Совпадение это или нет, но смена веков в России не раз сопровождалась войнами и смутой.

Период российской истории с 1598 по 1613 год так и называется — смутное время. Лжедмитрий, семибоярщина, русско-польская война.

Начало 19-го века тоже принесло дворцовый переворот и войну. В 1801 году был убит император Павел I. В 1812 году началась Отечественная война.

Начало 20-го века не нарушило смутных традиций. Революция 1905 года, Первая мировая, революция 1917, гражданская война 1918/20 годов.

Увы, но мы тоже стали свидетелями смутных времен.

Многие относят смутные времена современной России к периоду правления Ельцина, то есть к 90-м годам. Но я с этим согласен не вполне. Ельцин и Горбачев — это лишь начальный период смутного времени, которое не завершилось до сих пор.

Смута начала 17-го века тоже начиналась в конце предыдущего столетия. Истоками смуты можно считать смерть Ивана Грозного в 1584 году, за которой последовала смена нескольких недееспособных правителей и появление Лжедмитрия.

Смута начала 17-го века зарождалась в 84-м году.

Смута нашего времени тоже начиналась в 80-х годах.

Брежнев скончался в 1982 году, после этого в течение короткого промежутка времени скончались Андропов и Черненко, после чего в 1985 году на должность генерального секретаря был назначен Горбачев.

Назначение Горбачева стало прямым следствием трех подряд смертей предыдущих возрастных генсеков. По воспоминаниям Громыко, который первоначально считался главным кандидатом на должность генерального секретаря, в президиуме ЦК очень опасались, что новый возрастной руководитель снова окажется «недолговечен» и четвертая быстрая смерть главы государства станет тяжелым ударом для всей системы власти. Горбачев в президиуме ЦК был самый молодой. На решающем совещании Громыко (по его собственным воспоминаниям) взял самоотвод и предложил выбрать генеральным секретарем Горбачева. Все надеялись, что молодой руководитель — именно то, что нужно стране после трех подряд похорон «кремлевских стариков».

Но обмануть историю не удалось. Горбачев не принес стране стабильности и не вдохнул в Советский союз свежие силы для дальнейшего развития.

Перестройка, сухой закон, поспешный ввод кооперативов и последующая борьба с ними окончательно дестабилизировали экономику страны, у которой и без того было множество проблем еще со времен застоя.

Глубокий экономический кризис привел к потере авторитета партии и правительства, а советская идеология превратилась из объединяющего базиса в предмет острой критики, нападок и насмешек. То, что объединяло страну на протяжении 70 лет, превратилось в фактор размежевания.

В 1991 году на волне антисоветских, либеральных и прозападных настроений к власти пришел Ельцин. От России (Советский союз — это переименованная Российская империя) были отделены значительные территории, включая Украину и Белорусскию, которые входили в состав России на протяжении нескольких веков, а в далеком прошлом были местами зарождения и формирования русской культуры, письменности, русского православия.

Эпоха Ельцина завершилась в 1999 году.

Почему же я считаю, что с уходом Царя Бориса смута не была завершена?

Курс Ельцина — это был не только антисоветский, но и антироссийский курс. Ельцин и его соратники произвели подмену понятий, назвав Россией исключительно территорию РСФСР и с легкостью отделив обширные регионы, которые на протяжении многих веков заселял, отстраивал и защищал один большой народ, в который входили русские, украинцы и белорусы как его неразделимые части. Это было не просто разделение страны, это было разделение народа.

Ельцин и его соратники дали ход процессу размежевания русских, украинцев и белорусов. На протяжении многих веков жители России перемещались по ее огромной территории, особенно интенсивно это происходило во времена СССР. Переезжали для учебы, по работе, по распределению на прохождение военной службы. Только за последние сто лет возникли миллионы смешанных семей, в результате чего деление на русских, украинцев и белорусов стало совершенно условным. Российских семей, у которых на Украине и в Белоруссии нет родственников, едва ли не меньше, чем тех, у кого родственники там есть.

Размежевание, создание искусственной конкуренции между частями одного большого народа за ресурсы, противопоставление, разобщение народа — это и есть один из основных элементов смуты наших дней. И это разделение — лишь во вторую очередь находится на карте и в других официальных документах. В первую очередь оно находится в головах.

Русских, украинцев и белорусов убедили и продолжают убеждать, что они разные, что им нужно делить землю, делить деньги, делить политику, делить историю, делить путь дальнейшего развития.

Россию продолжают делить. В 1991 году ее разделили формально, сегодня процесс разделения закрепляется в головах.

Нас противопоставляют чтобы мы сражались друг с другом, чтобы строили стены, заборы, копали рвы.

Средства массовой информации распространяют слова о том, что «никогда мы не будем братьями» и миллионы русских и украинцев их повторяют, закрепляя этот тезис в своих головах. Запоминают его. Делают из него выводы. Так и возникают стены. Стены из мыслей — прочнее стен из любых кирпичей. Кирпич можно выбить одним ударом. Мысли — нет.

Украинцам внедряется образ, что русские — богатый сосед, который много веков притеснял их. Русским — образ, что украинцы — нахлебник и иждивенец, который выпьет всю нефть и вдохнет весь газ, если только ему это разрешить. Каждую из сторон убеждают, что сосед — жадный, алчный и поголовно агрессивный, хотя на самом деле агрессивная часть — это несколько процентов — не более, чем в другой стране.

На самом деле, самые жадные и алчные люди собрались в корпорациях и в руководстве наших стран. Противопоставление народов — это их способ переключить наше внимание с их собственных махинаций.

Корпорации владеют всеми ресурсами страны, огромные доли в корпорациях принадлежат американцам, англичанам, немцам, французам, но мы этого не замечаем, потому что увлечены спором о том, кто стрелял на майдане, кто чей агент, кто устроил теракт в Одессе, кто сбил Боинг, мы погрязли в бесконечных спорах, кто виноват.

А пока русские, украинцы и белорусы спорят друг с другом по тем или иным вопросам — чиновники и корпорации делят прибыль, выводят за рубеж десятки миллиардов долларов и отдают значительную часть доходов Европе и США.

Мы готовы до последнего спорить с украинцами за миллиард долларов, но не замечаем, что во время этого спора из страны выводится сто миллиардов. Нам это просто не интересно. Мы готовы отдать сто миллиардов американцам, лишь бы отобрать у украинцев миллиард.

В этом и заключается смута. И она так похожа на времена начала 17-го века. И она продолжается по сей день.

В начале 17-го века Польша, пользуясь разногласиями, жадностью и алчностью среди бояр, привела на русский престол своего правителя, который действовал в ее интересах.

Чем отличаются наши времена?

Власть в России принадлежит корпорациям, крупному капиталу. Это те же бояре.

Сегодня российские корпорации в лице их руководства и чиновников экономического блока — Греф, Кудрин, Улюкаев, Чубайс и другие — так же, как бояре в 17-м веке, выступают за продолжение западного курса. Они лоббируют решения в пользу США и Евросоюза, лишь бы были отменены санкции, потому что им так выгоднее. Они лоббируют сохранение западного вектора развития, потому что акционерами и инвесторами корпораций является западный капитал.

И Россия, чей бюджет наполовину зависит от экспорта сырья, объявляет США партнером в то время, как сам Вашингтон объявляет Россию врагом.

Российские власти выступают против конфронтации с Западом, допустив при этом за последние 23 года ситуацию конфронтации с Украиной.

Вашингтон объявляет Россию врагом, а Россия воюет с Украиной. В США из России совершенно беспрепятственно уходят десятки миллиардов долларов, а с Украиной ведутся многолетние споры за каждый миллиард.

В современной России интересы США и Европы оказались выше интересов Украины и Белоруссии.

Основную часть населения России, Украины и Белоруссии составляет один народ, с одними историческими и культурными корнями, разделенный всего 23 года назад. За 23 года народы не становятся другими, для этого нужен гораздо более длительный срок.

Это значит, что, поставив интересы США и Европы выше интересов Украины и Белоруссии, руководство России поставило интересы США и Европы выше интересов собственного народа.

Это продолжение курса Ельцина. Только в неявной, завуалированной форме. Это смута, скрытая под блеском и роскошью отдельных российских городов. Красивый фасад Сочи, Петербурга и Москвы скрывает вывоз капиталов, разрушение науки и образования, а главное — обеспечивает вотум доверия правительству, ведущему прежний ельцинский курс.

Но если бы дело было только в руководстве наших стран. Дело в отношении самого народа к вопросам сотрудничества с западом, к приоритетам, к воссоединению русских, украинцев и белорусов.

Пока сам народ считает своих соседей жадными, алчными и ленивыми, пока народ предпочитает закрывать глаза на 100 миллиардов, уходящих в США, отслеживая при этом каждый доллар в цене на газ у соседа, пока народ предпочитает сотрудничество с западом сотрудничеству со своим историческим родственником, с которым на протяжении веков строили и защищали страну — смута сохранится.

Все простые люди на самом деле похожи между собой. Все хотят иметь дом, работу, семью. Различаются языки, обычаи, культура. Но что же тогда разделяет русских, украинцев и белорусов, если у нас похожи и обычаи и языки?

Нас разделяет пропаганда.

Пропаганда, идущая через телевидение и интернет — пропаганда вражды, размежевания и взаимных обвинений.

Эта пропаганда выгодна крупному капиталу и чиновникам, Европе и США. Эта пропаганда позволяет незаметно грабить народы, отвлекая их на споры о том, кто от кого произошел и кто кому больше должен.

Смута 17-го века поддерживалась боярами в пользу Польши. Смута 21-го века поддерживается капиталистами в пользу Европы и США.

Но смутные времена закончатся не тогда, когда сменится руководство стран. Смутные времена закончатся, когда русские, украинцы и белорусы вспомнят, что они — один народ, что у них общая история, общая культура, общие ресурсы и общие возможности. А главное — общий противник, который претендует на них.

Все разногласия и споры до конца не разрешатся. Вопрос в приоритетах. Кому отдавать предпочтение — непосредственному соседу или малознакомому джентльмену с далеких островов?

У джентльмена дорогой фрак, модный цилиндр и идеальная улыбка. Сосед — в ватнике или вышиванке. У джентльмена — доллар. У соседа — гривна или рубль. Кого предпочесть?

Вот пока славяне отдают предпочтение джентьменам — у тех всегда будут дорогие фраки, модные цилиндры, идеальные улыбки и крепкий доллар. А у славян будет смута и вражда.

Пока славяне обвиняют во всех бедах соседние народы, а не власти своих стран — у чиновников тоже будут дорогие костюмы, автомобили, дома, счета в банках, а у народа будут долги, непогашенные кредиты, а также смута и вражда.

Смута закончится, когда народ перестанет страдать географическим и политическим кретинизмом, путая далекое с близким, мешая следствие и причину.

Запад никогда не будет ближе к русским, украинцам или белорусам, чем мы друг к другу. Историю и географию невозможно переписать.

Смута начала 21-го века закончится, когда русские, украинцы и белорусы начнут ценить друг друга выше, чем западный капитал.

Смута закончится, когда народ перестанет делить неделимое, а власти — пытаться перелезть через соседа, чтобы покрепче ухватиться за длинный доллар, который тянется куда-то вдаль.

 

Александр Русин

Источник: aanalitik.com.ua


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*