Еще пока не все осознали тот факт, что линия фронта, по которой происходит противостояние Россия – Запад, проходит вовсе не на Украине. Она находится в Москве на улице Неглинной, где располагается Центральный банк РФ.

«Мы вернулись обратно в 97-й год, когда можно было купить ГКО и получить 140% годовых. Вся страна играла в этот государственный МММ»
Настоящая война за будущее страны разворачивается именно на финансовых полях сражений. Враг атакует национальную валюту, денежное обращение, кредитную систему.

Кто этот враг? Федеральная система США? Пресловутые Госдеп и ЦРУ? Вовсе нет. Это крупнейшие транснациональные банки, а также разные рыбы-прилипалы вроде глобальных спекулятивных фондов. Акулы капитализма почувствовали запах крови. Красная жидкость сочится из пор слабой сырьевой экономики России.

1

С начала года Центральный банк потратил на поддержание курса национальной валюты больше 60 млрд долларов золотовалютных резервов. И что в итоге? За 10 месяцев курс рубля упал к доллару и евро на 30%.

Акулы чувствуют эти конвульсии и начинают наворачивать круги. Никакого глобального заговора, Бильдербергского клуба, сложных, многоходовых расчетов – лишь инстинкт, который шепчет на ухо: «Тут можно поживиться».

Разумеется, в этой дружной компании рвачей тут же появляются и отечественные щуки да судаки. Поди плохо купить доллары с плечом и всего за несколько месяцев получить ошеломляющую прибыль? Какое кредитование реального сектора, какой оборотный капитал для заводов? О чем вы?..

Несколько кликов мышкой, миллиард туда, миллиард сюда, зафиксировали, вывели в офшоры, получили бонусы – и отдыхать на Мальдивы.

Мы вернулись обратно в 97-й год, когда можно было купить ГКО и получить 140% годовых. Вся страна играла в этот государственный МММ. Да, потом в августе 98-го случилось жесткое отрезвление. Но кто ж думает о похмелье, поднимая первую рюмку?

2

Нельзя сказать, что наши монетарные власти не борются с этим спекулятивным запоем. Окопы отрыты, в штабах до самой ночи горит свет. Сидят финансовые генералы, чешут затылки.

Экономика сырьевая? Сырьевая. Больше половины доходов бюджета дают налоги с продаж нефти, газа, металлов. Цены на сырье падают? Падают. Стремительным домкратом. Значит, расширяем валютный коридор, девальвируем рубль, возвращаем часть потерь бюджета обратно в виде курсовых прибылей.

Ах, приплыли акулы и ускоряют девальвацию? Играют против рубля? Как результат растет инфляция? Поднимаем процентные ставки, пытаемся охладить пыл спекулянтов. Вызываем самых жирных банкиров на ковер, контролируем валютную позицию банковской системы.

Но рубль продолжает валиться, кредитование сокращается (еще бы – это ж с какой доходностью надо работать, чтобы вернуть займы по таким ставкам?!), заводы закрываются, ВВП падает. Начинает расти безработица. Население паникует, скупает доллары, что еще больше усиливает давление на рубль. Ситуация напоминает дырявое решето – заткнул одну дырку, начало хлестать из двух других.

Что будет дальше – известно. Черный рынок валюты, векселя и взаимозачеты, галопирующие цены, неплатежи, «у.е.» в торговле, еще больший отток (водопад!) капитала из страны. Деньги – это доверие. Потерял доверие к национальной валюте? Получи снежный ком проблем, который докатится и до бюджетников, и до армии c космосом. Неприкасаемых нет.

И бессмысленно объяснять, что у страны все еще огромные резервы, маленький государственный долг. У акул объясняльщики не хуже. Маленький государственный долг? Зато у одной Роснефти кредитов больше, чем на 2 трлн рублей. И большая часть перед западными банками в иностранной валюте.

Возвращать надо? Надо. Доллары и евро нужны? Нужны. Где их можно взять во время санкций, когда рынки капитала в Европе и США закрыты? Только внутри страны. Или у Китая, что сомнительно. А сколько таких «Роснефтей» нынче в России? Полтора десятка наберется. И всем нужны доллары. А значит что? Правильно, говорят нам международные эксперты да аналитики – рубль и дальше будет падать. К этому созданы все условия.

3

Как перестать играть в эту игру в одни ворота? Увы, хороших рецептов для наших вратарей с Неглинной тут нет. Любые ответные меры по спасению рубля – выбор из двух зол. Во-первых, можно на законодательном уровне ввести мораторий на выплату госкорпорациями валютных кредитов до момента снятия санкций. Это вызовет волну дефолтов, арестов западных счетов, серьезных трудностей с взаиморасчетами по торговле углеводородами.

Возможен и арест авуаров Центрального банка (который, кстати, такой вариант все-таки просчитывает, раз с начала года нарастил долю золота в ЗВР до рекордных 1036 метрических тонн). Во-вторых, можно вернуться к практике обязательной продажи валютной выручки экспортерами. Это снизит давление на рубль, но опять же вызовет дополнительные трудности с выплатой кредитов.

В-третьих, не исключено, что стоит подумать о налоге Тобина, то есть налоге на спекулятивные операции с иностранными валютами (0,1%-0,25% от суммы). Хочешь по клику мышки двигать миллиардами? Имеешь право. Но с задержкой в 30 дней и после уплаты налога. Это могло бы резко ограничить трансграничные валютные спекуляции, сделав большую часть из них невыгодными, что уменьшит их вред для российской экономики.

4

И наконец, о предложении депутата Федорова начать программу Количественного ослабления по типу той, что была в США. Залить экономику дешевыми деньгами. Включить печатный станок и дать каждой фабрике, каждому заводу длинный дешевый кредит!

Хочешь строить высокоскоростные магистрали? Нет, проблем. Выпускай двадцатилетние инфраструктурные облигации, и Центральный банк купит их безо всяких вопросов на свой баланс. Красиво звучит? Да, не очень.

Беда в том, что экономика у нас, как уже было показано выше – дырявая. Залить промышленность деньгами не получится – практически все вытечет в офшоры. А что не вытечет – ухнет в инфляцию. Замминистра экономического развития Алексей Ведев в свое время сформулировал пропорцию – из каждого рубля 40 копеек идет на отток капитала, то есть на валютный рынок, 40 копеек – на потребительский рынок в виде роста цен и лишь 20 копеек идет на то, чтобы модернизировать производство.

В идеале речь можно было бы вести об «умном» количественном ослаблении – целевые и дешевые деньги, которые нельзя вывести из системы на посторонние цели. Однако создание такой программы кредитования без возврата к плановой, закрытой экономике по типу СССР – задача очень нетривиальная.

Гибридная система финансирования экономики, которая, с одной стороны, опиралась бы на финансовое планирование и планирование спроса, прежде всего государственного, а с другой стороны, на гибкость конкурентного рынка, требует создания специального финансового инструментария и контроля, выхода за ортодоксальные подходы к монетарной политике, характерной для Банка России.

Кроме того, такая умная политика требует наличия компетентного и качественного государственного аппарата, способного стать ее проводником.

***

Пока что попыток выйти за рамки простых подходов не наблюдается – последний подъем ключевой процентной ставки (до рекордных 9,5%), сделанный с целью охладить пыл спекулянтов, действовал на рынок около семи минут, после чего в тот же день доллар отыграл трехпроцентную просадку, наблюдавшуюся накануне решения Банка России.

Нынешняя монетарная политика Банка России – это попытка идти в атаку с шашкой на «Тигры» противника. И результаты этих бессмысленных «атак» очень скоро скажутся на наших кошельках.

Источник: vz.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*