Новое руководство страны только сформировано и начало работать. Но накал политических страстей уже сейчас почти такой же, какой был перед выборами. К чему это приведет?

Оппозиция в сборе

Говорят, до конца этой недели должен состояться съезд политической партии «Амцахара». Уже сейчас правильнее будет написать «оппозиционной политической партии». Свое отношение к новому руководству страны соратники бывшего президента сформулировали предельно четко.

Несомненно, основной темой съезда будет договор с Россией, который Москва и Сухум вроде как должны скоро подготовить к подписанию.

По большому счету, «Амцахаре» повезло. Чтобы уйти в оппозицию, ей не потребовалось долго искать подходящую идеологическую платформу. Российско-абхазские отношения — очень удачная для этого тема.

Три причины для протеста

Резкий всплеск политической активности сразу после оглашения результатов президентских выборов нетрудно было предсказать. Выборы внеочередные, президент Анкваб пробыл у власти лишь три года, никто из его команды, близких и дальних соратников не собирался уходить в тень и оставаться без власти и ресурсов.

Аслан Бжания, основной оппонент Рауля Хаджимба на выборах, получил 35% голосов, и сейчас нарождающейся оппозиции нет никакого смысла терять время, рискуя надежным и значительным электоратом. Тем более что его предстоит терять власти — так часто бывает после выборов, а значит, у оппозиции есть неплохие шансы пополнить свой «электоральный кошелек». Это первое.

Второе – антикоррупционная кампания, которую уже активно начали продвигать новые власти. Вчера было возбуждено еще одно уголовное дело в госкомпании «Черноморэнерго». Судя по всему, руководство страны намерено «дожимать» прежние кадры. А это значит, что в оппозицию придет много новых людей, и ее политическая активность будет очень высокой.

И третье. Сейчас трудно предсказать размах кампании «по наведению порядка», но пока, как мы видим, далеко не только хозяйственные бонзы прежней власти оказываются под прессом правоохранительных органов. Там все больше и «обычных» людей, которые прежде неплохо плавали в мутной воде беззакония, извлекая прибыль за счет связей, умело встраиваясь в бизнес-конфликты или хозяйственные споры. В общем, был миллион разных вариантов заработать. Это совершенно теневой уровень, но если и дальше прокуратура с МВД будут с таким же энтузиазмом шерстить пространство, то еще очень большая группа людей в скором времени присоединится к политическому протесту.

Новые люди

Впрочем, все это — об оппозиции конъюнктурной, протест которой формируется за счет уволенных чиновников, оставшихся без предприятий директоров, опальных «государственных предпринимателей» и, конечно же, части интеллигенции, которая примкнет к ним, чтобы обеспечить мощь идеологического пространства оппозиции.

Но вполне возможно, мы сейчас наблюдаем зарождение и абхазской оппозиции совершенно другого качества. Вчера Алмас Джапуа, депутат парламента (совсем недавно кстати, избранный), выразил у себя на странице в Facebook разочарование первыми действиями новых властей.

«Что происходит в этом государстве??? Кто нибудь может ответить, что творится? Люди, пришедшие на сход 27 мая к правительственному зданию, точно знали, что больше так продолжаться не может! Они были не только против личности самого президента, но и против главных идеологов власти, отставку которых они требовали отдельным пунктом. Они были против старых управленческих подходов, против старых методов подбора кадров, против безынициативных, безвольных, безликих чиновников и тем, что они делали с этим государством! Что изменилось с тех пор? Президент? А что еще? А больше, по-моему, ничего!!!…»

В данном конкретном случае информационным поводом, который создал некоторую напряженность, стало назначение замминистра иностранных дел Ираклия Хинтба начальником вновь созданного экспертного управления администрации президента — тогда как у многих, кто активно поддерживал Рауля Хаджимба в течение всего этого бурного политического года, Хинтба и сам министр иностранных дел Вячеслав Чирикба вызывают, мягко говоря, недоверие. В стане бывшей оппозиции их считали активными проводниками курса прежнего руководства.

Алмас Джапуа является представителем нового политического поколения. Этих людей пока еще не назовешь политиками, тем более что у них нет навыков и опыта конъюнктурных игр. Им так же, как в свое время и Раулю Хаджимба, потребуется свое десятилетие развития, чтобы прийти к власти. Но факт, что это новое складывающееся политическое поколение с иной ментальностью и мировоззрением, отличающимся от мировоззрения людей, вставших сейчас у руля.

И их политическая повестка может быть более искренней, нежели у конъюнктурной оппозиции, которую представляет собой партия «Амцахара». Как пример – все тот же договор с Россией. Для «старой оппозиции» обсуждение договора — в чистом виде повод консолидировать протест, и только.

Это легко доказать. Аслан Бжания – бывший глава Службы госбезопасности Абхазии и ставленник прежних элит – во время президентских выборов однозначно и не в одном интервью заявил о том, что непременно подпишет новый договор с РФ до конца года, если выиграет кампанию. Для «новой оппозиции» вопрос договора с Россией – не риторика для набора очков, а вполне весомый политический вопрос.

Вопросы без ответа

Сейчас очень многое зависит от новой власти. Назначение министров и глав районов сильно затянулось, но в результате нет ответов на важные вопросы. Почему именно те люди, которые назначены, получили портфели? Может быть, они предложили какие-то интересные идеи? А какие задачи перед ними поставлены руководством страны? Соответствует ли вообще реалиям времени воссозданная вновь управленческая система? Нет ответов на эти вопросы.

Правоохранительные структуры, кажется, получили карт-бланш для серьезных действий по наведению порядка. Но хорошо известна аксиома о том, что не подконтрольная обществу и государству правоохранительная деятельность завтра может создать серьезные проблемы в области прав человека. Перед глазами — пример соседней Грузии, где беспредел силовиков стал одной из важных причин свержения режима Саакашвили. Значит, нужно — и не только в правоохранительной сфере — закладывать механизмы гражданского участия и контроля. Об этом просто никто не говорит.

Практическая деятельность новых властей будет проходить на фоне перманентно сложной политической ситуации. В оппозицию уйдет очень значительное число влиятельных игроков. Единственный шанс власти удержаться на коне заключается в том, чтобы обеспечить себе широкую общественную поддержку. А для этого нужны очевидные улучшения, причем довольно быстро.

Здесь есть еще одна проблема. Повседневная деятельность абхазского чиновника, даже самого высокого уровня, это практически никогда не прекращающийся кризис-менеджмент, бесконечное разруливание чаще всего «низкоуровневных» ведомственных, или даже бытовых проблем конкретных людей.

Режим кризис-менеджмента, в котором почти всегда работают абхазские чиновники, следствие функционирования давно обанкротившейся и неадекватной системы управления. Она уже поглотила репутацию нескольких предыдущих режимов. Но новые власти кажется, наступили уже на те же грабли, произведя пока лишь только кадровые ротации в неэффективных механизмах. Это не сулит ничего хорошего.

Антон Кривенюк

Источник: kavpolit.com


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*