Ни для кого не секрет, что в отношении Белоруссии уже довольно продолжительное время со стороны Запада существует ряд политических санкций, которые, по мнению еврочиновников, должны заставить местное руководство встать на путь «истинной демократии» и превратить республику в подлинно правовое государство. Несмотря на то, что сама по себе санкционная политика нигде в мире за последние десятилетия не принесла ожидаемых результатов, Брюссель и Вашингтон с завидным упрямством продолжают считать ее действенным инструментом в борьбе с инакомыслием на международной арене.

Нынешняя ситуация с Республикой Беларусь, как, впрочем, и с Россией, против которой сегодня ополчился практически весь западный мир, прекрасно подтверждают данный факт. При этом необходимо помнить, что в отношении двух стран в настоящий момент действуют абсолютно различные санкции, однако цель у них одна — заставить делать то, что выгодно только Вашингтону и в какой-то степени Брюсселю.

Белоруссия, которая привыкла жить в условиях постоянных политических санкций, сегодня практически перестала обращать на них внимание, тем более что экономическое сотрудничество с Евросоюзом у Минска продолжает развиваться и дальше. Местное руководство куда более озабочено сохранением в стране политического статус-кво, нежели невозможностью посещать страны Европы и США. Поэтому с данной точки зрения тот факт, что в конце октября Европейский союз продлил санкции в отношении Белоруссии на один год (до 31 октября 2015 года), не стал для местного руководства чем-то неожиданным.

Тем более что основания, выдвинутые Брюсселем при вынесении данного решения, выглядят крайне слабо и обыденно: «не все политические заключенные были освобождены и реабилитированы, а ситуация с правами человека, верховенством закона и демократических принципов существенно не улучшилась». Белорусское отношение к санкциям прекрасно иллюстрирует реакция МИД Республики Беларусь: «Белорусская сторона с сожалением констатирует, что в определении политики Европейского союза в отношении Республики Беларусь по-прежнему доминирует инерция прошлого». Проще говоря, и та и другая сторона обменялись рутинными документами и по старой привычке продолжили политику взаимных обвинений.

Действительно, в новых санкциях против Белоруссии практически нет ничего нового. Как обычно, они включают в себя «эмбарго на поставки оружия, эмбарго на оборудование, которое может использоваться для внутренних репрессий, а также замораживание активов и запрет на поездки в отношении лиц, ответственных за нарушения прав человека». Однако в них все же есть одно и весьма существенное изменение, которые демонстрирует реальное лицо европейской политики — так называемый «черный список лиц и организации», в отношении которых вводятся европейские ограничения.

Изначально в данный список ЕС входили всего четыре чиновника, которые, по мнению Брюсселя, были причастны к исчезновению в Белоруссии в 1999-2000 годах ряда известных политиков. Главными виновниками были назначены: Владимир Наумов (бывший министр внутренних дел), Виктор Шейман (бывший глава Администрации президента), Юрий Сиваков (в тот период был главой МВД), а также Дмитрий Павличенко (тогдашний командир бригады спецназа внутренних войск МВД). На протяжении последующих лет в связи с ухудшениями белорусско-европейских отношений список постоянно рос, а с 2006 года в него попал и сам президент со своим ближайшим окружением.

Правда, в период определенной конфронтации с Россией в 2008-2010 годах санкции в отношении Лукашенко были сняты, с целью переманить главу Белоруссии на сторону Запада. Однако после президентских выборов 2010 года, когда Брюссель и Вашингтон обвинили белорусские власти в «жестоком разгоне демонстрации» в Минске 19 декабря 2010 года и последовавших за этим «репрессий в отношении активистов политической оппозиции и гражданского общества» (на самом деле, главной причиной стало восстановление белорусско-российских отношений), Лукашенко снова стал для Евросоюза врагом номер один.

Вплоть до того момента, когда в нынешнем году его «почетное место» занял Владимир Путин. С тех пор санкции в отношении Белоруссии ежегодно продлеваются, а «черный список» периодически претерпевает изменения. Например, 9 июля из него были исключены восемь белорусских чиновников и один — включен. Однако до настоящего времени такого кардинального пересмотра еще не было.

Последние изменения в «черном списке» оказались куда более интересными, нежели все предыдущие. Как известно, из списка «невъездных» в ЕС были исключены бизнесмены Владимир Пефтиев и Анатолий Тернавский, ставший недавно главой Федерации профсоюзов Михаил Орда и еще два десятка местных чиновников, которые, по мнению Еврокомиссии, не представляют на сегодняшний день серьезной угрозы демократии и политическим свободам в Белоруссии.

При этом среди мелких и порой практически неизвестных в самой республике чиновников, многие из которых уже и вовсе не работают в госструктурах, есть ряд фигур, которые весьма интересуют Запад. Например, тот же М. Орда, с которым в Евросоюзе и Международной организации труда связывают пускай и небольшие, но надежды на возможность начала переговоров в сфере трансформации трудового законодательства республики и ослабления давления на свободные профсоюзы. Действительно, предыдущий руководитель ФПБ Л. Козик был абсолютно недоговороспособен, однако и переоценивать возможности нового профсоюзного лидера все же не стоит, особенно сегодня, когда трудовое законодательство полностью контролируется администрацией президента.

Поэтому и нынешняя попытка Брюсселя найти новое лицо в белорусской политике, через которое можно будет давить на белорусский режим, по всей видимости, так же обречена на провал.

Однако наиболее интересным изменением в списке стало исключение крупных белорусских бизнесменов, которых до недавнего времени ЕС обвинял в «спонсировании режима Лукашенко»: В. Пефтиева и А. Тернавского. Более того, из списка пропали и несколько их компаний, вместе с предприятиями еще одного «спонсора» из ближайшего круга президента Белоруссии Ю. Чижа (сам предприниматель все еще остается под санкциями). Речь идет о ЧУП «БТ Телекоммуникации», подконтрольное Пефтиеву, СООО «НефтеХимТрейдинг», СООО «ТрайплФарм» и ООО «Трайпл-Велес» (филиалы ООО «Трайпл»), которые принадлежат Чижу, а также группе компаний «Юнивест-М», филиалы которой ИООО «Юнис Ойл» и СООО «ЮнивестСтройИнвест» контролируются Тернавским. Теперь под европейскими санкциями остаются 201 человек и 18 юридических лиц.

По мнению ряда аналитиков, причины нынешнего столь благосклонного отношения к бизнесменам со стороны ЕС до конца не ясны, так как процедура вычеркивания из черного списка остается закрытой, а со стороны Евросоюза так и не последовало сколько-нибудь внятного комментария по этому поводу. Однако на сегодняшний день все же можно выделить несколько основных факторов, которые легли в основу пересмотра санкционного списка.

Во-первых, изменения так или иначе связаны с рядом политических причин и, в первую очередь, со сложившейся обстановкой во всей Восточной Европе. Нынешняя внешнеполитическая позиция официального Минска выглядит достаточно абстрактно — с одной стороны, полная поддержка проводимых Кремлем действий на международной арене, а с другой — своеобразная позиция по украинскому вопросу с обязательным акцентом на необходимость сохранения целостной соседней республики.

Сегодня белорусские власти пытаются найти некое срединное положение между Москвой и Брюсселем, стараясь не только сохранить нейтралитет, но и попутно заработать на этом, как в плане политики, так и экономики. Поэтому такая позиция Минска не могла остаться незамеченной со стороны Евросоюза, что и проявилось в своеобразном соломоновом решении еврочиновников: санкции надо продлить, отметив нежелание освобождать политзаключенных, и при этом сократить список, поощрив «миротворческие» инициативы белорусских властей.

Помимо этого, европейские сигналы необходимо связывать, как и 4 года назад, с грядущими в республике в 2015 году выборами президента. Запад снова предлагает Лукашенко воспользоваться моментом и принять его сторону, что сегодня, правда, выглядит как нечто из области фантастики. К тому же нельзя забывать и том, что Белоруссия всегда будет рассматриваться в контексте западноевропейской игры с Россией, поэтому любая возможность насолить Кремлю, например, затянув размещение в РБ российский военных баз, рассматривается в Брюсселе как острая необходимость. Конечно, в данном случае, частичной отмены санкций будет явно недостаточно, но, по всей видимости, Брюссель уже готов рассмотреть и иные варианты сотрудничества, вплоть до обещания профинансировать белорусские потери в случае очередной конфронтации с Москвой.

Исходя из вышеизложенного, можно констатировать, что политические отношения между Белоруссией и Евросоюзом все также продолжают оставаться в своеобразном промежуточном состоянии — «ни войны, ни мира», когда каждая из сторон находится в ожидании более решительных действия оппонента. При этом в Брюсселе считают, что после событий в Крыму и на Донбассе Минск должен стать более сговорчивым, так как Лукашенко будет стремиться уменьшить влияние Кремля, для чего ему крайне необходима поддержка со стороны. Такое отношение к белорусским властям свидетельствует о том, что и ЕС, и США, по всей видимости, окончательно разуверились в возможности изменения политической ситуации в Белоруссии силовым путем.

Местный политический режим, а также массовое общественное сознание, как показывает практика, практически не поддаются воздействию извне и стабильны уже последние два десятилетия. Это означает, что тратить усилия на попытки дестабилизировать ситуацию, особенно на фоне провальной политики на Украине, ни Вашингтон, ни Брюссель в ближайшее время не будут. Поэтому на первый план для еврочиновников выходят их собственные интересы, а не защита демократии и прав человека. Проще говоря, сегодня для европейцев лучше старый знакомый и предсказуемый Лукашенко, с которым всегда можно поторговаться, чем непредсказуемость и нестабильность на восточных границах ЕС.

Во-вторых, на изменение санкционных списков оказали существенное влияние и экономические причины, которые на сегодняшний день выглядят куда серьезнее, чем политические. В данном случае необходимо помнить, что есть несколько основных направлений, в той или иной мере влияющих на принятие решений со стороны Евросоюза: непосредственные экономические отношения ЕС и Белоруссии, финансово-экономические и торговые связи Западной Европы и России, а также ответные российские санкции в отношении ряда европейских стран.

В первом случае речь может вестись о том, что крупный белорусский бизнес в настоящее время довольно тесно связан со множеством европейских компаний, в том числе и на основе прямых инвестиций в местное производство. Поэтому ожидать от еврочиновников, которые в массе своей являются прямыми или косвенными лоббистами западноевропейских и мировых корпораций, особого рвения перечеркнуть экономическое сотрудничество с Белоруссией не стоит.

Единственным исключением в данном случае являются компании, занимающимися торговлей вооружением и разработкой оборонной продукции. Именно поэтому из списка не исключили «Белтехэкспорт», контролируемый все тем же Пефтиевым.

Более того, нельзя забывать и о том, что крупные белорусские бизнесмены, включенные в список, уже начали ряд тяжб в судах ЕС, которые серьезным образом могут затронуть интересы еврочиновников и их спонсоров. В данном случае представителям Евросоюза куда проще сделать реверанс в сторону белорусов с целью успокоить их, чем вести судебные баталии и подсчитывать собственные убытки.

Однако, по всей видимости, только финансовых интересов европейских компаний и их лоббистов явно недостаточно, чтобы снять с белорусского бизнеса обвинения в «пособничестве и спонсировании режима Лукашенко». Основным катализатором произошедшего все-таки стала ситуация в российско-европейских экономических отношениях, а также обоюдные санкции, которые уже нанесли серьезный урон обеим сторонам. Сегодня Брюссель не может отказаться от обвинений в сторону России по причине серьезной зависимости в принятии решений от Вашингтона, которому крайне выгодно затягивания конфликта в Европе.

Однако и спокойно смотреть на падение промпроизводства в Европе также не могут. Поэтому еврочиновники вынуждены искать обходные пути для продолжения сотрудничества с Москвой. И в данном случае лучше посредника чем Белоруссия, Брюсселю, как оказалось, найти не удалось. Да и в Москве согласились создать в республике не только политическую площадку для переговоров, но и экономическую. При этом ЕС формально не нарушает указания Белого дома, но продолжает торговать с Россией под белорусским прикрытием. Официальный же Минск, как уже указывалось выше, привык жить под давлением политических санкции со стороны США и не видит в этом особых для себя проблем.

Таким образом, сегодня интересы Минска и Брюсселя оказались в какой-то степени близки друг другу. Каждая из сторон, пытаясь найти решение собственных экономических проблем, пустилась в поиск обходных путей официальной европейской и американской политики. Поэтому в ближайшей перспективе, если на фоне разрастания кризиса на Украине политические отношения между ЕС и Россией продолжат ухудшаться, санкции Евросоюза в отношении Белоруссии только продолжат смягчаться.

Николай Радов

Источник: regnum.by


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*