У президента, сделавшего заявление, что враг отказался от диалога, нет иного пути, чем быть решительным. Кардинально решительным

«Законы об особом статусе Донбасса будут отменены. Боевики отбросили возможность диалога», — слова президента, свидетельствующие о якобы его прозрении, во время, когда враг не просто укрепил свои позиции, а уже и провел собственные выборы. Можно лишь содрогнуться, ведь почти полгода Петр Порошенко изображает из себя миротворца. 

Это что, показушная откровенность без лишних слов раскаяния? Или, возможно, опять игра словами? А может, тонкая дипломатия, при которой противнику дают возможность сделать ошибки, а затем поднимают чистые руки, мол, это все он виноват? Возможно. Все возможно в нашем мире виртуально-политической реальности с абсолютно реальными жертвами и потерями.

Президент у нас очень умный. Он действительно достоин своей должности. К сожалению, как часто у нас бывает, он должен был быть президентом настоящей европейской страны, которой не должна касаться война. Он бы идеально справился с ее экономикой, сделал бы из нее прогрессивное государство. Блестящий переговорщик, гениальный оратор. Но так уже исторически сложилось, что нам нужен не президент, а гетман. Воинственный, решительный, свой. Беды наши начались с того времени, как гетманат превратился в «сословие». И вот эта высокомерная «сословность» до сих пор давит на реалии нашего бытия. Мы же простолюдины и мыслим просто. Виновен или нет, врешь или говоришь правду. Поэтому узоры речей наших кормчих нам настолько опостылели, что мы подсознательно отвергаем любые сверхумные лексические конструкции. Мы, скорее, лишний раз прослушаем анекдотические речи Кличко, чем прислушаемся к мудрым установкам «отцов нации». Думаю, это давно поняли на примере Кравчука и Ющенко.

Президент, оказывается, прозрел. Петр Порошенко на следующий после проведения «выборов» на Донбассе день выступил с решительным осуждением подобных действий. Как будто он не знал, что произойдет именно так, как будто он не верил в магическую силу картофеля за 1 гривну в день «выборов». Он, якобы, сделал все, что мог. Он хотел мира, добра, согласия. Он отправлял Кучму на переговоры с предводителями бандитов (тем самым легализуя их), чтобы не лилась кровь. Он перед всем миром доказал, что выполняет свою миротворческую миссию. И главное не забывать при этом каждую речь заканчивать лозунгом «Слава Украине!», что, безусловно, придает ей безапелляционного содержания. И что теперь? По всему видно, что теперь мы должны наступать, чтобы освободить Донбасс от той сволочи, которая плюет на и без того позорные для нас Минские договоренности. От подонков, которые сейчас, в настоящий момент пытают украинцев в своих подвалах. Теперь мы должны наступать с учетом всех ошибок, которые допустили летом. По крайней мере, такая логика должна прослеживаться по абсолютно конкретному заявлению президента — «боевики отбросили возможность диалога».

Не секрет, что в обществе авторитет президента за последние несколько месяцев пошатнулся. Сначала недоверие к нему назрело после первых попыток переговоров с врагом при участии Кучмы, Медведчука и даже Шуфрича. Но надежду вселило победоносное шествие нашей армии. Освобожденные Славянск, Краматорск, Северодонецк, Лисичанск, Рубежное, Дебальцево и другие города Донбасса вдохновили нас на то, что президент верно работает как в сфере переговоров, так и на военном фронте. Тактические просчеты в АТО, которую все боялись назвать войной, списывались на то, что мы не собирались воевать, не были готовы. Впоследствии системность таких просчетов наталкивала на другие досадные мысли о предательстве. Здесь и вспомнилось, как легко были сданы врагу ключевые города Донбасса, как уничтожали наших ребят в котлах или даже без боя. Все это отпечатывалось в памяти и подталкивало к печальным выводам и подозрениям. И тогда параллельной полоской в выводах пролегали все эти переговоры, «перемирия», кучмы, медведчуки, шуфричи, плотницкие, захарченки… Тогда мы начали все более четко слышать от солдат, что им не давали приказа штурмовать обессилевшие объекты и города, а наоборот, приказывали отступать. Более того, делают это и сейчас, предоставляя возможность врагу создавать новые котлы. Тогда мы стали замечать, как наши передовые силы членились и подставлялись под огонь врагу. Все это складывалось в единую картину с очерченными контурами предательства.

Против Путина не попрешь — основной аргумент, который внушали нам, чтобы оправдать все поражения. Нам нужен мир — говорили нам, так и не явив этот мир в реальности, но при этом сдав территории. Мы не признаем их — внушала нам власть, сидя с теми, кого она не признавала, за одним столом переговоров и подписывая одни бумаги. Игра, торг, блеф, сплошной базар. Люди перестали верить всему. Люди устали и выдали рекордно низкую явку на выборах 26 октября. Зато в Донбассе на псевдовыборах 2 ноября бабушки за кило картофеля в своих голодных городах много часов выстаивали в очереди к избирательным участкам. Все происходило как по нотам. Киеву дали возможность провести свои выборы и провести в парламент «Оппозиционный блок», при этом укрепив абсолютные позиции самого Порошенко, а Киев дал возможность утвердиться бандитам на Донбассе, при этом, конечно, официально не признав их. Как говорят в народе — похоже на «договорняк». При этом силы противника развертываются таким образом, чтобы окончательно утвердиться на восточных, стратегических территориях нашей страны. Прежде всего, речь идет о городах, относящихся к криминальным территориям.

Луганчанин, общественный деятель Дмитрий Снегирев сообщает: «Украинской стороной ведутся переговоры относительно поставок угля на тепловые электростанции Украины. Несмотря на свою дотационность, основным поставщиком для них был Донбасс. Конечно, украинской стороне придется договариваться не с так называемыми правительствами ЛНР или ДНР, потому что это было бы признанием их, а с директорами предприятий, которые остались на территории Донбасса. Если говорить еще точнее, то с Кремлем». И добавляет: «Фактически была создана ситуация, когда Украина вынуждена выкупать уголь, принадлежащий ей, у боевиков».

При такой постановке вопроса становятся понятными и улыбки наших политиков, у которых все в порядке, и «перемирие», и запоздалые «прозрения». Существуют две реальности. Первая — это наше с вами восприятие действительности из СМИ, где рассказывают о переговорах, соглашениях, выборах, их признании или, наоборот, непризнании. Вторая — это интересы основных игроков. Там все уже распределено и решено, а главное — продано. Но есть еще одна реальность — это реальность имперского мозга Путина. И эта реальность, как русская рулетка, может взорваться совсем непредсказуемым для упомянутых игроков выстрелом.

Что нужно сделать Президенту, чтобы вернуть доверие к себе? Я вспоминаю плакат одной бабушки: «Порох, бей градом!». Согласно правилам дипломатии, враг сделал все ошибки, которые только мог. И у Президента, сделавшего упомянутое заявление, нет иного пути, чем быть решительным. Кардинально решительным. Без переговоров и без торгов.

Комментарии

«Сейчас у нас идет активная подготовка войск…»

Константин Лесник, разработчик военного снаряжения, участник АТО, волонтер:

— Что касается Минских договоренностей, которые лежат в основе законов об особом статусе Донбасса, то я не уверен, что в них верила хоть одна из сторон-подписантов.

Война не ограничивается военными действиями — это еще и политика, перетягивание союзников на свою сторону. Теоретически в настоящий момент мы можем победить на Донбассе ценой больших военных потерь. Но если вести еще и политическую и дипломатическую деятельность, то мы покажем миру, что действуем комплексно и профессионально. Даже такие договоренности в Минске — это демонстрация, что мы шли навстречу жителям Донбасса. Поэтому риторика Запада по поводу несоблюдения Россией Минских договоренностей является довольно жесткой. Надеюсь, что кто-то из «сильных» перейдет на нашу сторону и поможет разрешить конфликт. Если мы хотя бы получим информацию из американских спутников, то это стоит любого количества договоренностей в Минске. Данный договор также является возможностью для Украины оказывать давление на западные демократии, которые принимали участие в его подписании. Запад уже получил первую пощечину, когда не смог сохранить нашу территориальную неприкосновенность, и это отразится на электоральной поддержке местных политиков.

Заявление нашего президента — это также часть этого давления на ЕС, чтобы продемонстрировать, что дальше сделанных уступок мы не пойдем и никогда не признаем никаких псевдореспублик.

Судя по действиям России, в настоящий момент она готова еще больше расшатывать ситуацию внутри Украины любыми средствами. Наша информационная сфера незащищенная и неотфильтрованная — даже украинские журналисты, которые гоняются за сенсациями, часто сеют панику в обществе, освещая атаки и расстановки наших сил.

Предстоящая зима будет очень важной — это будет война нервов, разведок и спецопераций. Но в настоящий момент мы пока играем в минусе, ведь 23 года последовательно не занимались как следует вопросами отношений с Россией, не развивали агентурную сеть и не имеем рычагов влияния — всего того, что имеет РФ. Наш противник будет пытаться подогревать общественно-политическую ситуацию, но уже не только благодаря «георгиевским лентам», но и через «недовольные батальоны», «обманутых избирателей» и другие поводы. Цель России — заставить расфокусировать действия украинской власти. С другой стороны, благодаря действиям Запада и санкциям и другим экономическим рычагам мы будем пытаться расшатать ситуацию в самой России.

Старый закон о статусе Донбасса был, скорее, проявлением намерений относительно жителей этих территорий, чтобы они выбрали для себя Украину и перестали оказывать какую-либо помощь сепаратистам. Он нес больше психологическую функцию, ведь ввести его в действие было реально лишь после возвращения власти на этой территории. Для превращения людей в своих сторонников нужны хотя бы правильные лозунги. Анонсированный Порошенко закон обещает создание свободной экономической зоны, которая будет привлекать инвесторов и стимулировать развитие бизнеса. С другой стороны, жители Донбасса уже сталкиваются с реалиями «Новоросии» — уничтоженной экономикой, падением уровня жизни, и их возмущение оккупантами будет расти.

Что же касается силового компонента, то в планировании АТО раньше были серьезные промахи, ведь наше военное руководство — генералы мирного времени. Но с июня Генштаб разработал и начал проводить нормальную военную операцию, исходя из наших возможностей. Эта попытка почти удалась, но Россия начала откровенное вторжение и обстрелы со своих территорий. РФ прощупала своих лоббистов в Европе, предвидела слабую реакцию мирового сообщества и начала открытую интервенцию.

Но в настоящий момент у нас идет активная подготовка войск, регулярные тренировки и улучшение обеспечения. И по сравнению с тем, что было с нашей армией еще год назад, в настоящий момент прилагаются титанические усилия по ее восстановлению.

Мир не любит слабых. Нам нужно работать по всем фронтам — политическому, дипломатическому и военному. И пусть все происходит не так, как нам хотелось бы, все же существует постепенное наращивание сил и усиление позиций Украины. И в сейчас мы уже можем сделать намного больше, чем летом. Но войны с использованием таких средств и в таких масштабах, как на Украине, не было со времен Второй мировой войны.

«Путин будет придерживаться каких-то соглашений только тогда, когда почувствует военное поражение на востоке Украины»

Григорий Перепелица, доктор политических наук, конфликтолог, профессор Киевского национального университета им. Т. Шевченко:

— О какой свободной экономической зоне может идти речь, если фактически Украина потеряла контроль над частью Донбасса? Можно говорить разве что о контрабандной зоне. Более того, закон об особом статусе в определенной степени спровоцировал и легитимизировал незаконные выборы 2 ноября. Террористы воспользовались его пунктом о местных выборах, но провели их раньше и по своим правилам. Они четко будут выполнять закон, который Порошенко быстро и нерегламентным способом протолкнул в Раде. Следовательно, он получил нерегламентный ответ.

В возможном принятии новых законов, «в соответствии с Минскими договоренностями», никакой логики нет — это попытка из последних сил реализовать свой фетиш с использованием дипломатических средств. Минские соглашения уже сейчас не работают, а другая сторона просто использует их для наращивания собственного военного потенциала и закрепления на оккупированной территории. Это может обернуться большим поражением для Украины, поскольку мы игнорируем военные факторы, которые существуют на Донбассе и определяют ситуацию. Пока мы не изменим военную ситуацию в свою пользу, мы можем принимать десятки законов. Мы даже можем принять закон об установлении рая на Донбассе, но рая там не будет.

Российская сторона готовится к продолжению широкомасштабного наступления, поскольку первый этап у них не удался. Войска РФ создали котел, через который ВСУ понесли тяжелые потери. Но российская армия продвинулась не так далеко, как планировала. Войска России не смогли реализовать формат «Новороссии». Поэтому задача второго и третьего этапа наступления РФ — захват восточной и южной Украины для выхода в Крым и Приднестровье. Теперь же они проводят перегруппировку сил, поставку новой техники для очередного наступления. И тот факт, что террористы разбивают украинские блокпосты, свидетельствует о зачистке пространства для прорыва штурмовых групп вглубь территории Украины.

Уже давно нужно быть готовым оказать сопротивление агрессору, ведь Путин на этом этапе уже не остановится — ему некуда отступать. И он будет придерживаться каких-то соглашений только тогда, когда почувствует военное поражение на востоке Украины. Решение проблемы контроля над Донбассом возможно только военными средствами. Главное условие для дипломатического разрешения конфликта — это хотя бы частичное поражение российских войск на территории Украины или же такие их потери, которых никакой Донбасс не оправдает. Никогда на войне дипломатические средства не играли ведущую роль — нужно делать то, что предусмотрено планом обороны страны. Необходимо создавать первый и второй стратегический эшелоны и смело принимать удар, если начнется наступление российских войск.

На Донбассе сейчас находятся обычные регулярные российские войска, использующие терроризм как элемент гибридной войны. Это элитные подразделения, штурмовые соединения, которые задействуют при широкомасштабной военной операции. И чтобы избежать поражения, мы должны заявить, что находимся в состоянии войны, а Россия является агрессором. Необходимо разработать систему обороны, ввести военное положение, Ставку Верховного Главнокомандующего, разработать план военной операции и переводить экономику на военные рельсы. Именно на этом основании мы должны провести мобилизацию, доукомплектовать, наладить тыловое обеспечение, но не за счет волонтеров, а за счет государства.

 

 

 

Валентин Торба, Дмитрий Кривцун

Источник: inosmi.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*