Понятно, что харизматичен тот политик, с которым ассоциирует себя большинство. Тогда оно готово перенимать манеру его поведения, вешать его портреты в приемных (или стикеры на холодильник), шутить его плоскими шутками и копировать с него моду. Даже если лидер — маленький и кривенький. И вообще всячески с ним объединяться в рейтингах поддержки.

Менее изучено и понято обратное влияние фанатов на объект своего фанатизма. Ведь не только ведомые пластичны по отношению к своему лидеру, но и лидер находится в определенной и часто трагической зависимости от созданной ими легенды, под которой очень легко оказаться погребенным самому.

Однажды эту ситуацию гениально проиллюстрировал М. Булгаков на примере Легенды № 1, которая колоссально переросла некоего бродячего проповедника.

«— Нет, нет, игемон, — весь напрягаясь в желании убедить, заговорил арестованный, — ходит, ходит один с козлиным пергаментом и непрерывно пишет. Но я однажды заглянул в этот пергамент и ужаснулся. Решительно ничего из того, что там написано, я не говорил. Я его умолял: сожги ты бога ради свой пергамент! Но он вырвал его у меня из рук и убежал».

Фанатик убежал, чтобы творить культ, из которого потом произрастут политические режимы и войны крестовых походов, унесшие жизни миллионов людей.

Но более близкий нам и реалистичный пример Ульянова-Ленина. Он единственный из известных (по крайней мере, мне) политических лидеров, который сумел отреагировать на вызов реальности сменой всей системы своих убеждений, что, в свою очередь, было совершенно проигнорировано окружением.

Так, на закате жизни первый Предсовнаркома вдруг резко отменил бурно начатое строительство в России коммунистического «города солнца» и заставил однопартийцев переключиться на многократно проклинаемые ранее рыночные отношения. Он пошел еще дальше, когда надиктовал — а у него уже был удар — все переворачивающую с ног на голову статью «О кооперации». Потом она была вновь востребована в перестройке 1989 года. А кроме того, потребовал себе на смену учредить… коллегиальное руководство. Вместо уже закрепившегося в сознании масс привычного вождистского.

Читайте также:  Случайно ли Кабул попал в прицел Талибана

Но, как известно, фанаты отыграли ситуацию назад. Последние тексты скрыли. «О кооперации» — не поняли, сначала даже положили ее под сукно (она была опубликована только через пять месяцев после того, как была надиктована). И даже предлагали печатать официозную газету «Правда» в одном единственном экземпляре. Чтобы успокоить больного кумира, что его политическое завещание («Письмо к съезду») не минуло своего адресата. После же смерти любимого вождя и учителя, которая вскоре последовала, укрыли его в стеклянном гробе — для обозрения и поклонения, возведя таким образом его адаптированное учение (без последних статей) в религиозную догму. Кстати, вот одна из причин, почему меня не радует, когда сегодня, из мести руководству России, крушат памятники Ульянову. Не потому что он мне сильно нравился, все ж он был и автором ГУЛАГа, а просто потому что вместе с каменными образом, таким образом, исчезают улики величайшей политической фальсификации. Притом что эпоха повторилась еще одним странным культом, который «добрые люди» построили на поклонении всячески обезличенному агенту госбезопасности.

Про него никто ничего не знал… Чем не зачин детективной истории! Ни каков он в семье, ни каков он в работе, ни что делают его жена и дети, что за люди его отец, мать. Для легенды он всегда был tabula rasa, которая вскоре заполнилась текстами вчерашних инструкторов райкома. Очень быстро они присочинили, что наш герой — Национальный лидер Владимир Владимирович Путин — обладает Чудесным Планом, под которым, к его чести, он ни разу не подписался. Тем не менее, План этот зажил своей жизнью, вербуя сторонников, готовых чуть ли ни угробиться ради него в окопах. Хотя — это надо подчеркнуть — так и не выяснилось, в чем этот План состоял.

Читайте также:  Польша обнародовала карту раздела Украины

Другой мой коллега по политологическому цеху, влюбившись в легенду «раннего Путина», додумался (и донес эту мысль до читателей), что Вождь собирался якобы говорить с большинством поверх голов продажной бюрократии. О чем говорить и зачем, почему поверх голов, что из всего этого должно получиться — мы не узнали. А сам Путин не подтвердил, но и не опроверг эту теорию.

Что, в свою очередь, не помешало главному редактору популярной радиостанции «Эхо Москвы» — человеку, безусловно информированному и бывающему в звездной тусовке, — уверовать, что «все эти 14 лет он худо-бедно понимал, чего Путин делает» — в духе только ему известных критериев справедливости. А если и перестал теперь понимать, то только когда Путин закопался в истории с Украиной и перессорился практически со всеми странами Запада.

Напротив, известный шахматист, чемпион мира Анатолий Карпов и сегодня продолжает с полной уверенностью в голосе утверждать, что это все потому, что Путин — стратег. То есть ведет свою геополитическую партию (повлекшую катастрофическое падение национальной валюты) с прицелом на Большой выигрыш в конце игры. Однако в чем этот выигрыш должен заключаться, вряд ли чемпион мира по шахматам, да и какой-либо другой чемпион, в состоянии сегодня ответить.

Слышал я и еще более потрясающие мнения о Владимире Путине. Будто бы он собирается восстанавливать советский социализм. Или будто бы… «возглавил поход против грабительского банковского процента». Что подвигает на очень интересный вопрос: а Путин ли строит эту Матрицу великих иллюзий или Матрица строит Путина?

Читайте также:  "Мы стоим на пороге конфликта великих держав"

И похоже на то, что возникло всеобщее убеждение, что виной всему — нет, не Путин, а русская Матрица (или отбившееся от рук телевидение), которая любого уложит в прокрустово ложе легенды.

Да так, что замени мы Путина-1, то просто получим Путина-2. А предложи мы кого-нибудь вместо него принципиально, — того, кто захочет прекратить войну, помириться с Западом и отдать Крым законному владельцу, — Русская Матрица тут же сожрет его с потрохами. Ведь только страхом этой Матрицы можно объяснить, что известные оппозиционеры — Ходорковский и Навальный, не сговариваясь, ответили в духе Путина: Крым-де они и сами не отдадут, если станут невзначай президентами. А-ля Путин с Медведевым.

Вернее, были бы и рады отдать, но видят, что не получается. Навальный даже сказал фразу, ставшую крылатой. Крым, мол, не бутерброд, чтобы его так просто отдавать, — породив тем самым целый сонм комментариев, исходящих из буквального понимания физиологии «отдачи бутерброда назад».

И все это было бы очень печально и очень трагично, если бы не те 15 процентов, которые не верят ни в какие легенды. А практика показывает, что этого вполне достаточно, чтобы сломать Матрицу.

 

Сергей Митрофанов

Источник: chaskor.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*