У нас ведь как — публика внимательно следит за известными артистами, писателями, музыкантами и врачами. Новые роли, новые книги, новые песни и новые методы лечения редко интересуют публику. Общественная и даже благотворительная деятельность народных любимцев тоже почти не обсуждается. Публика ждет, чтобы артист, писатель, музыкант или врач допустил какую-нибудь оплошность. Ну, хоть тень оплошности. Хоть что-нибудь, что можно было бы трактовать как оплошность.

Артисты, музыканты, писатели и врачи у нас — люди довольно безобидные. Оплошности, допускаемые ими, как правило, не стоят выеденного яйца — не страшнее, чем публично пукнуть. Случалось, что известная актриса поддержала на выборах, кого от нее не ожидали, известный врач высказала неожиданное мнение и организовала неожиданный митинг, известный писатель поехал в неожиданное место и написал серию неожиданных заметок, а известный музыкант в неожиданном месте спел. Имел даже место случай, когда еще один известный артист поехал в зону боевых действий и сделал там несколько выстрелов в воздух в неправильной каске.

«Пукнул!» — слышатся немедленно гневные голоса.

Затем следуют комментарии про то, что народный любимец не просто пукнул, а пукнул с особым цинизмом, возможно, за деньги, возможно, с целью уничтожения людей и подрыва государственного строя или, наоборот, тщась отдалить грядущее торжество свободы и демократии. Чуть позже появляются в средствах массовой информации фотографии, изображающие героя в непотребном виде, например неопрятно одетым, имеющим некрасивый цвет или выражение лица. И делается вывод, что герой вообще подонок, выглядит как свинья, да еще и пукает. Если же таких фотографий не находится, то размещаются фотографии героя в красивой одежде и аксессуарах. И делается вывод, что герой — зажравшийся подонок, вот потому и пукнул. Кампания травли стремится к тому, чтобы совершенно все люди, организации и учреждения на земле объявили герою бойкот. Да и по улицам чтобы несчастный ходить не мог, а если ходит, то чтобы немедленно появлялись рядом с ним содружества оскорбленных молодых людей крепкого телосложения, забрасывали бы героя продуктами питания, пачкающими одежду, или запихивали героя вниз головой в ближайший мусорный контейнер. Если герой не ходит по улицам, то активисты забрасывают яйцами и запихивают в мусорный контейнер специально нанятого и похожего на героя статиста или чучело, а видео, запечатлевающие это, все равно выкладывают в интернет.

В ответ, разумеется, следует волна контрвозмущения. Высказываются мнения, что герой пукнул не сам, а его заставил пукнуть правящий режим, шантажируя детьми. Говорится, что герой пукнул из присущего ему патриотизма, антифашизма и с целью борьбы за мир во всем мире. Иногда пишут, что герой святой, а святые тоже пукают, причем довольно назидательно и духоподъемно.

В прежние времена, если известный человек допускал досадную оплошность, существовали другие способы реагировать на нее. Во-первых, можно было деликатно не обратить внимания и сделать вид, что ничего не произошло. Во-вторых, если оплошность казалась прямо-таки непростительной, можно было перестать ходить на спектакли героя или перестать жертвовать деньги его благотворительному фонду. В-третьих, если оплошность казалась совсем уж оскорбительной, можно было высказать свои чувства герою лично и без свидетелей.

Теперь так нельзя, эти методы устарели. Теперь обсуждение оплошности должно длиться и набирать обороты до тех пор, пока другой какой-нибудь известный артист, писатель, музыкант или врач не допустит какой-нибудь оплошности.

Я не знаю, почему это так. Полагаю, потому, что люди угнетены, испуганы, унижены и растеряны — публичное, гневное осуждение более удачливых современников используют для того, чтобы хоть на мгновение поднять самооценку.

Людям от этого бывает легче лишь на мгновение, а то и вовсе не легче. Зато общественное мнение обесценивается. Единственная польза, которую можно извлечь из проступков известных людей, пропадает. Если кто-нибудь знаменитый совершает что-нибудь действительно отвратительное, например, избивает жену, никому не приходит в голову подумать, что раз уж знаменитый мужчина избил знаменитую женщину, то не чаще ли рядовые мужчины избивают рядовых женщин. Никому не приходит в голову, ужаснувшись поступку звезды, осудить в своей голове насилие и отказаться от насилия самому. Все воспринимают серьезный скандал как очередной, пустой повод для увлекательной травли.

Валерий Панюшкин

Источник: snob.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*