Напряженный эмоциональный фон, сопутствующий предложенному Россией проекту договора о сотрудничестве и интеграции с Абхазией, не пошел на убыль. В Сухуме документ активно комментируют и переписывают. А в Тбилиси, видя страх абхазов перед полной «аннексией» республики Россией, настаивают на возвращении «Страны души» в «родное лоно», то есть в Грузию.  Над этим абхазы только посмеиваются: Тбилиси продолжает твердить всего лишь об автономном статусе Абхазии в составе Грузии, и соблазняет ее «долгой дорогой в Европу».

Как считают грузинские власти, возвращение Абхазии «домой» и совместный бросок в сторону Европы — единственно верный путь для сохранения абхазского этноса, его языка,  культурной, исторической и прочей самобытности. А в случае подписания Абхазией российского варианта договора титульная нация республики просто исчезнет – ее поглотят русские.

Боязнь «поглощения» при сутствует и среди абхазов – не зря они так усиленно исправляют проект договора. Депутаты абхазского парламента и местные эксперты переименовали проект документа в договор «О союзничестве и стратегическом партнерстве»», изъяв из названия пугающее слово «интеграция». Кроме того, из проекта изъят пункт об упрощенном предоставлении гражданам России абхазского гражданства, подразумевающего свободное приобретение россиянами недвижимости в Абхазии. А также положение, в соответствии с которым в случае военной угрозы в отношении Абхазии командующего российско-абхазской военной группировкой назначает Москва, а местные вооруженные силы подчиняются России. Более того, абхазы пока отказали России в единоличном таможенном контроле сухумского порта и аэропорта, а также всех грузов, поступающих в республику.

Собственный проект договора готовит и президент Абхазии. Что он надумал, пока неизвестно. Но если его вариант будет существенно отличаться от проекта парламента, Рауль Хаджимба тут же будет отнесен соотечественниками к стану «врагов народа». Вообще же многие в Абхазии считают, что судьбу договора должен решить всенародный сход.

Но, вероятно, в Абхазии напрасно стараются: Россия на радикальные уступки не пойдет – разве что согласится на изъятие слова «интеграция» из наименования договора. И что тогда? Как принудит она Абхазию подчиниться? Во-первых, Россия может отказать ей в деньгах вообще, а в обещанном и столь привлекательном уравнивании пенсий с населением юга России – в частности. А еще перекрыть абхазский экспорт. То есть, деньги, и немалые, Россия готова тратить на Абхазию при условии полного контроля над ней.

Абхазы, однако, считают, что Россия обязана им платить и воевать за них уже потому, что они проводят ее геополитические интересы на Южном Кавказе. И в эти интересы входит защита Абхазии от Грузии, потому как если Грузия отвоюет себе бывшую автономию, —  прощай, буферная зона между РФ и Грузией. Прощайте, российские военные базы под носом у грузин! И — здравствуй, НАТО, на границах России!

В общем, как то ни странно, но Абхазия и Грузия, в некотором роде, находятся сейчас по одну сторону баррикад: обе стараются не допустить  Россию к полному и юридически закрепленному контролю над Абхазией, а, фактически,  присоединения рекспублики к РФ.

Но речь идет всего лишь о некотором совпадении интересов. В Тбилиси склонны переоценивать эту общность и не замечать, что независимость – неважно, от России или от Грузии – рассматривается абхазами как единственная гарантия сохранения национальной идентичности. А потеря или умаление «суверенитета», за который было пролито много крови, большинством абхазов воспринимается как поражение и крах собственной государственности.
 
 Поэтому часть грузинских политиков ошибочно – по крайней мере, на среднесрочную перспективу — рассчитывает если не на скорое возвращение Абхазии, то, по крайней мере, на ее радикальный крен в сторону Тбилиси.

«Очень важно, какую позицию займет грузинская сторона и беженцы, какие практические шаги будут предприняты для срыва договора, а также что произойдет, если он все же будет оформлен. Грузинская сторона должна поддержать абхазов, чтобы те выступили против России», — цитирует газета «Резонанс» заместителя председателя Верховного совета Абхазии (в изгнании) Джемала Гамахария. По его мнению, «по ту сторону Ингури у населения достаточно ресурсов, чтобы начать акции протеста».

Также, считает политик, «следует активнее работать с международным сообществом, чтобы Россия подверглась давлению. …  Россия довела народ почти до голодовки, их пугают Евросоюзом, НАТО, но я не думаю, что абхазы так глупы… Чтобы они смело отказались от договора, мы должны предложить им экономическую помощь без всяких предусловий». «Абхазия, — пояснил Гамахария, — нужна России для военного плацдарма против НАТО и Европы, поэтому мир должен приложить больше усилий не только для срыва договора, но и для начала деоккупации. Мир должен сделать это не в интересах Грузии, а в собственных интересах».

Но миру не до действенных усилий по срыву российско-абхазского договора – ему гораздо важнее расхлебать кашу, заваренную на Украине, «дожать» Россию и полностью ее обанкротить. И это прекрасно понимают грузинские политики, включая оппозиционную партию экс-президента Михаила Саакашвили «Единое национальное движение». Она также отдает себе отчет в том, что действующая грузинская власть не оправдала надежд больных, сирых и безработных, и абхазская тема, то есть ажитация на почве усиления патриотического дискурса, может стать стартовой для начала акций протеста в стране.

На 15 ноября партия Саакашвили анонсировала митинг в Тбилиси, главной целью которого провозгласила привлечение внимания международного сообщества к планам России по созданию общей армии с Абхазией. Но грузинские власти предупредили – «националы» запланировали провокации.

«Это смешно, я не хочу комментировать анонсированную предателями акцию. Но, в общем, ноябрь является для них привычным месяцем – все помнят, как жестоко они разогнали мирное население 7 ноября (2007 года – прим. «Росбалта»), — заявил премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили. По его словам, «националов» не интересует судьба Абхазии, и акция нужна им для провокаций: «Они собираются привезти нуждающихся граждан из регионов и сел, заплатить по 15 лари (8 долларов – прим. «Росбалта»), а потом спровоцировать драку между ними».

Впрочем, заверил грузинский премьер, «не только один, но и десять и сто Саакашвили не смогут устроить беспорядки в стране – со стороны государства они встретят очень жесткую и бескомпромиссную реакцию. … «Национальное движение» — это обычная деструктивная сила, которая слабеет с каждым днем, пребывает в панике, и Саакашвили стремится максимально продлить весьма зыбкое единство этой партии».

Между тем, пишет местная пресса, частью «деструктивного» сценария «националов» является обострение обстановки в приграничных регионах Грузии, то есть на границах с Абхазией и Южной Осетией. И якобы помогать им в этом будут спецслужбы России. Так, газета «Алия» со ссылкой на анонимный источник информирует: в конфликтных зонах «предположительно участятся похищения людей, теракты. На ум неусыпным врагам Грузии может прийти все что угодно». Правда, не уточняется, что выиграет от этого Россия – напугает абхазов грузинской угрозой, и таким образом принудит их подписать устраивающий ее вариант договора? «Насолит» грузинским властям за их попытки добиться международного осуждения «аннексии» Абхазии Россией? Но попытки эти давно уже не новы, и, кстати, сейчас они гораздо менее активны, чем при Саакашвили.

Словом, Грузия и Абхазия на почве злополучного договора полнятся слухами и догадками, в то время как официальный Тбилиси предостерегает: в связи с планами России по Абхазии Женевские переговоры по безопасности на Кавказе могут осложниться. «В Женеве уже сложно будет говорить об обязательствах по неприменению силы, потому что там (в Абхазии – прим. «Росбалта») явно имеются элементы аннексии. Речь идет о так называемой  коллективной безопасности, поэтому появятся новые обстоятельства и новые реалии. Это создает серьезные проблемы рассмотрению фундаментальных вопросов в Женеве и препятствует ему», — заявил замминистра иностранных дел Грузии Давид Залкалиани.

Напомним, Женевский переговорный формат был создан после августовской войны 2008 года. В нем принимают участие представители России, Грузии, США, Абхазии, Южной Осетии, ООН, ОБСЕ и ЕС. Грузия на Женевских переговорах ставит, в основном, вопросы имплементации Соглашения о прекращения огня от 12 августа 2008 года, неприменения силы со стороны России и возвращения беженцев в свои дома. Это, в условиях отсутствия дипломатических отношений между Грузией и Россией, один из двух форматов общения официальных представителей сторон, и до сих пор грузинская власть открыто о «препятствиях» не говорила, хотя от Женевских переговоров особого толка нет. Разве что Грузия, имея в виду участие иностранных представителей в переговорном процессе, имеет постоянную международную трибуну для фиксирования своих позиций.

Второй формат переговоров между Грузией и Россией – прямой, на уровне специальных представителей сторон по урегулированию отношений между двумя странами. На торгово-экономическом, транспортом и гуманитарном уровне он уже дал положительный эффект – вероятно, поэтому часть грузинской оппозиции выступает за прекращение переговоров спецпредставителей.

Но в грузинском обществе этот второй формат довольно популярен как приносящий реальную пользу. Так, судя по недавнему социологическому опросу, проведенному местным изданием «Квирис палитра» («Палитра недели»), за продолжение переговоров спецпредставителей высказались  59, 4% респондентов,  против – всего 19, 7%. Не имеют четкой позиции по этому вопросу 20,9% опрошенных. То есть, претензия России полностью «поглотить» Абхазию переговоры не «запорола» — во всяком случае, на уровне простых смертных.
Но подготовленный Россией договор не стал стимулом для встречи первых лиц Грузии и России, хотя еще в феврале российский президент Владимир Путин ничего не имел против такой встречи. «Почему бы и нет?», — сказал он тогда.  Но, видимо, на данном этапе России не о чем говорить с Грузией на высшем уровне. То есть, и договор с Абхазией – Москва обсуждать не намерена.

«Говорить о подготовке встречи президентов России и Грузии преждевременно», — цитирует ТАСС статс-секретаря, заместителя министра иностранных дел РФ Григория Карасина. «Сейчас нужно говорить о том, чтобы налаживать двустороннее взаимодействие в тех сферах и областях, где это возможно при отсутствии дипотношений, которые, как известно, разорвал Тбилиси в 2008 году», — сказал он. И пояснил: «Мы намерены эту линию взаимодействия продолжать. В зависимости от того, как мы будем развивать конкретные формы нашего сотрудничества, наверное, зависит и вопрос о возможности в будущем работы над встречами высокого и высшего уровня».

Грузии следовало ковать железо, пока горячо, то есть, начиная с февраля. Но тогда президент страны Гиоргий Маргвелашвили заявил, что «серьезно проанализирует» слова президента России. Сейчас же он выражает «готовность» к встрече и «предлагает России добрососедские и дружественные отношения на основе территориальной целостности» своей страны. Словом, с «готовностью» грузинский президент несколько припозднился.

Это, в свою очередь, означает, что компромисса по договору не будет. Более того, Россия, в целях собственной безопасности и облегчения работы своих портов, еще и «опутает» Абхазию автомобильными и железнодорожными  трассами, что очень пугает Грузию. К примеру, и это активно обсуждается в Москве, восстановит Военно-Сухумскую автомагистраль, бездействующую с 1950-х годов, построит железную дорогу Черкесск – Теберда с выходом на Абхазию.

В общем, Москва, вероятно, сумеет отстоять свои интересы, но с большими издержками для Абхазии и собственного имиджа в абхазском обществе. Тбилиси же ничего не сможет с этим поделать, и столкнется с митинговой активностью саакашвилевской партии, для которой абхазская тема стала поводом напомнить о себе. А также, считает грузинский официоз, предлогом для учинения  беспорядков, конечной целью которых является захват власти.

 

 

Андрей Николаев

Источник: rosbalt.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*