Россияне, как выяснили социологи, готовы все сильнее отдаляться от «западного мира»

Жители РФ, если верить опросам, тихо ненавидят Америку и Евросоюз, считая, что ничего позитивного западная цивилизация в их существование не привнесла. Но при этом по-прежнему ходят в «Макдоналдс», смотрят голливудское кино, празднуют Хэллоуин и День Святого Валентина (активнее, кстати, чем День народного единства). Почему же традиции, которым вроде как четыреста лет, сегодня задевают струны российской души слабее, чем продукты поп-культуры? Потому что масскульт границ не имеет. А значит, и в эпоху глобализации пытаться закрыться от внешнего мира в собственном коконе — не просто глупо, но и опасно. Деградация неминуема.

Бесправная игра или игра без правил?

«Кавказская политика» продолжает следить за изменениями социальных настроений в России. Одним из явным факторов, которые должны были бы определить общественное мнение в ушедшем месяце, стало выступление Владимира Путина на «Валдайском форуме» в Сочи, которое многие эксперты поспешили сравнить с его же знаменитой «Мюнхенской речью» (произнесенной на конференции по вопросам политики безопасности почти восемь лет назад).

И тогда, и сейчас Путин говорил о крахе однополярного мира, о том, что мировой гегемонизм США — если не фикция, то паранойя. Впрочем, нынешнюю «Валдайскую речь» (а именно так уже окрестили ее западные журналисты) правильнее было бы сравнивать с речью Барака Обамы, которую он произнес ровно за месяц до путинской, 24 сентября, на заседании Генассамблеи ООН в Нью-Йорке.

Обама назвал три, на его взгляд, важнейшие угрозы глобальному миру — вспышку лихорадки Эбола в Западной Африке (унесла уже почти 5 тысяч жизней), исламистское восстание в Сирии и Ираке (от рук бойцов ИГИЛ погибли порядка 5 тысяч человек) и «российскую агрессию в Европе, которая напомнила те дни, когда большие нации растаптывали малые в погоне за удовлетворением территориальных амбиций».

Естественно, слова Обамы вызвали крайне негативную реакцию в российских верхах. Но требовать от американского президента извинений или оправданий было бы глупо. Ведь он, похоже, искренне верит в то, что говорит. И вот Путин в «Валдайской речи» буквально по пунктам прокомментировал слова, сказанные главой США. Предлагаем и читателю «Кавказской политики» сравнить их главные пассажи:

Барак Обама: «Российские действия на Украине — это видение мира по принципу «могу, значит имею право», где одна нация может перерисовать границы другой, а людям запрещают забрать останки их любимых из-за боязни открыть истину. Америка стоит на чем-то другом: «имею право, значит, могу» — большие нации не должны запугивать мелкие, а люди имеют право выбрать собственное будущее…»

Владимир Путин: «Само понятие «национальный суверенитет» для большинства государств стало относительной величиной. По сути, была предложена формула: чем сильнее лояльность единственному центру влияния в мире, тем выше легитимность того или иного правящего режима…»

Барак Обама: «США и РФ многое делали вместе — от сокращения ядерного вооружения до соблюдения обязательств по Соглашению о нераспространении ядерного оружия и кооперации ради уничтожения сирийского химического оружия. Ко всему этому мы готовы вернуться, если Россия сменит курс…»

Владимир Путин: «Глубинные, стратегические интересы американского народа, российского народа во многом совпадают и нужно опираться на эти взаимные интересы».

Барак Обама: «Так же, как мы неумолимы по отношению к террористам, которые угрожают нашему народу, мы должны удвоить наши усилия по устранению условий [для их появления] — это отсутствие возможностей, слишком часто безнадежность, заставляющие людей чаще обращаться к экстремизму и насилию. Это включает и продолжение поиска политического решения для Сирии, которое позволит всем сирийцам жить в безопасности, достоинстве и мире».

Владимир Путин: «В свое время США спонсировали исламские экстремистские движения для борьбы с СССР, которые прошли закалку в Афганистане. Из них выросли и «Талибан», и «Аль-Каида»… В Сирии США и их союзники начали финансировать и снабжать оружием боевиков, потворствовать пополнению их рядов наёмниками из разных стран».

Самые опасные террористы

Сколько бы президенты, следуя дипломатическому политесу, ни заверяли в незыблемости дружбы России и США, по большинству самых главных вопросов они расходятся диаметрально противоположно. И украинский среди них — не самый главный. Например, Владимир Путин абсолютно верно пеняет Обаме на вмешательство в дела Ближнего Востока.

Впрочем, речь Путина в российском обществе явного эффекта не произвела. Либо социологи не успели этот эффект замерить, либо президент просто повторил (пусть и сконцентрированно) те самые вещи, о которых и так давно судачат на кухнях.

Например, месяц назад «Левада-центр» провел любопытный опрос о ситуации на Ближнем Востоке. О том, какая каша в головах у людей, можно судить хотя бы по следующим ответам: 23% россиян считают, что конфликт в Сирии завершится вмешательством США или объединенной группировки НАТО на стороне вооруженной оппозиции (при этом стоит помнить, что эта самая «оппозиция» и сформировала на востоке Сирии псевдогосударство ИГИЛ, которое из-за океана грозит американцам).

ВЦИОМ констатирует такой же парадокс: 22% россиян уверены, что главная террористическая угроза для них лично (не для планеты!) исходит от США, и только 13% видят ее в джихадистах и 3% — в международных террористических группировках.

Посконные или соборные?

Сразу после «Валдайской речи», по замерам «Левада-центра», рейтинг одобрения Владимира Путина продемонстрировал очередной рекорд — 88% (не одобряют президента лишь 11% опрошенных). А вот, например, что касается Дмитрия Медведева, то рейтинг его одобрения немного поотстал (лишь 68%) и даже не дотянул до рекордных показателей периода его президентства, 2008-2010 годов. Кроме того, Медведев в рейтинге доверия федеральным политикам остается на третьем месте (20%), уступая министру обороны Сергею Шойгу (26%) и ненамного опережая Сергея Лаврова (19%).

Видимо, это связано с тем, что сегодня более востребованы политики, которые рассуждают о внешней угрозе (председатель правительства всегда был далек от таких заявлений и по личным качествам, и по рангу).

А как может быть иначе, если 82% жителей страны признались «Левада-центру», что считают отношения с Северной Америкой напряженными и враждебными (даже после войны с Грузией таких «антиамериканистов» в российском обществе было лишь 17%). При этом 64% убеждены, что отношения России и Запада всегда будут строиться на взаимном недоверии (в то, что мы способны дружить, верят только 26% россиян). Вдобавок 73% россиян в принципе плохо относятся к США.

Но абсолютный рекорд — 79% опрошенных — поставило утверждение о том, что ВСЕ крупнейшие западные страны являются противниками России, «которые стремятся решать свои проблемы за ее счет и при удобном случае наносят ущерб ее интересам».

И подобных социологических «маркеров» изоляционизма в различных опросах можно отыскать множество: скажем, 45% опрошенных все тем же «Левада-центром» считают, что рок-музыкант Андрей Макаревич, еще сравнительно недавно всеми любимый, предал интересы России.

55% опрошенных «Левада-центром» считают, что в России нужно строить демократию — но не такую, как в экономически развитых странах, а «совершенно особую, соответствующую национальным традициям и российской специфике».

По замерам все того же дотошного «Левада-центра», 42% россиян негативно относятся к «западному образу жизни», а 43% признались, что совершенно не ощущают себя носителями западной культуры. С другой стороны, такова сама структура выборки: 84% респондентов не говорят ни на одном иностранном языке, а 68% никогда не были за границей.

Правда, в нарочитом желании респондентов казаться «посконными и соборными» есть некая доля лукавства: западные ценности, как бы мы ни открещивались от них, прочно вошли в нашу жизнь. По замерам уже другой социологической службы, ВЦИОМа, 45% жителей страны хотя бы раз бывали в ресторанах американской сети «Макдоналдс» (даже среди тех, кому за шестьдесят, любителей бигмаков насчитывается 18%). Лишь 33% жителей страны верят, что причиной проверок Роспотребнадзора действительно является низкое качество еды в «Макдоналдсе», а 47% видят в них часть антиамериканской политики Москвы.

День Святого Валентина (праздник, напомним, отнюдь не православный) отмечают 375 жителей России — вдвое больше, нежели число желающих отпраздновать День народного единства, который берет свое начало в глубине русской истории. А вот Хэллоуин хоть и отмечают лишь 8% россиян, но еще пять лет назад их было вдвое меньше!

Такой же странный «непатриотизм» россияне проявляют, когда речь заходит об искусстве. Например, 17% опрошенных ВЦИОМ признаются, что из книг своего детства прочитали бы детям вслух… зарубежные сказки. А сказки Пушкина — на втором месте (10%).

Как видно, отрицать процессы глобализации неумно: как бы нам ни хотелось, но в сознании среднестатистического россиянина причудливым образом сплелись социальные практики из разных уголков света.

Антон Чаблин

Источник: kavpolit.com


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*