За два месяца, прошедших с 5 сентября 2014 года, мир как-то привык к прекращению кровопролития на Донбассе. Да-да-да, прекращение это во многом условно, перестрелки продолжаются и частенько переходят в канонаду. Захватываются населенные пункты, блок-посты и пленные, обмениваются, удерживаются и отбиваются обратно. Продолжаются столкновения за руины, некогда бывшие донецким аэропортом. Умирают люди с оружием и без него. Причем все – абсолютно все! – погибшие, покалеченные, изуродованные, израненные мирные люди принадлежат к коренному населению Донбасса. Мир к этому тоже привык – дескать, сами технику безопасности не соблюдают, сами в себя из «Градов» пуляют, своих же родственников из всех калибров поливают.

Но интенсивность боевых действий на востоке Украины действительно снизилась. До уровня так называемых приемлемых потерь. Есть такой негласный уровень в международной политической практике. Для Африки он равен тысячам трупов в межплеменных разборках, для Азии – сотням уничтоженных карателями сограждан, для Европы нормы жестче. Несколько смертей в день вызывают озабоченность приемлемой обеспокоенности. Без ежедневного заламывания рук и вручения нот протеста, без резких заявлений и прочих откровений. «– Сколько, говорите, сегодня людей посекло осколками в непризнанных республиках? Всего двоих? Ой, делов-то…в автомобильных авариях гибнет больше!».

Примечательно, что хрупкое перемирие и развитие межукраинского примирения ничуть не повлияли на политику Евросоюза по отношению к России. Вообще сам подход, санкционно-обвинительный подход по-кафкиански, абсурден – за гражданскую войну на Украине должна расплачиваться экономическими потерями другая страна, пусть и сопредельная, но никак не причастная к майданному разгулу и многомесячной вакханалии в центре европейской столицы. Те зерна прорастают бурей, а подобная непогода и мглою небо кроет, и вихри снежные крутит по всем направлениям. Не только восточным. Отчего бы, к примеру, на Словакию не наложить таких же санкций или на Молдову – поводов не меньше, да и принуждение имеет больше шансов на успех.

Было мирное присоединение Крыма – были антироссийские санкции.

Была полномасштабная война вокруг Донецка и Луганска – усугубились санкции.

Наступали киевские колонны под шквал артиллерийских залпов, с уничтожением всех прохожих-проезжих под предлогом антитеррористической борьбы – никакого осуждения Киева, лишь продолжение санкционного давления на Москву.

Всыпали карателям по первое число, потянулась с белым флагом гвардия понурым шагом – опять истерика в российский адрес.

Воцарилась мирная жизнь в расстрелянных своей же армией городах и поселках – остались санкции.
Руководили Донецком и Луганском неизбранные лица из числа военных деятелей – ЕС был недоволен и всячески обеспокоен.

Провели там выборы ради легитимизации властей, ради адекватного диалога с Киевом и миром – опять не так, надо добавить диктата, поучений и угроз.

Создается впечатление, что единственным приемлемым для ЕС исходом конфликта на Донбассе является добровольный суицид его жителей и поголовная эмиграция тех, у кого силы воли не хватит решительно уйти в мир иной. Западу хотелось бы и в Крыму сей сценарий повторить, дабы у еврокомиссаров возникло чувство глубокого удовлетворения и нервного успокоения. Но не дождетесь, господа – поддавки остались в босоногом детстве, если вы в европах знали такие игры…

За несколько последних дней на Украине произошел ряд событий, вызывающих серьезные опасения взрывной эскалацией насилия.

Еще в конце октября Киев отозвал свою подпись под соглашением о разграничении с ДНР и ЛНР – фактическое разделение противоборствующих сторон утратило признание с украинской стороны.

Форменная истерика со стороны украинских властей, Брюсселя и Вашингтона последовала после выборов в ДНР и ЛНР 2 ноября. Но позвольте – 26 октября в этих районах выборов в Верховную Раду не проводилось вовсе, а подготовка к своим шла полным ходом. Почему одна часть страны может имеет депутатский корпус и выбранную исполнительную власть, а второй отказывается в таком праве? Потому что ее не добомбили до конца, потому что ее жители решительно сопротивляются геноциду и принуждению?

С потрясающим снобизмом Евросоюз и США объявили о своем непризнании донецко-луганских выборов. Господа и дамы, это голосование было не про вас. Это голосовали люди, оценившие всю прелесть 23 лет пребывания в нэзалежном составе, особенно с учетом жарких дней весны и лета. И за их голосованием наблюдали 300 делегатов со всего мира, которым Киев уже пригрозил статусом нон-грата. Формальное крючкотворство неизбежно проиграет народному волеизъявлению – не об этом ли вы сами вещали-верещали при подачках майданного печенья?

3 ноября украинский президент объявил об осуждении донбасских псевдовыборов (ну это понятно), провозгласил их юридическую неполноценность и собрался отозвать закон об особом статусе Донбасса. П. Порошенко открыто заявил о пересмотре стратегии взаимоотношений с самопровозглашенными республиками в рамках минского протокола о примирении.

С протокола, частично денонсированного самим Киевом еще в конце октября в части разграничения сторон. С протокола, постоянно нарушаемого ружейно-пулеметным, а порой артиллерийским и реактивно-залповым огнем подразделений ВСУ и Нацигвардии. С протокола, который официальный Киев вообще не подписывал и формально совершенно не отвечает за его соблюдение – как минимум, с юридической точки зрения.

Уникальный формат минского соглашения от 5 сентября, с дополнениями от 19 сентября, укладывается в формулу «2+2». Под наблюдением представителя РФ (посол на Украине М. Зурабов) и ОБСЕ (спецпредставитель Х. Тальявини) конфликтующие стороны заключили перемирие. От ДНР и ЛНР их подписали ныне избранные и в любом случае упрочившие свой правовой статус А. Захарченко и И. Плотницкий. От Украины же их завизировал бывшийпрезидент Л. Кучма. Политик авторитетный и весомый, возможно – лучший из всех власть (поимевших) предержащих за годы независимого существования страны. Но Кучма не занимает никакой должности и признать ничтожность его подписи можно по одному щелчку из Вашингтона.

Ставший привычным за два месяца мир с перестрелками на востоке Украины может очень быстро превратиться в полноценные обстрелы безо всякого перемирия.

«Иная стратегия» взаимодействия с ДНР и ЛНР, осмелившимися провести выборы и узаконить свой статус, отмена особого статуса для Донбасса – это возвращение киевских властей к тактике военных авантюр, громогласных наступлений и провальных «котлов».

Это возобновление войны в форме АТО, это осознанная жертва остатками армии и милиции, подстегиваемых заградительным огнем “патриотических” батальонов имени Бандеры.

И начаться второй раунд кровавой вакханалии может после настоящего, громкого, очевидного, ужасающего террористического акта. Уж сколько месяцев ополчение именуют «террористами»? СБУ (с помощью своих заокеанских кураторов) запросто может устроить масштабную провокацию для подтверждения этого “статуса”. Тем более что достойных внимания целей хоть отбавляй, а умение обвинить невиновных отточено на лжи вокруг малазийского Боинга.

Ближайшие дни покажут, решатся ли киевские власти до конца отыграть свою роль легкой кавалерийской бригады в замыслах западных стратегов. В 1854 году бравые эскадроны британской кавалерии были наголову разгромлены русской армией всего за 20 минут, о цели той самоубийственной атаки историки спорят до сих пор. Или инстинкт самосохранения возьмет верх над политической верноподданностью. Немного чести лежать шелудивой собакой на подгнившем сене в тобою же разрушенном амбаре. Хотя восточная мудрость гласит, что живой шакал лучше зарезанного хряка, возомнившего себя львом.

Даша Гасанова

Источник: grtribune.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*