«Властелины в Кремле. От Горбачева до Путина» — так назвал свою книгу Эрьян Бернер, шведский дипломат, посол королевства Швеции сначала в СССР, а потом в России в период с 1989 по 1994 год.

Книга посла — уникальный справочник для всех, кому интересна Россия. И для тех, кто забыл, как началась и как закончилась перестройка. Плюс исторические экскурсы, новые для шведского читателя, который чаще всего знаком с великим соседом на другом берегу Балтики через посредника — через СМИ.

«Швеция — маленькая страна». Эта фраза из уст посла Эрьяна Бернера звучала за время нашей беседы несколько раз. Пожалуй, вершиной шведских усилий в СССР и России стала работа, направленная на помощь странам Балтии, Эстонии, Латвии и Литве в утверждение их независимости.

«Когда страны Балтии обрели независимость, распался Советский Союз, и появилась Россия, тогда Швеция сыграла определенную роль, — отмечает Эрьян Бернер. — Тогда возник ряд проблем, связанных, частично, с выводом российских войск, которые оставались в странах Балтии, частично — с тем, как обращались с русскоговорящим населением в этих трех странах».

«Здесь, — считает посол, — значительную роль сыграл премьер-министр Швеции Карл Бильдт (премьер-министр с 1991 по 1994 год — прим .ред.). Тогда велись переговоры между Эстонией, Латвией и Литвой, с одной стороны, и Россией, с другой, с привлечением США, главным образом, но и других стран, среди которых Швеция, может быть, в первую очередь, сыграли определенную роль по продвижению вперед этих переговоров.

Потом, в некоторой степени, мы играли значительную роль благодаря Карлу Бильдту в процессе формирования законов о гражданстве в странах Балтии. Тезис Бильдта: мы должны говорить в пользу прибалтов в Москве и в пользу русских в Балтии. Задача — помочь сглаживанию противоречий и наведению мостов».

Посол Эрьян Бернер делает оговорку: «Швеция — не сверхдержава, но что-то в то время сделала».

«Мне тогда повезло», — Эрьян Бернер имеет в виду тот факт, что в он оказался в самом центре событий, начиная с момента своего прибытия в Москву в конце весны — начале лета 1989 года, когда царила революционная, как он говорит, ситуация. Тогда Съезд народных депутатов СССР положил начало роспуску СССР.

Эта революционная ситуация продолжалась, считает шведский посол, вплоть до окончания в 1994 году его российской командировки.

В 1993 году состоялся официальный визит главы шведского правительства в Россию. Первый такой визит после распада СССР. В книге этому событию уделена особая глава. Карл Бильдт хотел поехать в Москву, посол стал зондировать почву, но никто шведского премьер-министра приглашать с российской стороны не спешил. На саммите ОБСЕ в Хельсинки в 1992 году Эрьян Бернер пошел ва-банк. Взяв, фигурально выражаясь, Карла Бильдта за руки, он прорвался через кольцо охранников российского президента, после чего шведский премьер начал, что называется, атаку любезности. Сначала Ельцин сидел мрачный, как туча, потом начал постепенно смягчаться, и когда Бильдт намекнул, что хотел бы посетить Россию, Борис Николаевич любезно его пригласил. Премьер-министр Швеции хотел обсудить с российским руководством два вопроса, в первую очередь. Первый — это вопрос независимости Эстонии, Латвии и Литвы, а второй — нарушение шведских морских границ неизвестными подводными объектами.

«У меня было на эту тему множество бесед сначала с советскими, а потом с российскими адмиралами, генералами, командующими и министрами обороны. Никто никогда не сказал, что это были российские объекты. Комиссия, состоявшая из шведских и российских экспертов, смогла, однако, прийти к выводу, что в территориальных водах Швеции оперировали подводные суда-нарушители. Или, — поправляется посол, — какое-то чужое судно. Позиция российских адмиралов была такая: если вы что-то такое в своих водах обнаружили, вовсе не обязательно, что это имеет отношение к России».

Российская сторона зашла так далеко, что предложила свою помощь в поисках потенциальных нарушителей. Помощь охотниками за подлодками, вооруженными глубинными бомбами.

С приездом Эрьяна Бернера в Москву начался новый раунд поисков шведского дипломата Рауля Валленберга. Сейчас практически невозможно это себе представить, но тогда по советскому телевидению обращались к телезрителям с просьбой, если кто-нибудь что-нибудь знает об этом человеке — на телеэкране появлялась фотография Валленберга — позвонить по телефону. Номер телефона показывали тоже. Всему это предшествовали многочисленные контакты с высокопоставленными официальными лицами, такими, как председатели КГБ СССР Крючков и Бакатин.

«Появился просвет, но главное открытие я и Ханс Магнуссон (советник-посланник посольства Швеции в РФ — прим. ред.) сделали, работая с архивными документами. Тогда открыли архивы советского МИД, и натолкнулись на документ, датированный 1955 или 1956 годом. В этом документе Молотов и Серов (министр иностранных дел СССР и первый председатель КГБ СССР, соответственно) писали, что надо отказаться от ранней версии, в которой утверждалось, что Рауля Валленберга никогда в Советском Союзе не было, и рассказать, что случилось с ним на самом деле».

Рауль Валленберг — сотрудник шведского представительства в Будапеште в годы Второй мировой войны, задачей которого было спасение венгерских евреев от гитлеровского уничтожения. В январе 1945 года Валленберг был арестован органами СМЕРШ и вывезен в Москву. Предположительная дата смерти: 17 июля 1947 года, место смерти — Лубянская тюрьма.

«Далее в той записке говорилось, что Валленберг скончался в 1947 году от инфаркта, так это было записано в официальном свидетельстве о смерти, надо исходить из того, что он скончался от чего-то другого, — замечает Эрьян Бернер. — Но, во всяком случае, это произошло в 1947-ом. Обсуждалось затем, каким образом сообщить это кому следует».

Посол Бернер считает, что обнаружение документа в архивах МИД СССР придает ему бóльшую достоверность, что документ подлинный и вносит ясность в вопрос о судьбе Рауля Валленберга.

Эрьян Бернер заступил на вахту шведского посла в Москве в год падения Берлинской стены. В книге «Властелины в Кремле. От Горбачева до Путина», одна глава посвящена «крымской стене», выросшей весной 2014 года.

«Ельцин наверняка исходил из того (после заключения Беловежского договора 1991 года), что Россия будет жить в тесном сотрудничестве с Украиной, и что группа славянских государств — Россия, Украина, Белоруссия — каким-то образом сплотится под руководством России. Но было и не мало очень значительных личностей, которые утверждали, что если Украина оторвется от России и двинется в сторону Запада в каком-то антироссийском смысле, тогда надо будет задаться вопросом, что есть Россия, что есть Украина, и Крым, в таком случае, это часть России, таковы были общие представления в России, — говорит посол Эрьян Бернер. — Но потом заключили соглашение о Черноморском флоте, Беловежский договор вступил в силу, и все уже исходили из того, что Крым принадлежит Украине».

«Я понимаю, что брутальный захват Крыма Путиным получил широкую поддержку российского населения, с помощью, конечно, российской телепропаганды, но эта поддержка отвечала общим представлениям о том, кому принадлежит Крым. Но сейчас мир выглядит не так, как в 1991 или 1992 году, и это (захват Крыма) рассматривается как нарушение принципов международного права, что вызывает повсюду мощную реакцию», — так считает посол Эрьян Бернер.

«Куда идет Россия?» — так называется одна из заключительных глав его книги.

«К сожалению, светлого будущего не видно. С точки зрения экономики, вс е идет очень плохо. Путину не удалось реформировать экономику, доставшуюся ему в 2000 году. Сейчас за это приходится платить сейчас, как только падают цены на нефть и газ. Вс е это надо сложить с гораздо более авторитарной политикой, чем раньше; с по-прежнему неустойчивой правовой ситуацией, в вопросах собственности, например; с репрессиями инакомыслящих… Ситуация ухудшается по причине экономического спада и, может быть, санкций Запада, которые, с одной стороны, мотивированы желанием наказать Россию за агрессию в отношении Украины, но, с другой стороны, могут иметь оказать цементирующее воздействие на консервативное окружение Путина.

И все это может вылиться в довольно мрачное пророчество, потому, что я убежден, — говорит наш собеседник, — насколько можно быть в этом убежденным, находясь в стороне, что руководство Кремля не уступит под нажимом Запада, и не откажется от своей цели: удержать Крым, удержать свои позиции на Украине, оказывать влияние на сближение Украины с Западом, то есть, мешать этому сближению, полагая, что всего этого можно добиться крайне брутальными методами».

Юрий Гурман

Источник: inosmi.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*