, пылкого поклонника Бандеры) в эфире местного телевидения о том, что поляки сами виноваты в Волынской резне. Рассуждая далее, пан Б. Гук сказал: «Что должны сделать украинцы, чтобы понравиться полякам? Какие у них должны быть герои, идеология? Как только появляется государствообразующая украинская идея, поляки говорят, что это фашизм».

После этих слов поляки вышли протестовать под стены украинского консульства в Перемышле, но Варшава на эти протесты не обращает внимания.

Польские власти приголубили необандеровцев, надеясь извлечь из этого тактическую выгоду в противостоянии с Россией. Чем более пронацистской останется Украина, тем меньше шансов, что она будет сотрудничать с Россией.

Польский общественник ксендз Тадеуш Исакович-Залесский, прославившийся регулярными акциями против потакания украинскому национализму, заявил, что из-за своей «восточной политики» Варшава небрежно относится к памяти польских патриотов, погибших при обороне Львова в годы польско-украинской войны 1918-1919 гг. Варшава не реагирует на нападки украинских националистов на польскую историю и культуру, не требует от украинской стороны должного отношения к местам польской боевой славы.

Польско-украинские отношения превратились в тугой узел противоречий. С одной стороны, поддержка Польшей украинской государственности, основанной на необандеровских постулатах, претензии на цивилизаторскую опеку над ней, снисходительное отношение к идеологии украинского национализма. С другой стороны, память о 150 тыс. жертв Волынской резни, образ Польши как антифашистского государства и претензии украинских националистов на часть территории Польши.

Такой клубок не распутать, поэтому польско-украинские отношения всегда будут содержать изрядную порцию конфликтности, и не факт, что в будущем эта конфликтность не приобретет насильственные формы. Польша и Украина – это «непримиримые друзья». Польские политики вынуждены постоянно искать баланс, точку равновесия между потворством необандеровщине и ее укрощением, одновременно угождая и «українськім друзям», и собственным гражданам.

Как только Варшава проявляет лояльность к украинским националистам, те сразу выдвигают к ней территориальные претензии (их озвучивал Дмитрий Ярош и националисты калибром поменьше), воспринимая лояльность за институциональную слабость польского государства. Как только украинские националисты чувствуют недостаток политической силы, они сразу бегут за помощью к Польше, отодвигая территориальные претензии на задний план. Это бесконечный замкнутый круг.

То, что украинско-польская дружба – это «дружба врозь», подтверждают слова министра иностранных дел Польши Гжегожа Схетыны в интервью изданию Gazeta Wyborcza о цивилизаторской миссии поляков по отношению к Украине. Дословно он сказал следующее: «Полагаю, что разговор о будущем Украины и поисках ответа на то, чем закончится этот конфликт, должен проходить в нашем присутствии. Разговаривать об Украине без Польши – это все равно, что разговаривать о Ливии, Алжире, Тунисе, Марокко без Италии, Франции и Испании».

Если бы такое заявление позволил себе представитель российского МИД, возмущению Киева не было бы предела. С утра до вечера на протяжении нескольких недель украинские СМИ растравляли бы эту рану, не жалея эфирного времени на обличение «російських шовіністів». Говорить о «польських шовіністах» МИД Украины не решился. Грустной трелью прозвучало одинокое заявление некоего дипломата Василия Филипчука о том, что это должны быть последние слова Г. Схетыны в должности министра, и все. Ни звука.

Взаимоотношения государств определяются геополитическими константами, не учитывать которые нельзя. Константой польско-украинских отношений остается атмосфера напряженной терпимости украинских националистов к полякам. И наоборот. Напряжение всегда чревато искрой, из которой может разгореться пламя.

День независимости Польши – это всегда взрыв патриотических настроений в польском обществе, внутренне уверенном в своей цивилизаторской миссии на востоке. Развязанная Киевом под бандеровскими штандартами бойня на Донбассе придаст этому празднику особый климат и на нем прозвучит немало гневных обвинений в адрес киевской хунты, превращающей собственную страну в отстойник неонацизма.

Владислав ГУЛЕВИЧ

Источник: odnarodyna.com.ua


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*