Состоявшиеся 2 ноября новороссийские выборы невозможно рассматривать в отрыве от электорального мероприятия, осуществлённого 26 октября на оставшихся территориях Украины. Это касается и неизбежного сопоставления, и общих последствий.

При сопоставлении досрочные парламентские выборы, которые прошли на Украине 26 октября, откровенно проигрывают выборам в республиках Новороссии. Во всём: начиная с юридических оснований и заканчивая реакцией населения.

Юридически все мероприятия и деяния нынешней украинской власти находятся под большим вопросом. Порошенко пришёл к власти в результате вооружённого переворота, который позволил назначить досрочные президентские выборы в нарушение конституции. В этой ситуации международное признание выборов 26 октября и их результатов выглядит всего лишь политическим решением, юридический фундамент которого остаётся сомнительным. В процессе голосования на этих выборах были зафиксированы серьёзные нарушения, вплоть до стрельбы (на участке, где «победил» известный лидер неонацистской группировки «Патриот Украины» и батальона «Азов» А. Белецкий, по некоторым сведениям, были и жертвы, тщательно замолчанные милицией).

Однако главное – это, безусловно, явка, которая на выборах в Раду даже после откровенных натяжек и приписок еле-еле перевалила пятьдесят процентов. При этом региональное распределение как явки, так и результатов чётко продемонстрировало: ни о каком единстве страны речь не идёт, раскол никуда не делся, и даже демонстративный бойкот выборов Юго-Востоком (реальная явка – 30-35%) его не замаскировал. Фактически произошла делегитимация (восстановление нелегитимности) политической системы: значительная часть граждан не пришла на выборы (или пришли и испортили бюллетени), поскольку не считают этот инструмент эффективным в современном украинском государстве. О патриотизме и прочем национальном самосознании говорить не будем, оставим эту бессмысленное дело тележурналистам и политикам.

Выборы в республиках Новороссии были «массово непризнанными» ещё до момента их проведения. Основная претензия предъявлялась дате проведения – 2 ноября. Киев требовал 7 декабря, настаивал на том, что эта дата указана в подписанных в Минске соглашениях. Опираясь на эту точку зрения, европейские и американские политики и организации утверждали (как, например, министр иностранных дел Германии В. Штайнмайер и представитель ЕС по внешней политике Ф. Могерини), что проведение выборов в ДНР и ЛНР 2 ноября противоречит минским соглашениям.

Это ложь. Дело даже не в каких-то таинственных неопубликованных приложениях к соглашениям и меморандумам, о неопубликованном трудно дискутировать. В опубликованных же текстах соглашений и меморандумов нет ни слова о дате проведения выборов на Донбассе. Да, в первом соглашении есть пункт, согласно которому выборы «местной власти» должны проводиться в соответствии с законом об особом статусе. Но и в этом законе не указывается конкретная дата. Более того, как заявил на днях бывший депутат Верховной рады Владимир Олейник, украинская сторона не только не выполнила целый ряд условий минского соглашения (начиная с прекращения огня и децентрализации и заканчивая законом об амнистии и парламентским утверждением границы между Новороссией и Украиной), но и не объявила о выборах 7 декабря в «соответствии с украинскими законами» так, как положено по этим самым законам – за два месяца до начала.

Сама же по себе дата 2 ноября никак не противоречит минским соглашениям. Процессуально выборы в Новороссии прошли безукоризненно.

Заявление Порошенко о «выборах под дулом автомата» (как это ещё не «пулемёта Пореченкова») звучало даже не цинично, а просто глупо. На фоне буквально восторженных отзывов европейских наблюдателей (упомянём как минимум французского депутата Европарламента Ж.-Л. Шефхаузена и итальянского сенатора Л. Малана) и многочисленных видео с выстроившимися на участках очередями (факт которых признали не только наблюдатели, но и сетевые украинские нацисты, и губернатор остатков Луганщины Г. Москаль, и украинское издание «Вести»).

Впрочем, таковым оно и было: сказалась растерянность Порошенко, осознавшего, что сорвать легитимацию народных республик не удастся. А угроза Киева объявить персонами нон грата иностранных наблюдателей, приехавших в Новороссию (кстати, украинскую сторону тоже приглашали), выглядит совершеннейшим детским садом. Как и фальшивые ролики, снятые в Киеве на тему озвученного Порошенко обвинения.

Победа на выборах А. Захарченко и И. Плотницкого была вполне предсказуемой: остальных кандидатов попросту не так хорошо знали. Единственный аспект, в котором новороссийские выборы нельзя назвать действительно успешными, состоит в отсутствии кандидатов и партий левого фланга (в частности, коммунистов, которое вызвало закономерные вопросы – какие же это народные республики?), что является следствием военного времени. Но и Захарченко, и особенно Плотницкий, не будучи коммунистами, отчётливо придерживаются социально ориентированной политики. Хотя отсутствие коммунистов в их политических силах действительно делает смутным будущее народных республик. Однако этот аспект в сегодняшней ситуации никак не может быть признан решающим.

Какова же, собственно, эта ситуация после прошедших выборов в республиках Новороссии и на Украине?

Во-первых, очевидно, что Донбасс в состав сегодняшней Украины не вернётся, по крайней мере на условиях Киева. Это и раньше было очевидно, но многие полагали, что после месяцев войны на уничтожение против населения народных республик люди побоятся демонстрировать электоральную поддержку Новороссии в масштабах, аналогичных масштабам референдумов о самоопределении. Эти «многие» ошиблись. Безусловно, в изъязвленных снарядами и бомбами городах Донбасса не могло быть такой явки, как на референдумах. Просто потому, что, напомним, многие уехали, многие погибли. Та явка, которая была, ещё более красноречива, чем проценты на референдумах.

Во-вторых, власть в ДНР и ЛНР получила высший уровень внутренней легитимности. Да, с внешней легитимностью будут сохраняться серьёзные трудности. Но что такое внешнеполитические трудности после всех испытаний, которые выпали на долю Донбасса? Внутренняя же легитимность даёт возможность тем внешним субъектам, которые симпатизируют Новороссии (а это давно уже не только РФ), вести себя более свободно и твёрже отстаивать интересы нового государства. Есть надежда, что эта внутренняя легитимность наконец-то послужит серьёзным стимулом к государственному строительству, которое, несмотря на все попытки, находится в народных республиках на невысоком уровне. Инерция сомнительной украинской государственности не может быть серьёзным фундаментом, а вхождение ДНР и ЛНР в состав России представляется маловероятным.

В-третьих, прошедшие выборы и то, что их не удалось сорвать, значительно ослабили позиции Киева. И потому, что украинские выборы выглядят фарсом на фоне новороссийских (чего стоит обилие утомляющих политтехнологий и комичных ничтожеств среди кандидатов, не говоря уже о нацистах, убийцах и прочих «патриотах»). И потому, что Донбасс показал Киеву: считаться с теми, кто не выполняет соглашения, народные республики не намерены, каким бы интенсивным ни было внешнеполитическое давление.

Фактически всё это характеризует сегодняшнюю ситуацию. Стало очевидно, что с нынешним Киевом могут не считаться не только гранды мировой политики, но и собственные – в недавнем прошлом – регионы. У них теперь есть не только поводы и основания для этого, но и сила. Конечно, возобновление войны не только не исключено, оно, к несчастью, почти неизбежно. Но одновременно с выборами Киеву дали понять: лучше не лезть, никакого блицкрига не выйдет, остановят, если не ополченцы, так «военторг». А вот ополченцев останавливать некому: освобождение и занятых киевскими войсками территорий Донбасса, и остальных областей Юго-Востока по-прежнему имеет высокий приоритет в их целях и задачах.

Формирование законной и легитимной власти в республиках Новороссии на фоне политической деградации Украины обостряет понимание того, что процесс распада украинского государства становится высоко вероятным. Это понимают и в регионах, и в Киеве. Вполне возможно усиление центробежной активности в Харьковской, Запорожской, Одесской и даже в Днепропетровской областях.

Что может противопоставить этому Киев? Работу СБУ, которая, с одной стороны, изобретает различные «диверсионные группы врага», чтобы доблестно их разоблачать и обезвреживать (правда, в реальности они оказываются украинскими добровольческими батальонами, как в случае с арестованным на днях под видом «сепаратистов» батальоном «Торнадо»), с другой – не испытывает ни малейшего пиетета к нынешней киевской власти? Активность украинских СМИ, от которой тошнит даже самых кондовых и записных «патриотов»? Военную мощь?

Разве что последнее. Отметим, что в понедельник Порошенко решил отменить закон об особом статусе Донбасса. В сочетании с интенсификацией стрельбы в донецком аэропорту и не прекращающихся попыток украинских войск атаковать различные города в ЛНР и ДНР, можно не сомневаться: грядёт обострение конфликта, к которому Киев безвозвратно толкают западные кураторы и собственные ястребы.

Но все месяцы войны военная мощь Украины выглядела не очень убедительно – разве что против безоружных людей. С ополчением и особенно с «военторгом» столкновения частей Вооруженных сил Украины, а тем более карательных батальонов были скорее плачевными. А учитывая накопленный опыт и путь, указанный народными республиками Донбасса, вряд ли сопротивление Киеву и сепаратистские процессы будут представлены исключительно безоружными людьми.

Александр ГАЙДАМАК

Источник: odnarodyna.com.ua


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*