4 ноября состоялось заседание Совета национальной безопасности и обороны Украины, ключевым вопросом которого стала ситуация на Донбассе. Судя по озвученным первым решениям, это заседание подтвердило неготовность Киева к любому политическому диалогу с ДНР и ЛНР, а также артикулировало долгосрочную стратегию на военное противостояние или как минимум на замораживание конфликта.

Еще накануне заседания П.Порошенко заявил, что потребует от парламента отменить принятый ранее закон относительно особого статуса Донбасса. И хотя с точки зрения политического процесса он не имел никакого реального значения для ДНР и ЛНР, но был хоть маркером того, что Киев пытается искать приемлемый для него формат политического сосуществования с провозглашенными республиками. Это, кстати, косвенно подтвердил и обозреватель прозападного еженедельника «Зеркало недели» С.Рахманин, сказав, что данный закон фактически признал и ДНР, и ЛНР в качестве отдельной силы. Этому же способствовали и минские соглашения.

Теперь же, после выборов 2 ноября и реальной легитимации власти в ДНР и ЛНР, Киев вопреки предыдущей логике миротворчества отбрасывает политический диалог, заявляя, что ему все еще не с кем говорить, а выборы были фарсом, нарушающим все те же минские соглашения. При этом совершенно очевидно, что в любом случае благодаря этим выборам в соответствии с демократическими процедурами в ДНР и ЛНР появилась легитимная власть.

И эта власть готова к диалогу с Киевом: «Мы призываем Киев следовать мирному плану и прекратить военное и политическое давление на Донбасс. При этом мы гарантируем, что, если Киев проявит благоразумие, избранные руководители будут готовы к продолжению диалога. Мы готовы к восстановлению всего комплекса связей с регионами Украины, к заключению соглашений с Кабинетом министров, предприятиями и организациями Украины. Нам необходимо сотрудничество в сфере поставок электроэнергии, сельхозпродукции, транспорта, связи, экспортно ориентированных производств. Наша экономика останется в зоне гривны, если Киев прекратит финансовую блокаду. И, конечно, мы готовы делать все для поддержания мира», – заявили представители ДНР и ЛНР.

То есть новоизбранная власть дает четкий посыл Киеву о том, что она готова абсолютно нормально договариваться, если эти переговоры будут идти на равных.

В ответ же Киев не только готовится отменить упомянутый выше закон, но и ввести ряд дополнительных мер, усложняющих жизнь новых республик. В частности, было заявлено, что готовится закон об экономической деятельности в Донецке и Луганске. Однако, судя по комментариям П.Порошенко и руководителей СНБО, это лишь красивое название для попытки экономической блокады Донбасса.

П.Порошенко так расшифровал эту идею: «Я не исключаю, что экономический режим мы будем делать более жестким. По закону мы уже давно должны были отключить и отопление, и энергию». Так же среди потенциальных ресурсов, подлежащих ограничению, – электричество, вода, газ, продукты питания и социальные выплаты. Судя по заявлению разнообразных обозревателей, основная ставка Киева в этом вопросе – провоцирование голодных бунтов, а также внутренней борьбы за власть в ДНР и ЛНР.

Кроме того, исходя из озвученных П.Порошенко условий для возобновления мирного переговорного процесса на базе минских соглашений, он явно не намерен этого делать в реальности. Среди таких условий-требований: освобождение всех заложников, в том числе и тех, кто якобы незаконно содержится на территории Российской Федерации; отмена «незаконного избирательного фарса от 2 ноября»; прекращение огня. При этом сам Киев регулярно срывает все мирные переговоры и нарушает минские соглашения.

Параллельно с этим системным срывом мирного урегулирования Киев недвусмысленно дает понять, что милитаризация украинского общества – долгосрочный тренд.

По словам Порошенко, силовикам уже было поставлено задание сформировать новые военные части и соединения. Продолжается возведение трех линий фортификационных сооружений.

Наряду с этим 3 ноября было введено в силу решение СНБО от 12 сентября, направленное на милитаризацию страны. В частности, предусматривается, что значительная часть добровольческих батальонов перейдет из подчинения МВД в ведение Минобороны Украины, будет в полном объеме восстановлена начальная военная подготовка в школах. Также будут обновлены планы мобилизационной подготовки и мобилизации.

До 15 декабря планируется подготовить проект концепции развития сектора безопасности и обороны Украины, доработать проект госбюджета на следующий год, предусмотрев приоритетность финансирования по статьям, связанным с обеспечением нацбезопасности, выделение на потребности обороны не менее 3% ВВП страны. Намечено усилить интенсивность боевой подготовки частей и подразделений ВСУ, упростить порядок принятия вооружений на баланс ВСУ.

Отдельный блок посвящен сотрудничеству с НАТО. В частности, Киев готов делить новосозданные трастовые фонды НАТО на усиление обороноспособности Украины. Предлагается предпринять меры по обеспечению размещения в одном здании Офиса связи НАТО на Украине, Центра информации и документации НАТО на Украине и советников от государств-членов альянса. Непонятно, как последний пункт появился в решении СНБО, поскольку к обороноспособности государства вообще не имеет отношения. Здесь одно предположение: эти структуры принимают самое непосредственное участие в военном планировании, являются реальным источником влияния, откуда официальные киевские власти получают свои указания.

Очень интересно прописан пункт о международных отношениях. В частности, Кабмину предлагается в месячный срок отработать вопрос «формирования оптимальной модели обеспечения безопасности Украины, в частности относительно заключения многостороннего международного договора или двухсторонних международных договоров с иными государствами по предоставлению Украине действенных гарантий безопасности для защиты суверенитета и территориальной целостности».

По всей видимости, получив однозначные отказы всех стран проводить процедуры по положениям Будапештского меморандума (из-за отсутствия реальных причин), Киев готовится при поддержке США зайти с другой стороны – вынудить ряд стран подписать соответствующие двусторонние договоры. Маловероятно, что эти попытки будут удачными, однако усилия будут прилагаться. И очень интересно, как к этим попыткам отнесутся участники Будапештского меморандума Великобритания, Российская Федерация и США.

Резюмируя, можно сделать вполне однозначный вывод: Киев отказался от реального процесса мирного урегулирования конфликта, сделав ставку на а) его замораживание, б) наращивание военной активности и в) усиление экономического давления на ДНР и ЛНР. Похоже, что вместе с окончанием выборов пропала и необходимость делать вид, что Киев хочет мира.

Хотя, судя по основному направлению приготовлений Киева, его уже меньше беспокоит желание силой отвоевать Донбасс – с этой надеждой явно расстались надолго. Теперь задача, видимо, сформулирована иначе – не допустить возможного парада суверенитетов в близлежащих областях.В определенной степени эта жесткая однозначность может быть даже позитивной для провозглашенных республик Новороссии, поскольку ускорит процессы сепарации последних сомневающихся на их территориях в отношении киевского режима, а также позволит сосредоточиться на восстановлении собственных территорий.

Андрей НОВАЦКИЙ

Источник: odnarodyna.com.ua


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*