Самый серьезный сегодня этно-политический конфликт в России – вовсе не в сильно зараженных ксенофобией Москве и Санкт-Петербурге, и даже не в Чечне. Он развивается в новоприобретенном («отжатом», как говорят в самом Крыму) Россией Крыму, и связан с судьбой  крымскотатарского народа. После внезапного и скоротечного присоединения полуострова к России в марте 2014 года вскоре выяснилось, что современная Россия не обладает институтами и механизмами интеграции этнокультурных сообществ с сильной групповой идентичностью и травматичной историей. А привычные механизмы подкупа/запугивания/вытеснения лишь усугубляют конфликт.

Крымские татары – это древние, коренные жители Крыма, вобравшие в себя множество обитавших в Крыму народов, имевшие свое государство (Крымское ханство) с середины 15 по конец 18 века (более 300 лет). После этого Крым был завоеван Российской империей (Екатериной Великой), но крымские татары всегда сохраняли свои культуру, язык и религию (ислам суннитского толка). В 1944 Сталин отдал приказ депортировать весь народ (более 191 тысячи человек, 47 тысяч семей) в Среднюю Азию. В 1954 Хрущев передал Крым из РСФСР Украинской ССР, а в марте этого года Путин вернул Крым в Россию, вопреки всем гарантиям территориальной целостности Украины, ранее зафиксированным в международных договорах и соглашениях России. Вместе с Крымом в составе России, неожиданно для себя, оказались и крымские татары.
Согласно украинской переписи 2001 года, в Крыму проживало 245 тысяч крымских татар (они стали массово возвращаться при Горбачеве в конце 1980-х) – сейчас – около 300 тысяч – примерно 13% населения полуострова. Перед референдумом 16 марта 2014 года о вхождении в состав России Меджлис крымскотатарского народа(исполнительный орган высшего органа народа – Курултая) принял решение о бойкоте референдума. По утверждению Мустафы Джемилева – легендарного лидера крымскотатарского народа, известного советского диссидента, 99% крымских татар бойкотировали референдум, реальная явка крымчан составила тогда 30-50%, а не официально объявленные более 83%. Тем самым, крымскотатарская община не поддержала присоединение к России.

Точно так же крымскотатарская община в большинстве своем не приняла участие в региональных и местных выборах, что прошли на полуострове 14 сентября 2014 года.

Неприятие большинством крымских татар присоединения Крыма к России обусловило острый конфликт общины и ее лидеров с промосковскими властями. Обоим лидерам народа – Мустафе Джемилеву и Рефату Чубарову (нынешний глава Меджлиса крымскотатарского народа) – российские власти отказали во въезде на родину, сроком на пять лет – оба вынужденно находятся теперь в Киеве. Рефат Чубаров теперь не может увидеть своих родных, и проводит заседания Меджлиса по скайпу. Прокуратура обосновала запрет на въезд тем, что якобы оба лидера занимаются «экстремистской деятельностью». Теперь Рефат Чубаров будет обжаловать запрет на въезд в Европейском суде по правам человека в Страсбурге (ЕСПЧ).

В Крыму запрещены книги (!) Мустафы Джемилева, который провел многие годы в советских лагерях и тюрьмах за защиту прав своего народа. В защиту Мустафы Джемилева выступал в те годы, в числе прочих, академик Андрей Сахаров.

18 мая 2014 года, в 70-летнюю годовщину трагической депортации крымских татар, в день, когда татары ежегодно проводили многотысячный митинг в центре Симферополя, власти Крыма запретили проведение памятного и траурного митинга под смехотворным предлогом, что «это опасно». Такой запрет – оскорбление для всего народа, для которого депортация – самая страшная трагедия в его истории.

Давление идет по всем фронтам.

16 сентября 2014 года здание Меджлиса в Симферополе окружили автоматчики – на основании решения местного суда. В конце сентября работники меджлиса были вынуждены покинуть здание. Здание фактически арестовано и захвачено. Сегодня у меджлиса нет помещения в Крыму. Еще одно здание отобрали в древней столице крымских татар – Бахчисарае.

Зафиксировано множество случаев обысков и вторжений в мечети, школы (медресе), общественные центры, фирмы и частные дома крымских татар. Занимаются этим центр «Э» МВД России (по борьбе с экстремизмом), прокуратура, ОМОН, а также т.н. «силы самообороны». Сильному давлению подвергается единственный независимый крымско-татарский телеканал АТР. Ряд активистов, журналистов, блогеров вынуждены были покинуть Крым.

Все эти многочисленные нарушения отмечены в докладе Нильса Муйжниекса, Комиссара Совета Европы по правам человека (от 27 октября 2014 года), который, в т.ч., посетил и Крым.

Особое внимание в докладе обращено на случаи убийств, похищений и исчезновений людей в Крыму. 3 марта 2014 года был похищен тремя людьми в военной форме Решат Аметов, его изуродованное тело нашли 16 марта в селе Земляничное. В конце мая исчезли активисты Леонид Корж, Сейран Зинединов и Тимур Шаймарданов. 27 сентября на трассе Симферополь – Феодосия одетые в военную униформу люди захватили и увезли в неизвестном направлении Исляма Джеппарова и Джевдета Ислямова. По этим убийствам и похищениям возбуждены уголовные дела, но похищенные и похитители до сих пор не найдены.

Теперь Рефат Чубаров говорит, что Москва ищет возможность реализовать в Крыму «чеченский сценарий» – то есть найти среди крымских татар аналог Рамзана Кадырова, который смог бы силой и деньгами консолидировать непокорную общину и обеспечить ее лояльность.

Если это так, то это плохая новость. Российская империя и Советский Союз распались во многом из-за неспособности найти решение национального вопроса. Они пытались сочетать репрессии и подкуп национальных элит, не допуская никакого варианта защиты прав человека и народов, а тем более, широкого демократического диалога и участия. Будущее крымских татар может дать ответ о будущем России, как судьба поляков, евреев и грузин давала ответ о будущем Российской империи сто лет назад.

Владимир Рыжков

Источник: echo.msk.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*