Виноделы Ставрополья привлекли внимание властей к проблемам отрасли давно опробованным за границей способом – впервые в истории края устроили праздник молодого вина. Он прошел в селе Прасковея, где уже более 115 лет существует винзавод – один из старейших в крае. Губернатор, дегустируя напитки, выслушал жалобы на чрезмерное госрегулирование отрасли и обещал помочь.

Губернаторское внимание

Приедет ли первое лицо Ставрополья на праздник молодого вина, точно не знали даже за неделю до мероприятия. Наверное, поэтому площадку перед зданием сельской администрации в селе Прасковея, где промышленные виноградники были заложены еще в конце XIX века, начали облагораживать лишь за три дня до намеченной даты, когда появилась хоть какая-то определенность. Вдруг не приехал бы, и тогда ради чего стараться?

Но Владимир Владимиров виноделов не обидел и вниманием почтил. Около 40 краевых производителей вина и винограда выставили свои бутылки, бочки, саженцы и бокалы для дегустации на обычно пустующем огороженном рынке справа от здания администрации. Здесь же была установлена небольшая сцена, с которой гостей и участников праздника приветствовали местные чиновники и руководители Прасковейского винзавода – одного из старейших предприятий отрасли в крае. Их сменили артисты в расшитых народных костюмах, а губернатор тем временем перешел к дегустации экспонатов выставки.

Журналистам он честно заявил, что без административного ресурса виноделам «сложно пробить уровни решения проблем». В Ставропольском крае, по его словам, восемь предприятий, которые выращивают и перерабатывают виноград, не смогли пока что получить у Росалкогольрегулирования лицензию на выпуск вина. А ведь отрасль дает около 8% доходов в бюджете края.

 «По этому году только от акцизов (вдумайтесь в цифру!) мы планируем получить 2,5 миллиарда рублей, – отметил губернатор, говоря обо всех видах спиртовой продукции. – Если наложить 2НДФЛ, если наложить налоги на имущество виноделов, я думаю, это цифра перевалит за 3,5. Будет около 4 миллиардов. Для понимания: вся доходная база Ставропольского края по 2014 году, как мы ожидаем, составит 52 миллиарда рублей».

Зарегулированные до выкорчевывания

Государство в свое время ввело в целях борьбы с контрафактным алкоголем Единую государственную автоматизированную информационную систему (ЕГАИС), которая осложнила работу законопослушных предприятий. А потом изменились и условия лицензирования их деятельности. В результате сегодня виноделы больше жалуются не на погоду, не на конкуренцию, а на чрезмерный контроль со стороны бюрократии.

«Основная наша проблема — это контроль над производством первичного виноделия, – посетовал в разговоре с корреспондентом «Кавказской политики» председатель СПК «Янтарь» из Советского района Андрей Сержантов. – Росрегулирование сделало единую автоматизированную систему. Такой строгий контроль усложняет процесс».

Предприятие выращивает виноград и занимается его первичной переработкой. «Закон не позволяет нам разливать виноматериалы, представлять в таком виде, в котором они здесь сейчас», – пояснил глава «Янтаря», предлагая отведать тот вкус, которого не найдешь на прилавках.

Еще сложнее выживать левокумскому предприятию «Вина Маджарии», которое занимается и выращиванием винограда, и производством вина. Уже три с половиной года оно не может добиться продления лицензии на выпуск бутылочного товара. Президент закрытого акционерного общества Валерий Агарков говорит, что все 17 лет, пока он стоит у руля, не прекращается его борьба с бюрократами. Сейчас он подошел к критической точке, поскольку работает в убыток, залезая в долги, а это уже предпринимательством не назовешь.

«У нас 600 гектаров виноградников, есть первичка, есть вторичка. Мы виноматериал делаем, а в бутылки нам разливать не дают, придумывают всякие придирки. Как нам говорят, у Росалкогольрегулирования есть два списка – белый и черный. В белом те, кто несут бабки, а в черном – те, кто не несут. У нас то же самое, что и у всех, даже лучше, – уверяет Агарков, демонстрируя золотые, серебряные и бронзовые медали, знаки качества с международных, российских и ставропольских конкурсов. – Нам не дают лицензии из-за элементарных придирок. Вот защелка сбоку должна быть, а у нас сверху. Они напишут отказ, и мы опять месяц-два мучаемся. А последний раз сказали открытым текстом: «Вы не получите лицензию. Мы все равно у вас что-нибудь найдем». Это говорят в отделении Росалкогольрегулирования в Ессентуках, но решается все в Москве».

Губернатора Владимирова «Вина Маджарии» поставили перед дилеммой: либо он походатайствует за них, либо хозяйство начнет выкорчевывать виноградники.

«Три года мы продаем виноматериал. Десять литров стоят 250 рублей – это максимум, чаще 210-220. Из них я делаю 13 бутылок. Две бутылки продаю и покрываю все свои затраты – 250 рублей. Остальное у меня прибыль. А я этого не могу делать. Я не плачу налоги, не плачу акцизы, но это никого не волнует. Чиновник получает зарплату, а у нас люди бегут, специалисты уходят. Вот 200 человек было. Сейчас «Вина Маджарии» сокращают коллектив до 160 человек. Будем выкорчевывать виноградники, нанимать 5 человек, сеять, убирать и получать минимум 15 миллионов прибыли ежегодно. А виноградников и вот этой красоты в бутылках – не будет».

Комментируя ситуацию на предприятии, Владимир Владимиров отметил, что «вдаваться в обсуждение неправильности установки счетчика, неправильности установки клапана, неправильности подключения системы передачи данных» не хочет. Но постарается разобраться, «объективно или субъективно отклонена та или иная заявка на получение лицензии».

На привозном сырье

Не могут никак получить лицензию и на Минераловодском заводе виноградных вин. «Мы готовы дать хорошие объемы, разлить вино, но Росалкогольрегулирование без обоснования не дает нам акциз, – заявила корреспонденту «Кавказской политики» директор предприятия Лариса Бурсанова. – Когда мы даем заявку, придирки наступают с первых слов, вплоть до неправильной точки или запятой».

По ее мнению, это связано с намеренным «блокированием Ставропольского края, чтобы мы перед Новым годом не могли дать людям работу, выпустить продукцию и заработать деньги».

Минераловодский винзавод занимается вторичной переработкой. В производстве используется лишь 30% отечественных виноматериалов, а 70% – привозное сырье из ЮАР, Австралии, Бразилии, Аргентины. «Мы разливаем по 400 тысяч литров за месяц, а край не может дать такие объемы», – поясняет Бурсанова.

Сельхозпродукт без привилегий

Впрочем, те, кто ведет процесс производства вина от куста до бутылки, считают проблемы вторичной переработки менее серьезными, поскольку затраты на выращивание винограда всегда выше, чем на покупку готовых виноматериалов.

 Чисто виноградарские хозяйства могут хотя бы рассчитывать на поддержку, будучи сельхозпроизводителями. А вот смешанные производства не попадают под госпрограммы. В прошлом году постановлением главы правительства России вино было признано сельхозпродуктом, но, как отмечает глава «Вин Маджарии», соответствующие изменения не были внесены в бюджетный и налоговый кодексы. Пока что ни субсидий, ни льготных кредитов винные предприятия не получают.

 «Если настоящие виноградарские хозяйства уберут из ведения Росалкогольрегулирования и передадут Минсельзхозу, будет совсем другое дело, – заявил председатель совета директоров ЗАО «Прасковейское» Борис Пахунов. – Надо, чтобы приняли закон о вине, чтобы правительство обратило внимание на винодельческие предприятия, которые имеют свои виноградники, свою переработку, свою выдержку, свой розлив, от земли до самой бутылки – полный цикл. Вот тогда это будет вино, и о нем можно будет говорить, как во Франции или в Италии».

А пока что, по его словам, многие российские предприятия «неизвестно из чего» выпускают вино и коньяки. «Мы все делаем в условиях высокой себестоимости, все натуральное, а они непонятно где берут, из чего делают и продают по низким ценам. В такой ситуации с ними конкурировать трудно», – признался Пахунов.

Фермерское вино

Надеются на особую поддержку и виноградари-фермеры. Глава их ассоциации Виталий Батрак считает фермерское виноделие перспективной отраслью. «Когда ставится на поток виноделие, начинается с хорошего, а потом идет все подряд, – считает он. – Лучше, если человек делает маленькими объемами, «для себя», готовит вручную, старинными методами. Любое вино – это живой организм, и к нему надо относиться с любовью, а не как к механизму».

По его словам, фермерам нужны субсидированные кредиты на покупку оборудования, закладку новых плантаций и раскорчевку старых виноградников, «потому что взять банковские кредиты сейчас равносильно тому, чтобы сразу разориться». Лицензии на производство алкогольной продукции для маленьких производств тоже должны быть дешевле, ведь их оборот не так велик, как на винных заводах.

Пока что фермеры свое вино не продают. «Только на себя работаем, для друзей, близких. То, что остается, дорабатывается, запаковывается в бутылки и отправляется в коллекцию. Мы выставили, получили призы и положили на выдержку. Когда будет разрешение, мы будем готовы от А до Я», – уверен Виталий Батрак.

Импортный праздник ради импортозамещения

Праздник молодого вина столетиями отмечают во Франции, в Италии. В России он появился не так давно, и сначала его опробовали наши соседи – Краснодар и Ростов. В Ставропольском крае, как рассказал «Кавказской политике» инициатор проведения мероприятия, директор ГКУ «Ставропольвиноградпром» Сергей Лысенко, такие осенние дегустации раньше уже проводились в Левокумском и Буденновском районе, но носили локальный характер.

«Наверное, когда обстановка была благоприятная, каждый хотел выжить один. А сейчас, в условиях изменившейся внешнеполитической, внутриполитической ситуации, особо остро встают вопросы импортозамещения, – отметил он. – Мы давно поднимаем эти вопросы, ведь винограда столовых сортов мы завозим 90%, 80% – виноматериалов. Это большая ниша, которую мы могли бы занять. Наша отрасль – бюджетообразующая. Кроме того, каждые 100 гектаров виноградников создают 40 рабочих мест. Спасибо Владимиру Владимирову, что он поддержал наше начинание и принял участие. Статус праздника поменялся, и я думаю, что он станет ежегодным. Мы уже получили массу предложений, где его провести».

Праздник молодого вина, говорит Лысенко, это маркетинговый ход, повод поговорить о виноделии и дать распробовать разные вкусы потребителям, без которых производство существовать не может.

Прасковейские любители вина (а уж в этом селе толк в вине знают) от мероприятия были в восторге. «Почаще бы такие праздники проводили, а то сидим дома, да и все, – говорят жители. – И почаще бы губернатор приезжал, чтобы не только площадку перед администрацией заасфальтировали, а везде порядок навели».

Светлана Болотникова

Источник: kavpolit.com


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*