«Количество коррупционных преступлений в России возрастает ежегодно: чем больше становится бюджет, тем шире возможности злоупотребления», — уверен депутат и журналист Александр Хинштейн, 26 октября отметивший юбилей.

Реформа и форма

Валентина Оберемко, «АиФ»: Александр, вас называют мастером разоблачительного жанра. Но почему-то сегодня разоблачения уже не дают того эффекта, что раньше.

Александр Хинштейн: Возможно, потому, что в той же прессе слишком активно стали использовать приёмы чёрного пиара, под видом разоблачений публикуя очевидно клеветнические материалы. Поэтому вдвойне внимательно надо реа­гировать на те сообщения журналистов, где есть конкретные факты. Я стараюсь это делать.

— Получается?

— Не всегда, к сожалению. Это связано в том числе и с круговой порукой, которая сегодня есть в правоохранительной системе, — добиться привлечения к ответ­ственности их сотрудника крайне сложно. Случай из практики: я получил обращение от человека, обвинявшегося в получении взятки. Анализ материала меня чётко убедил: это была провокация. К таким же выводам пришла и проверка их службы собственной безопасности, которую я инициировал: по одинаковым сценариям группа сотрудников полиции в Восточном округе Москвы, используя своих родственников и бывших одноклассников, провоцировала чиновников мелкой руки, специалистов, инженеров на получение мелкой взятки либо, как в случае с человеком, который пришёл ко мне за помощью, эту «взятку» просто подкидывала. Дело в отношении того человека было прекращено. Большинство из этих «подставщиков» уволено. Но они живучи. В Самаре, к примеру, прокурора района уволили за нарушение прокурор­ской присяги. Через несколько месяцев он «всплыл» на работе в московской транспортной прокуратуре. Я вмешался в эту ситуацию, он вновь был уволен и теперь… служит в Следственном комитете.

А история с уже бывшим начальником столичного полицейского следствия генерал-майором Морозовым? Сейчас в отношении него возбуждено уголовное дело по моим публикациям. Сперва он стучал кулаком по столу, требуя расследовать махинации с заказными тендерами. Но вдруг это дело решили прекратить. Как мне удалось установить, празднование 50-летия создания органов предварительного следствия, в котором участвовал в том числе и Морозов, оплатили… фигуранты этого уголовного дела. К счастью, Морозов потерял свою должность.

Ещё пример: официально задекларированный доход жены мэра Нижнего Новгорода составил почти 1,5 млрд руб. Она ­управляет активами, созданными мэром ещё до того, как он занял должность. Эти компании постоянно получают по заниженной стоимости самые выгодные земельные участки, фактически монополизировав рынок строительства торговых центров.

— А на реформе МВД коррупционеры тоже заработали?

— Главный просчёт в этой реформе — нельзя было поручать её тому ведомству, которое реформируется.

По официальной оценке Счётной палаты, стоимость реформы — новые бланки, удостоверения, вывески, раскраска машин — 1,2 млрд руб. Только на закупку нового обмундирования потрачено более 10 млрд. Сказать, сколько из них было украдено, сложно. Вплоть до прихода в министерство Владимира Колокольцева все тендеры по госзакупкам для МВД были отданы в руки группы сомнительных коммерсантов. Фирмы-пустышки, не имеющие за душой ничего, кроме печати, получали многомиллиардные подряды, которые затем распределяли среди реальных производителей. Показательно, что в 2011 г. конкурс, например, был проведён ещё до утверждения образцов нового обмундирования. Коррупция в чистом виде. То есть сомнительные коммерсанты получали деньги исключительно за близость к телу. Они сами же и готовили документацию таким образом, что выиграть конкурс не мог никто, кроме них самих. Впоследствии выяснилось, что форма оказалась низкого качества и пошита из китайского материала. Организатором этих процессов был некий коммерсант Дмитрий Марков. Он успел скрыться из России, но несколько недель назад был заочно арестован судом.

Количество коррупционных преступлений в России возрастает ежегодно: чем больше бюджет, тем шире возможности злоупотреблений.

А борцы кто?

— Но почему в нашей стране коррупцию не могут победить в течение веков, а в Сингапуре уложились в несколько лет?

— Наивно думать, что коррупцию можно победить: её можно лишь загнать в определённые рамки. Сингапур? Впечатляющий пример борьбы с коррупцией в государстве, далёком от демократии. Готовы мы поступиться демократическими свободами, которые есть сегодня у нас и которых не было у сингапурцев времён Ли Куан Ю, объявившего войну коррупции? Не уверен, что большинство ответит положительно. Смотрите, как общество болезненно реагирует на попытки государства усилить своё влияние, урегулировать хотя бы сферу Интернета. А в Сингапуре был жёсткий авторитарный режим. Борьбу с коррупцией в России можно и должно ужесточать. Но главный вопрос: кто эту борьбу ведёт? Эти люди должны быть святее папы римского.

— В том, что одна из самых богатых ресурсами стран живёт неважно, виновато только повальное воровство?

— В первую очередь виноваты мы сами. Переосмысливая недавнее прошлое, я прихожу к твёрдому убеждению, что перестройку нужно было проводить иначе и развала Союза можно было избежать. Условия для реформирования страны в начале перестройки (в 1985 г.) были несоизмеримо лучше, чем условия в России при Путине в 2000-е, и лучше, чем в Китае, когда там началась реформа, выведшая сегодня Китай в лидеры мировой экономики. Мы не должны были бездумно крушить всё — страна могла бы жить, полагаясь не на одни лишь недра, но и на имеющиеся у Союза научные разработки. К сожалению, этого сделано не было, мы на 15 лет выпали из мирового состязания, и сегодня приходится навёрстывать упущенное. Но у меня нет сомнений, что мы преодолеем и эти трудности, потому что история всегда развивается циклично.

Источник: aif.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*